Рассмотрим теперь другой пример. :: vuzlib.su

Рассмотрим теперь другой пример. :: vuzlib.su

8
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Рассмотрим теперь другой пример.

.

Рассмотрим теперь
другой пример.

Предположим, что у
человека есть жадная часть, и что, по его мнению, плохо иметь такую жадную
часть. Вот один из способов произвести требуемое изменение: надо побудить его
представить себе контекст или ситуацию, где было бы очень важно быть жадным, —
скажем, после атомной войны, или в жадном стремлении к новому знанию. Вы всегда
можете придумать некоторый контекст, в котором изменится и значение поведения.

Другой способ
— обнаружить поведение, порождающее то, что человек называет
«жадностью», и дать ему новое имя с новым смыслом.
«Жадность» имеет отрицательные коннотации, но если вы дадите этому
поведению другое имя, с положительными коннотациями, например, назовете его
«способностью о себе позаботиться», то вы можете изменить смысл этого
поведения.

«Игра с
частями», как ее выполняет Вирджиния Сатир, — это ни что иное, как
бесконечное повторение описанного выше, повторение самыми разнообразными
способами. Если у вас есть хитрая и злая часть, она может быть со временем
переименована в «вашу способность к конструктивному творчеству», или
во что-нибудь другое. Неважно, какое имя вы придумаете, лишь бы оно имело
положительные коннотации. Вы говорите человеку:

«Посмотри,
каждая часть в тебе — это ценная часть, приносящая тебе нечто хорошее. Если ты
некоторым образом организуешь свои части, чтобы они действовали согласованно и
чтобы стало яснее, что они хотят для тебя сделать, то они будут работать
лучше.»

В случае
«упрямой» дочери упрямство было в глазах отца чем-то действовавшим
против него, но теперь оно каждый раз производит на него хорошее впечатление,
потому что это поведение, как ему известно, поможет дочери в трудную минуту. И
это меняет его внутреннюю реакцию.

В другом примере,
когда мать смотрела на ковер и, видела на нем следы, она воспринимала их как
свидетельство, что она плохая хозяйка, не справляющаяся со своим делом. Но если
вы измените смысл этих следов, если они означают теперь: «Возле вас люди,
которые вас любят», то ее переживание меняется. Это изменение переживания
и есть единственно важная вещь в любой модели рефрейминга. Для этого и делается
рефрейминг.

Мужчина:

Когда вы изменяете
смысл, не устанавливаете ли вы тем самым комплексную эквивалентность?

Да. В
действительности, я даже не устанавливаю комплексную эквивалентность, а всего
лишь изменяю ту, которая уже есть. Я просто выполняю обмен. У этой женщины уже
есть комплексная эквивалентность. Она говорит себе:

«Следы на
ковре означают плохую хозяйку, поэтому надо плохо чувствовать себя».

Но я говорю ей:
«Хорошо, если ты уж так наловчилась в комплексных эквивалентностях,
попробуй — на другую». Эта другая куда приятнее, следы на ковре
соответствует, что возле тебя любящие тебя люди, и потому надо чувствовать себя
хорошо.

Чтобы рефрейминг у
вас работал, иногда полезно представить себе чего делать не надо. Лесли могла
посмотреть на эту женщину и сказать ей:

«Ну, нет же,
нет. Поймите, что все это не так. Когда вы видите следы, это попросту означает,
что рядом с вами близкие вам люди.»

И это не
подействовало бы. Это не изменило бы ее внутренние переживания и ее реакцию.
Очень важно, как вы располагаете вашу речь, и какие вы применяете выразительные
средства.

«Вы видите,
на ковре нет ни малейших следов! Вы его совершенно вычистили. Он пушистый. Вы
видите белые ворсинки».

Это подстройка:
она реагирует на комплексную эквивалентность. Затем вы ведете:

«Ведь это
означает, что вы совсем одна!»

Это нечто такое,
что ей никогда не приходило в голову. Вы понимаете, конечно, что это может быть
и неверно. Может быть, вся семья в соседней комнате. Но в данном контексте это
звучит столь осмысленно, что вы можете этим воспользоваться для воздействия на
ее поведение. Теперь вы переключаете: «Сделайте на ковре следы и поймите,
что возле вас ваши близкие.» Предположим кто-нибудь говорит вам: «Я
не в силах записывать лекцию. Я чувствую себя таким глупым!» Какой вид
рефрейминга здесь больше подходит? Подействуют оба вида, но какой будет ближе к
делу? Когда вы сталкиваетесь с комплексной эквивалентностью, как в этом
примере, вы узнаете из нее нечто, касающееся смысла. Если я говорю, что
чего-нибудь не люблю, особенно в других людях, это, как правило, имеет
отношение к смыслу. Когда я говорю: «Что ж, Байрон на самом деле никогда
не интересовался моим семинаром; он сидит себе где-то в углу», — я
высказываюсь тем самым о смысле его поведения.

Так вот, если вы
обращаетесь ко мне с предложением: «Меня раздражает, когда происходит
икс», — какой вид рефрейминга лучше всего подойдет?.. Рефрейминг смысла. А
теперь скажите, к каким предложениям лучше всего подходит рефрейминг контекста?

Женщина:

«Мне
неприятно сидеть в этой комнате. »

Посмотрим, какой
вид рефрейминга здесь ближе к делу: смысловой или контекстный. По существу, она
говорит: «Мне не нравится то, что означает сидение в этой комнате»,
так что здесь снова дело в смысле.

А что, если я
скажу вам: «Я веду себя просто как тиран? «… Это говорит вам нечто о
контексте. Тиран по отношению к чему?.. или к кому?..

Так в чем же
различие между двумя формами? Каждая из них есть некоторое обобщение. Можете ли
вы сказать, чем отличаются эти обобщения? Если вы можете определить, с — какой
формой вы столкнулись, это скажет вам, какой вид рефрейминга ближе к делу.

Никакое поведение
само по себе не полезно и не бесполезно. Любое поведение в чем-то будет
полезно, когда вы определяете, в чем это рефрейминг контекста. И никакое
поведение само по себе не имеет смысла, так что вы можете придать ему любой
смысл: это рефрейминг смысла. Выполнение его требует от вас лишь способности
описать, как должно быть осмысленно это поведение, а такая способность
полностью зависит от ваших творческих и выразительных сил.

А теперь мы
проделаем упражнение. Вы будете на что-нибудь жаловаться, а я буду
рефреймировать ваши жалобы.

Женщина:

По вечерам больше
не дают кофе, и это мне не нравится.

Хорошо ли вы
спали?

Мужчина:

Слишком много
занятий назначается в одно время. Я выбираю один семинар, а потом мне хочется
пойти на другой. А вечером я не могу переключиться на другое занятие, потому
что там уже ушли вперед.

Ну да, я вас
понимаю. Я вам сочувствую. И знаете ли, в такой организации семинарских занятий
есть своя хорошая сторона, ведь это дает вам дополнительную практику в принятии
решений.

Женщина:

Я не вижу, где
здесь рефрейминг.

Я поместил его
замечание в рамку, где оно приобрело другую функцию, раньше он не знал, что
имеет практику в принятии решений.

Мужчина:

Моя жена ни на что
не может решиться. Если ей надо выбрать себе платье, она должна осмотреть все,
какие есть в магазине, и сравнить их между собой.

Значит, она очень
тщательно принимает решения. Как Вам должно быть приятно, что из всех мужчин на
свете она выбрала именно вас!

Мужчина:

Я не говорю моей
жене, чего я хочу от нее в сексуальном смысле, потому что это было бы для нее
ограничением.

Но вы ведь в самом
деле ограничиваете ее, если она хочет вам нравиться, а вы ей не говорите, что
нравится вам?

Женщина:

Мои дети слишком
уж кричат и бегают.

Когда они играют
на улице или занимаются спортом, вы должны испытывать, удовольствие, видя, что они
свободны от комплексов и благодаря вам и вашему мужу сохранили всю свою
естественную жизнерадостность.

А теперь я
предложу вам некоторые жалобы, а вы их рефреймируете.

«Я ужасно
себя чувствую, потому что мой босс всегда меня критикует.»

Мужчина:

Должно быть он в
самом деле, заметил, как вы работаете, и вы ему настолько нравитесь, что он
хочет помочь вам работать еще лучше.

Прекрасно.
Следующая жалоба:

«Очень уж
легко я отношусь ко всему на свете.»

Женщина:

Ну что ж, я
припоминаю, сколько моих друзей заработали себе сердечные приступы, потому что
слишком реагировали на разные нежелательные просьбы.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ