ГЛАВА 5 Переформирование систем пары, семьи, организации :: vuzlib.su

ГЛАВА 5 Переформирование систем пары, семьи, организации :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ГЛАВА 5 Переформирование систем пары, семьи, организации

.

ГЛАВА 5
Переформирование систем пары, семьи, организации

Сущностью
переформирования является понимание того, что поведение и результат, который с
помощью данного поведения достигается, можно отделить друг от друга. Психологи
осознали это много лет назад и изобрели для этого термин «функциональная
автономия». С помощью этого термина описывалось поведение, которое
продолжается после того, как его результат достигнут и его полезная функция для
личности исчерпывается. Психологи не знали, что же с этим можно поделать, но
все-таки обосновали это. Они не знали, что они могут непосредственно определить
результаты, а затем выбрать или собрать поведенческие реакции, которые
позволяли бы достигнуть того же самого результата.

И другим свойством
переформирования, которое обуславливает то, что оно работает так легко и
эффективно, является его экологичность. Мы убедились в том, что новое поведение
не будет мешать осуществлению других объектов функционирования данной личности.
Каждая возражающая часть является союзником в процессе выбора новых
поведенческих реакций, и, таким образом, новое поведение гармонически
вписывается во всю систему поведения данной личности. Тут мы имеем дело с
внутренней экологией личности, но совершенно не учитываем экологию
интерперсональной системы, в которой данная личность нуждается. Иногда, когда
вы изменяете личность человека, он прекрасно функционирует, но другие члены
семьи обнаруживают, что у них появилась масса проблем. Когда вы производите
переформирование, части часто возражают, потому что осознают, что определенные
новые поведенческие реакции будут отрицательно влиять на людей, близких этому
человеку. Однако тут предполагается, что у человека, с которым вы производите
переформирование, есть такие части личности, которые могут заметить, как на
него реагируют другие люди, а ведь таких частей у человека может и не быть.

Убедиться в том,
что вы действуете в соответствии с экологией той системы, в которой находится
данный человек, можно только тогда, когда у вас есть возможность наблюдать эту
систему непосредственно. В этом состоит одно из преимуществ семейной терапии над
индивидуальной терапией. А сейчас мы хотим продемонстрировать применение
переформирования в тех ситуациях, в которых у вас есть возможность наблюдать
систему, в которой находится человек в непосредственном с ней контакте.
Изменения,. которые являются крайне полезными для индивидуума, иногда могут
быть разрушительными по отношению к семье или организации, в которой человек
работает.

Уф обучал
метамодели медсестер, одной государственной больницы. Непосредственным
результатом этого было уменьшение срока лечения пациента. Они стали
выздоравливать быстрее и выписываться.

Но задачей
администрации было поддержание заполненности больницы. А у них стали появляться
пустые койки, а затем и пустые палаты.

Когда
администрация в ответ на все это начала увольнять медсестер и они увидели
соответствующие приказы на стенках, то постепенно средний срок пребывания
больного в больнице снова увеличился и все потекло по-прежнему. Изменения,
позитивные для каждого отдельного пациента, оказались невыгодными всей больнице
в целом. Чтобы сделать такое нововведение экологичным для больницы, следовало
бы найти способ поддержания и сохранения экономического статуса больницы: нужно
было, например, позаботиться о новых пациентах, которые заполнили бы пустые
койки, или сделать что-либо еще.

Многие, приходя на
психотерапию, начинают изменяться, а кончают тем, что разводятся. Это
происходит потому, что не учитываются реакции жены или мужа на изменение
пациента. Конечно, впоследствии вы можете сказать, что «пациент перерос
свой брак» и что его супруг или супруга «не хотели изменений» —
это вы можете говорить, если хотите скрыть свою некомпетентность. Но если вы
примените переформирование ко всей семье, как системе, то вы можете сделать
действительно чистую работу. Работа с семьей будет более легкой, а результаты
более устойчивыми, потому что другие члены семьи не будут сводить на нет то,
что вам уже удалось достичь.

Чтобы успешно
переформировать систему, вы должны учесть потребность в желании всех членов
семьи. Это база для того, что мы часто называем «терапией
результатов». Я считаю, что вы сможете сделать все, что вам надо в
семейной терапии или на семинаре, используя всего лишь один стереотип. Первое,
что вы должны сделать, — это заметить сообщение, которое вызывает у других членов
семьи или группы негативную реакцию, будь то взаимодействие членов семьи или
сотрудников в организации. Затем вы просто узнаете у того, кто посылал
сообщение, соответствует ли реакция тому, что он намеревается передать. Другими
словами, тут мы применяем старую формулу: «Посылаемое сообщение вовсе не
обязательно совпадает с полученным сообщением».

Разрешите мне
продемонстрировать пример «терапии результатов». Сейчас мы покажем
вам, как мы делаем переформирование в супружеских парах. Бэт и Том,
поднимитесь, пожалуйста, сюда. Я хочу, чтобы вы сейчас изобразили из себя пару.
Я вас попрошу взаимодействовать следующим образом: Бэт, вы что-то делаете или
говорите, а вы, Том, реагируете депрессивно.

Бэт:

Привет, Том, как
поживаешь? (Он начинает медленно опускаться на стул и говорит монотонно).

Хорошо, я не знаю
в точности, какой именно фрагмент поведения Бэт заставил Тома разговаривать
именно так, но, что бы там ни было, я могу видеть, что она получает в ответ
такую реакцию, которая не является полезной, и я прерываю взаимодействие и беру
на якорь реакцию Тома. Если бы Бэт задала мне такой вопрос, я попросту ответил
бы на него, но этот же вопрос произвел на Тома глубокое и однозначное
впечатление, что позволило мне узнать от Тома, что происходит что-то важное.

Мой следующий шаг
заключается в том, чтобы повернуться к Тому и спросить: «Знакомы ли вам
эти чувства?» И при этом нажать на якорь, который я установил минуту
назад.

Том

О, да.

Каково было
значение сообщения, которое вы получили от Бэт, когда она сказала: «Привет,
Том, как поживаешь?» Именно она это сказала?

Том:

«Уходи
прочь».

Уходи прочь. Так.
Задержимся здесь на минуту. Бэт, входило ли в ваши намерения передать ему
сообщение «уходи прочь»?

Бэт:

Нет.

Что вы хотели
передать?

Бет:

Я просто хотела
узнать, как он себя чувствует.

Хорошо. Итак, это
был просто прямой вопрос, вы хотели узнать, как он поживает?

Теперь
поворачиваюсь к Тому и спрашиваю: «Вы слышали, что сейчас спросила
Бэт?»

Том:

Да.

Сейчас я понял,
что вы получили другое сообщение, нежели то, которое хотела передать

Бэт:

Понимаете ли вы,
что она не хотела передать то, что вы получили?

А сейчас, Бэт, вы
действительно берете на себя обязательство четко передать именно то сообщение,
которое вы хотите передать?

Бэт:

Да.

Этот шаг,
касающийся обязательства, совершенно необходим… Здесь я устанавливаю рычаг, в
котором я позже буду нуждаться, если она будет возражать против изменения
своего поведения, необходимого для того, чтобы получить реакцию ту, которую она
хочет.

А сейчас я
спрашиваю Бэт: «Было ли когда-нибудь так, что вы приблизились к этому
человеку, спросили его, как он себя чувствует, и он при этом не проявлял таких
глубоких депрессивных реакций?» — Да. — Вернитесь в свое прошлое и
вспомните, что вы тогда делали для того, чтобы получить от него ту реакцию,
которая вам необходима.

Если Бэт может
найти пример того, как она эффективно действовала, передавая свое задуманное
сообщение в. прошлом, тогда я попрошу сделать то же самое здесь и определю,
будет это работать или нет.

Бэт приближается к
Тому, легко прикасается к нему и тихим голосом спрашивает: «Как
дела». Том реагирует позитивно.

В этом случае все
прошло прекрасно. Если бы она не могла найти примера в своем собственном
прошлом) я бы попросил ее подумать о женщине, которую она уважает, и спросил
бы, как поступила бы эта женщина. Она могла бы использовать эту женщину как
модель и попытаться вести себя так же.

Если бы нельзя
было найти новой реакции в опыте с Бэт, тогда я получил бы эту реакцию от Тома.
Я бы повернулся к Тому и спросил бы: «Случалось ли вам получать сообщение
«Эй, как поживаешь?» и при этом понять, что этот вопрос является
просто проявлением интереса и заботы?»

Том:

Да.

Не могли бы
продемонстрировать сейчас для Бэт, как это сообщение было бы передано, для того
чтобы она точно знала сейчас, как передавать новое сообщение, которое она
намерена передать.

Том:

» Ну, она
подошла бы тогда поближе и положила бы руку мне на плечо вот так, и…»

Спасибо, хорошо.
Сейчас можно было бы попытаться заставить Бэт попробовать сделать так и
смотреть, сработает ли это. Если это не сработало бы, я мог бы спросить Тома,
что в ее действиях еще должно измениться, или бы я спросил его, что она могла
еще сделать такого, что ей удавалось раньше. Хорошо.

Мужчина:

Мне не кажется,
что это очень реалистичный пример. Я не представляю, чтобы так было на самом
деле, что Бэт зашла бы и сказала: «Привет, как поживаешь? «, а Том бы
впал в депрессию.

Однако такое
встречается крайне редко в супружеских парах: то, что кажется весьма невинным,
вызывает очень сильную реакцию. Стимул может быть совершенно неочевидным,
незаметным, но реакция Тома весьма заметна, и она дала мне возможность узнать,
что происходит что-то важное. Может быть, интонация Бэт или же ее взгляд на
Тома связываются у него с какими-либо крайне неприятными переживаниями из
прошлого, о котором я ничего не знаю.

Стимул, который
вызывает неприятную реакцию у кого-либо, может быть обнаружен вами с большим
трудом именно потому, что выглядит он тривиальным и безобидным. Однажды я
работал с подростком — шизофреником и его матерью. Все, что я наблюдал,
заключалось в следующем: каждый раз. когда женщина указывала пальцем на свою
другую руку, ее сын впадал в неистовство. Оказалось, что эта женщина во время
войны была в нацистском концлагере. Каждый раз, когда мать хотела получить от
сына определенную реакцию, она показывала пальцем на свою руку, где был
вытатуирован лагерный номер. Я не знаю, как именно она построила якорь, что он
имел такое огромное влияние на ее сына, но каждый раз, когда она так делала, он
реагировал быстрее, чем возникает рефлекс. Сын начинал вести себя совершенно
неистово, а стимулом к этому служило ее совершенно незначительное движение,
которое большинство людей не заметило бы.

Когда вы
используете эту схему, вы предполагаете, что люди хотят вступать в коммуникацию
так, чтобы получать результаты, к которым они стремятся, и при этом они хотят
уважать интегрированность и интерес людей, с которыми они взаимодействуют. Это
предположение может быть и неверным, но оно очень полезно, потому что даст вам
возможность сделать нечто очень эффективное. Если вы сделаете такое
предположение, вы всегда сможете найти новое решение (но не компромисс) которое
удовлетворяет обе стороны.

Каждый раз, когда
вы обнаруживаете различие между сообщением, которое человек хотел передать, и
той реакцией, которую он получил, вам надо сначала научить человека,
посылающего сообщение, осознавать, что он не получил ответа, на который
рассчитывал. Вы объясняете человеку, что намерение, с которым он передал
сообщение, отличается от полученной реакции. «Что за реакцию вы вызвали?
Опишите ее. Заметили ли вы, что вы ее вызвали? Хорошо.»

Это позволяет
выстроить концептуальную стратегию, которая позволит человеку быть более
сенситивным к реакциям, которые он вызывает. Следующий вопрос таков: «Этой
ли реакции вы добивались?» «Входило ли это в ваше намерение?»
При неэффективной коммуникации я никогда не видел, чтобы имело место
соответствие намерения и реакции. Затем вы учите человека, посылающего
сообщение, собирать информацию, полезную для того, чтобы варьировать свое
поведение с целью получить желательную для него реакцию.

Это простейшая
схема переформирования в супружеских парах и парах вообще. Сейчас я хочу, чтобы
вы прочитали Р. Бендлер, Д. Гриндер «Рефрейминг.» верили, как
работает эта схема, и для этого разделитесь на группы по 4 человека. Двое будут
изображать пару с проблемным взаимодействием. Третий будет программистом, а
четвертый — метакомментатором, который будет следить за всем, что происходит, и
за тем, на каком. шаге вы находитесь, и давать обратную связь — программу.

ПЛАН

1.

Идентифицируйте и
прервите ловушку «стимул Х — реакция Y».

2.

Спросите
реагирующего человека:

а)

-«знакомили
вам эти чувства?» (Y); б) «что за сообщение вы получили, когда он
делал X?»

3.

Спросите человека,
чье поведение является стимулом:

б)

-«является ли
это тем, что вы намеревались получить, делая X?»

в)

-«что вы.
намеревались передать?»

4.

Спросите человека,
чье поведение является стимулом: «Действительно ли вы берете на себя
обязательство передать именно то сообщение, которое вы задумали?»

5.

Найдите способ
сделать сообщение, переданное соответствующее сообщению полученному:

а)

-найдите этот
способ в опыте человека, чье поведение является стимулом: «Получали ли вы
когда-либо такую реакцию, какую хотели? Что вы тогда делали? «;

б)

-найдите этот
способ в опыте реагирующего человека: «Как он(она) должен себя вести,
чтобы вызвать у вас эту реакцию? «:

в)

-выберите модель
или представьте, что вы знаете, как вызвать эту реакцию.

6.

Заставьте
человека, чье поведение является стимулом, попробовать новую поведенческую
реакцию, чтобы определить, достаточно ли хорошо она работает.

А сейчас, когда вы
уже определились для себя, как действовать по этой схеме, внесем некоторые
вариации, Давайте опять поиграем в ролевую игру. Рита и Джо,. сыграйте,
пожалуйста, для меня. Это начинается так: Рита, я хочу, чтобы вы вербально
нападали на Джо, а Джо пусть реагирует так, как будто он чувствует себя плохо.

Рита:

Ты пресмыкающееся!

(Джо напрягается).

Я прерываю это и
беру на якорь реакцию Джо. Я спрашиваю: «Знакомы ли тебе эти чувства.

Джо:

Да

Хорошо, какое
сообщение вы получили?»

Джо:

Она сердитая на
меня.

Рита, намеревались
ли вы дать ему знать, что вы на него сердитесь?

Рита:

Черт побери, вы правы!

Итак, на этот раз
посланное сообщение совпадает с полученным сообщением. Я говорю: «Хорошо.
Я вас поздравляю. Вы общаетесь очень эффективно.» Это визирует их
коммуникацию и их намерения по меньшей мере на том уровне, на каком они мне это
описывают. Однако оба они находятся в состоянии, которое для них неприятно, и
скорее всего это состояние не помогает им прийти к удовлетворительному решению
их трудностей.

Поскольку в данном
случае полученное и отправленное сообщения совпадают, но не являются удовлетворительными,
я должен внести вариации в нашу схему. Я могу определить
«метасообщение», соответствуемое сообщению Риты, и достичь при этом
большей гибкости.

Рита, что вам дает
то, что вы можете дать ему знать, что вы на него злитесь? Чего вы стараетесь этим
достигнуть?

Рита:

Я хочу, чтобы он
действительно слушал меня, обращал на меня внимание.

Хорошо. Что он
будет делать для вас, если он будет обращать на вас внимание?

Рита:

Тогда я буду
знать, что он обо мне заботится. Хорошо. Итак, когда вы повышаете голос и
начинаете кричать, этим вы говорите: «Проклятье, я здесь, потому что ты не
обращаешь на меня внимание. Если мы находимся в таких отношениях, я хочу, чтобы
ты обращал на меня внимание, потому что я хочу задать, что ты обо мне
заботишься».

Итак, Джо, хотя
вам может показаться это противоречивым, потому что вы находитесь сейчас в
таком неприятном для вас состоянии, но она пытается сказать:
«Продемонстрируй мне, пожалуйста, что ты ко мне внимателен, что ты обо мне
заботишься, потому что для меня это очень важно». Заинтересованы ли вы в
таком сообщении?.

Джо:

Да.

Рита, а вы готовы
принять на себя обязательство передать такое сообщение, вы готовы, не так ли?

Рита:

Да.

А сейчас я просто
заставлю его и ее искать альтернативные формы поведения, которые являются
подходящими и приемлемыми для них обоих.

Вы можете
использовать такие вариации каждый раз, когда посылаемое сообщение не ведет к
позитивному результату. Итак, что будет, если Джо узнает, что Рита на него
сердится? Он узнал, но это, по всей видимости, не завершает взаимодействия
таким образом, чтобы обе стороны остались удовлетворенными. Я спрашиваю:
«Что это вам даст, если Джо узнает, что вы на него злитесь?»
«Что вы хотите этим достичь?» «Согласны ли вы остановиться здесь
и оставить все так, как есть в данный момент, или же вы стремитесь к чему-либо
другому?» И Рита найдет другую цель. Если у нее ее еще нет, то она найдет
сейчас, она сделает это для нас, и эта цель будет ей более полезна. Заметьте,
что, когда я задаю эти вопросы, я получаю, так сказать, результат результата,
или намерение намерения. Я могу задать подобные вопросы несколько раз, 4 или 5
раз, пока я не найду такой результат, который удовлетворяет обе стороны. В
сущности я ищу такое сообщение или такой результат, в котором заинтересованы
обе стороны. Когда я его нахожу, то я знаю, что 75% всей работы уже сделано.
Когда найден результат, с которым конгруэнтно соглашаются обе стороны, все
остальное уже является вопросом варьирования их поведения, пока они не найдут
конкретный способ достижения этого результата.

Хорошо. Итак, Рита
хочет передать сообщение: «Я хочу, чтобы ты показал, что ты обо мне
заботишься», и Джо заинтересован в том, чтобы получить такое сообщение!
Сейчас я нахожусь в точке выбора. Я могу начать получать альтернативные
поведенческие реакции либо от нее, либо от него. Я использую Риту для того,
чтобы создать новое поведение, я могу спросить е. е: «Рита, вы провели
вместе много времени, вспомните, пожалуйста, тот период вашей совместной жизни,
когда вам удавалось сделать так, чтобы Джо проявлял к вам внимание и заботу,
чего сейчас он по отношению к вам не проявляет. Помните ли вы, когда вы были
способны на это?» Это то же самое, что и четвертый шаг шестишагового
переформирования, создание альтернативных поведенческих реакций. Сейчас она
исследует свою личностную историю и найдет такой эпизод, когда у нее это
успешно получалось. Я должен заставить ее вспомнить это конкретно и детально.
«Вы должны увидеть себя очень ясно в тот момент когда вы это делаете,
послушайте, как вы при этом говорите и т.д. Когда вы увидите и услышите то, что
вы тогда делали, попытайтесь то же самое сделать и сейчас, и мы проверим,
сработает ли это здесь и сейчас?

Если Рита скажет:
«Мне никогда это не удавалось так хорошо, как я бы этого хотела, то я попрошу
ее выбрать модель. Кто получает внимание и заботу от Джо? Что они для этого
делают? А сейчас попробуйте сделать это сами».

Я могу сказать:
«Ну, а сейчас придумайте или же просто соврите. Попробуйте действовать
так, как если бы вы. знали, что надо делать» Если у меня самого возникает
какая-либо идея, я могу ее проинструктировать. «Почему бы вам не сделать
X, Y и Z, и сделать это именно вот так?» Тут применимы все методы, которые
позволяют создать новые поведенческие реакции, а затем надо проверить их прямо
здесь. Надо определить, что теперь посылаемое сообщение соответствует сообщению
принятому. Одно из преимуществ того, чтобы заставить Риту искать новые способы
поведения в своем прошлом, заключается в том, что она знает, что в прошлом эти
способы она использовала успешно, и они к тому же конгруэнтны ее личностному
стилю. Если вы ей предлагаете что-либо, это будет конгруэнтно вашему
личностному стилю, но это может не соответствовать ее или его личностному
стилю.

Джаннет:

Когда Рита думает
о новых поведенческих реакциях, закрепляете ли вы ее состояние с помощью якоря?

Нет, я не
обязательно должен это делать, но на семинарах я, перестраховывая себя, делаю
это. Каждый раз, когда я могу поставить якорь, я делаю это. Джаннет предложила,
чтобы я использовал якорь именно в этот момент, и она абсолютно права. Пока
Рита ищет и находит пример, я могу закрепить ее состояние с помощью якоря, а
затем сказать: «Хорошо. А сейчас попробуй сделать это». И я держу
якорь, чтобы стабилизировать то состояние, с которого она получила доступ к
поведению, которое раньше вело к успеху.

Другая возможность
заключается в том, чтобы использовать Джо как реактивный ресурс для того, чтобы
найти альтернативные способы поведения, которые Рита может использовать дли
того, чтобы реализовать свои намерения.

В любом случае
важно сначала сделать так, чтобы она взяла на себя обязательство варьировать
свое поведение для достижения результата, потому что этот результат ей
достаточно важен.

«Рита, вы
серьезно настроены но отношению к тому, чтобы передать четко свое сообщение? Вы
действительно хотите, чтобы он был к вам внимателен? Это важно для вас? (да).
Очень важно заметить, конгруэнтны ли при этом ее высказывания. всем
невербальным аналогам. В данный момент мы видим, что она берет на себя это
обязательство совершенно конгруэнтно.

Рита, я знаю, что
вы настроены весьма серьезно. Это действительно нечто такое, что очень важно
для вас как женщины. А сейчас, Рита, ответьте на вопрос:» Достаточно ли
для вас это важно, чтобы вы помнили свое поведение для того, чтобы достичь того
результата, который вам нужен?» (Да).

А сейчас я
поворачиваюсь к Джо и говорю: «Я считаю, что это большой комплимент вам,
Джо. Она хочет вашего внимания, Сейчас вы знаете, чего она от вас хочет.»
Она говорит: «Джо, я хочу твоего внимания!» Вы это понимаете? До
этого вы получили не такое сообщение, но сейчас-то вы понимаете, что она хотела
сообщить. Вопрос состоит в том, можете ли вы сейчас проинструктировать ее, что
конкретно она должна сделать такого, чтобы вы поняли ее намерение и
отреагировали на него соответственно? Что она должна сделать, чтобы вы проявили
к ней внимание, причем позитивное внимание? Подумайте о том, как она себя вела
тогда, когда вам действительно хотелось уделить ей внимание? Что она тогда
делала?

А сейчас я должен
сделать так, чтобы он специфицировал ее поведение для того, чтобы он мог
отреагировать на него положительно. Рита уже готова менять свое поведение, Она
взяла на себя обязательство принимать от него инструкции о том, как вести себя,
чтобы добиться его внимания. Действительно, кто лучше знает, чем он сам, как
добиться его внимания?

Я хочу
подчеркнуть, что здесь чрезвычайно важна последовательность. Сначала она должна
взять на себя обязательства. Если я этого не сделаю, у нее появится множество
возражений против любых изменений: «Он меня контролирует. Он хочет много
командовать». Сначала я должен закрепить то, что ее желание для нее важно,
и настолько важно, что она хочет изменить свое поведение, чтобы его
удовлетворить. Формулируя необходимость изменений в терминах ее желаний, я
добиваюсь того, что она не сопротивляется изменениям. Для него я сформулирую
по-другому. Я скажу ему, что его реакции важны для нее, и настолько важны, что
она согласна приспособить свое поведение и изменить его таким образом,. чтобы
ему было легко реагировать так, как она хочет.

Женщина:

Не могли бы вы
поподробнее остановиться на вопросе о последовательности? Я считаю, что это
очень важно, я хочу знать об этом больше.

Мы синтатики. Если
бы вы сказали, что мы в этом просто академичны, то были бы правы. Синтаксис
означает:. «Что происходит, где происходит и в каком порядке».
Визуально-кинестетическая диссоциация эффективна при работе с фобиями прежде
всего потому, что там существует определенный порядок ваших действий. Один
человек, пройдя наш семинар, решил использовать этот метод
«творчески», потому что он не хотел быть роботом. И сначала он
заставил клиента переживать травму, а потом он проводил диссоциацию. Если вы
будете делать это в таком порядке, то человек будет вынужден испытать очень
неприятное переживание, и все остальное станет очень трудным. Если вы сначала
делаете диссоциацию, а потом проводите его через неприятные переживания, то
клиент не должен испытывать дискомфорта. Это делает весь процесс очень легким и
элегантным. Методы НЛП позволяют достигать результата так быстро прежде всего
потому, что мы, будучи очень практичными, определили, что и в каком порядке
надо делать, а не просто говорили: «Ах, я не могу сделать X! «,
бросались и делали это.

В каждой книге,
которую мы когда-то издавали, говорится: «Собирайте информацию! Выделяйте
систему… Закрепляйте изменения». Это общая модель. Но мы подчеркиваем:
«Собирайте информацию», потому что это почти все пропускают.
Большинство коммуникаторов гипнотизируют то, что они делают, и когда появляется
что-то новое, они просто забрасывают свою технику. Но часто та же самая техника
будет работать, если прежде, чем ее применить, вы сделаете что-либо еще.

Женщина:

Именно поэтому я
задала вопрос. Допустим, у меня уже есть информация, а как вы решаете, что
делать и в какой последовательности? Что происходит у вас в голове, прежде чем
вы начнете что-либо делать?

Ну, я задаю себе
вопрос. Я обращаюсь внутрь себя и говорю: «Привет, я. Какого же результата
я хочу достичь, и как я его могу достичь?» Я работаю, так сказать, с
конца, начиная с результата.

Например, я
работал с семьей, с матерью и дочерью, а мать была профессиональным социальным
работником. Она знала, что будет хорошо для ее дочери, а что — нет, поскольку
она была экспертом. Дочь говорила матери: «Не лезь в мои дела!» Мать
отвечала: «Но посмотри же, я действительно единственный человек во всей
семье, который в этих вещах разбирается. Несмотря на то, что моя дочь не хочет
меня слушать и отмахивается от меня, я знаю, что для нее будет самым
лучшим.»

Для начала вы
могли бы поколебать ее убеждение в том, что она знает лучше. Но это было бы
очень трудно сделать. Если бы вы начали поступать так, вы бы начали с ней
бороться.

Результатом, к
которому я стремился, было восстановление коммуникации между ней и дочерью. Я
сказал матери: «Действительно ли вы убеждены в этом? Я говорю серьезно,
сарказма в моих словах нет совершенно. Действительно ли вы убеждены в том, что
у вас есть хорошая информация о том, что может помочь вашей дочери?» Мать
сказала: «Абсолютно».

«Да, я вам
верю, потому что вы говорите серьезно, и не просто говорите. Я знаю, что вы
можете сделать очень много полезного. Действительно ли вы серьезно
настроены?»

«Абсолютно! Я
говорю буквально то, что думаю. Я очень честный человек»..

Хорошо. Значит,
если я найду способ, чтобы вы могли передать эту информацию вашей дочери так,
чтобы она от нее не отмахивалась, то у нее тогда будет эта информация. Но
готовы ли вы использовать другие способы коммуникации, которые могут отличаться
от всего, что вы делали до сих пор? Достаточно ли важно для вас передать эту
информацию вашей дочери, чтобы вы сделали что-то подобное?
«Абсолютно!»

И в этот момент
она оказалась в моих руках, потому что она не могла уже вернуться назад: реальность,
которую я построил, была конгруэнтна системе убеждений матери.

Затем я повернулся
к дочери и спросил: «Как ваша мать должна обращаться к вам, чтобы вы
действительно ее слушали и учитывали то, что она говорит?» «Вы можете
делать или не делать то, что хочет ваша мать, но по крайней мере вы способны
выслушать, что она говорит?» У дочери на лице заиграла улыбка чеширского
кота, и она ответила: «Ну, она должна обращаться ко мне как к
личности».

«А как она
обращалась с тобой, как с карандашом?» Это один из способов заставить ее
конкретизировать что значит «обращаться как с личностью». Если вы
скажете что-то совершенно неверное, она уточнит свое высказывание.

«Ну, она не
должна кричать, не должна быть…» «Нет, нет. Я не хочу, чтобы вы
говорили, что она не должна делать. Скажите, что она должна делать? На что это
должно быть похоже? На что должен быть похож ее голос?» Затем дочь
продемонстрировала, как бы она хотела, чтобы мать с ней говорила, каким именно
голосом. И я сказал: «Хорошо. Давайте попробуем это. И если это не.
сработает, знаешь ли ты, что это будет означать? Это будет означать, что ты
лгунья, а твоя мать совершенно права, когда говорит, что ты не будешь ее
слушать».

Затем я повернулся
к матери и сказал: «Выберите что-то такое, что, как вы считаете, ваша дочь
должна знать, и постарайтесь сказать ей это так, как она вам это
показала». После того, как она сказала несколько предложений, я прервал ее
и спросил дочь: «Так ли она говорит, как ты просила?»

«Ну, ее голос
все-таки немного хнычущий». Затем мы помогли матери выбрать тон голоса и
начали все снова. Дочь сидела, слушала, а потом сказала: «Я сделаю
это». Мать была в шоке! «Ты сделаешь?» До этого момента дочь в
основном не только не делала того, о чем просила ее мать, но даже и не слушала,
что она говорит, потому что реагировала на тон ее голоса.

Очень важным
признаком контекста, который я создал, является то, что каждая из них не могла
отвечать мне по-другому. Дочь не могла обвинять мать и не слушать ее. А мать
совершенно определенно не могла сказать: «Да, это все очень важно, но
недостаточно важно для того, чтобы я изменила свой голос». Она не могла
так сказать, потому что уже поклялась на Библии, что передать эту информацию
дочери для нее важнее всего на свете. Выделяя и фиксируя их готовность к
коммуникации до того, как я начал реконструировать коммуникацию, я совершил
важнейший синтаксический выбор. Если я буду делать все в другом порядке, то это
окончится конфликтом. То же самое вы делаете, применяя шестишаговую модель. Вы
спрашиваете часть, ответственную за нежелательное поведение, готова ли она к
коммуникации, а затем определяете ее позитивное намерение еще до того, как
начнете вводить изменения в поведение.

Ключевой вопрос
заключается в следующем: «Что даст мне возможность произвести изменение,
которое мне нужно?» «Какова предпосылка изменения, которое я хочу
произвести?» Если вы прямо и непосредственно начнете стремиться к
изменению, то это будет иметь два отрицательных последствия. Первое: ваша
работа станет похожей на копание канав. Это будет очень тяжело, потому что вы
собираетесь бороться с частями личности. И во-вторых, если вы будете слишком
прямо и непосредственно. стремитбся к изменению, вы можете нарушить систему
стратегий клиента.

Терри дала нам
хороший пример того, каким образом может произойти нарушение системы стратегий.

Если бы я был
благонамеренным психотерапевтом, система убеждений была бы примерно такой:
«Каждый должен быть способен генерировать переживания». И когда я
сказал: «А сейчас пришло время, чтобы каждый конгруэнтно солгал»,
вместо того чтобы разрешить Терри выйти из комнаты, я должен был бы сказать:
«Вы должны остаться и научиться этому». Если бы я сделал это, я бы
разрушил ее стратегию и сделал бы ее сумасшедшей. Она сидела здесь и говорила: «Если
я это сделаю, то я сойду с ума!» И это ее утверждение было совершенно
точным. При данных стратегиях, которые у нее имелись, это было абсолютно
истинным. Таким образом, я должен был найти те предпосылки, которые позволяли
бы ей сделать то, что я от нее хотел.

То же самое верно
относительно той ригидной матери, о которой я рассказывал, или относительно
парня, который считал, что женщины его контролируют. То же самое верно
относительно любого изменения, которое вы производите. Мне нужно знать
адекватную последовательность действий, которые я собираюсь предпринять или
просто решить, что я знаю все и мне известен путь, как эти знания применять.
Люди предъявляют возражения очень элегантно. Насколько мне известно, их
возражения всегда валидны, и люди всегда говорят вам все, что вам надо знать.
Если вы игнорируете их возражения, то это представляет реальную опасность для
ваших клиентов. Если вы не можете кому-то передать какую-либо идею, то это
происходит только потому, что он организован определенным образом — он в данный
момент структурирован так, что не может делать определенные вещи, если вы
сначала не предпримете определенных действий.

Когда я приступаю
к работе с пациентом, я уже имею в голове хорошо сформулированный результат, я
снова возвращаюсь обратно и спрашиваю себя: «Что сделало возможным, что
он, клиент, попал в эту ловушку?» Если я что-то пробую и это не работает,
я всегда возвращаюсь назад и спрашиваю: «Так, если не в этом причина, что
еще может сделать это положение вещей возможным?» Когда я отвечаю на этот
вопрос, то получаю информацию, на основании которой могу продолжать свои
действия.

Женщина:

Мне встречалось
множество пар, в которых дело обстояло так: когда женщина достигала с помощью
психотерапии того результата, к которому стремилась, состояние мужчины ухудшалось.
Как вы справляетесь с этим?

Обычно возражения
вызывает определенное поведение, а не результат. Если результат вызывает
раздражение, то следует переходить к метарезультату. Вы определяете, какое
именно изменение скрывается за намерением, которое вы уже констатировали. Рита,
что вам дает внимание мужа?

Рита:

Это заставляет
меня чувствовать себя хорошо, я чувствую себя желанной женщиной.

Хорошо. Есть ли у
вас другие способы, чтобы почувствовать себя желанной и хорошей?

Женщина:

Допустим, что ее
намерение заключается в том, чтобы обратить на себя его внимание, а он считает,
что она может добиться этого только тогда, если в сексуальных контактах будет
вести себя весьма нестандартно, что для нее неприемлемо.

Во-первых, я хотел
бы указать на то, что это пример конкретного неприемлемого поведения, а не
неприемлемого результата. Если бы он так ответил, я бы мог ей сказать: «А
каким образом вы могли бьг обратить на себя его внимание? Какие еще способы вы
можете использовать?:

Женщина:

Я не скажу, что
преуспела в том, чтобы найти какие-то другие способы.

Хорошо, тогда
попробуем моделирование. «Не могли бы вы вспомнить примерно о 6 женщинах;
которым удается добиться от мужа внимания и отметить, по крайней мере, исходя
из того, что вы можете наблюдать на людях, какими способами они при этом
пользуются?» Если она не знает таких женщин, пусть она поищет их.

Другой вариант —
это ввести ее в глубокий транс и использовать технику, которая называется
«псевдоориентация во времени». Вы можете заставить ее перепрыгнуть
через 3 месяца в будущее: «Вспомните, что 3 месяца назад вы пришли ко мне.
Я недавно разговаривал с женщиной, которая находилась в том же положении, что и
вы 3 месяца назад, и я вспоминаю, что вы действительно не могли тогда добиться
внимания своего мужа, если только вы не начали вести себя нестандартно при
сексуальных контактах, что было для вас тогда неприемлемо. Поскольку такое
сексуальное поведение было для вас морально и этически неприемлемым, вы
предложили ему тогда нечто другое, что его очень удивило, точно та кже, как это
удивило вас. Но Я в точности не помню, что точно вы предложили, Не могли бы вы
описать мне сейчас, что вы сделали?»

В этой точке
выборов у вас есть много вариантов, но вы должны уважать при этом экологию
системы. Вы можете также определить, сможете ли вы сделать для нее
нестандартное сексуальное поведение приемлемым? «Если бы вы делали в
сексуальных контактах все, что он требует, что в этом такого неприемлемого было
бы для вас?» Возможно, что вы сможете иметь дело с ее возражениями.
Существует много способов произведения удовлетворительного изменения. Вы должны
уважать и ее и его интйгрированность и определить и его и ее намерения и найти
эффективные способы объединения.

Женщина:

Хорошо. Я думаю,
что вы определили бы его намерения, что он получил бы, если бы она в
сексуальных контактах вела себя нестандартно.

Вы можете
поступить и так. (Он оборачивается к Джо). «Если бы она вела себя в
сексуальных контактах так. как вы хотите, что бы это вам дало?»

Джо:

Я бы почувствовал
интенсивное возбуждение.

Хорошо. Что еще в
вашей жизни позволяло чувствовать вам себя сильно возбужденным?

Джо:

Когда мы только
что познакомились с моей будущей женой, я чувствовал себя именно так.

А теперь я могу
получить доступ к этим переживаниям и определить различия между тем, что было
тогда и что есть сей час.

Вы можете искать
результат, к которому. стремится каждый член семьи либо они оба вместе.
Вспомните сейчас основную модель переформирования. Между сознательным и
бессознательным существует несбалансированность, и, таким образом, вы должны
всегда обращаться к бессознательному, если хотите достичь гибкости и
возможности выбора. Когда вы используете переформирование, работая с
несколькими людьми, вы можете сделать предположение о том, что они являются в
равной степени гибкими. Если такое предположение сделаете, то в любой точке
можете повернуть в любом направлении. Когда он чего-то требует от нее, а она
отказывается, вы можете определить, к какому результату он стремится,
предъявляя это требование, либо узнать, что дает ей ее отказ.

Мне встречались
случаи, когда мужчина в паре хочет сделать сексуальную жизнь более
разнообразной. Он не удовлетворен своей сексуальной жизнью. Она тоже не
удовлетворена этим, но она использует свою неудовлетворенность для достижения
какой-либо другой цели. Например, если бы она была сексуально реалетивной по
отношению к нему, то, ка» она считает, это означало бы, что он бы
доминировал над ней во всех других областях его жизни. Она становится холодной,
чтобы утвердить свою автономию. Но я могу поступить и по-другому. Ведь муж в
этой позиции оказывается один. Защита автономии является результатом или тем,
что часто называется «вторичной выгодой».:

А сейчас возникает
вопрос: «Может ли она назвать иные способы, которые бы обеспечивали ей
автономию и независимость, и которые при этом бы принимались мужем?» Когда
она определила эти способы, она может себе позволить все то, к чему они оба
стремятся, то есть более удовлетворительное для себя сексуальное поведение.
Чтобы это сделать, вы должны отелить понятие независимости и автономии от
собственно сексуального поведения. Она должна иметь иные способы для того,
чтобы убедить себя в том, что она самостоятельная, способная на выбор женщина,
и эти способы должны быть не менее эффективными, чем сексуальная холодность.
Когда она такие способы имеет, то это означает, что вы развели результат, то
есть независимость, и автономию, и конкретное поведение, то есть сексуальную
холодность. Если она хочет нормальных сексуальных отношений и он хочет того же,
то теперь они становятся свободными для того, чтобы начать стремиться к этой
цели, и при всем при этом она будет оставаться автономной.

Таким образом, вы
получаете свободу варьирования поведенческих реакций только тогда, когда
обращаетесь к контакту, к рамке, к результату, Если вы прямо адресуетесь к
поведению, это может быть экологически неверно для них как для пары. Если я
выделил намерение, которое соответствует им обоим, они с ним согласны, то на
следующем шаге я могу начать варьировать поведение.

Разрешите привести
вам другой пример. Допустим, отец говорит своей дочери: «Если ты не будешь
меня слушать и будешь при ходить домой после 10 часов, я на целую неделю запру
тебя дома и та — та, та-та — та…»

«Сэм,
заметили ли вы, что произошло после того, как вы это своей дочери
сказали?» «Марта, что ты почувствовала после того, как услышала слова
своего отца?»

«Ох, я
почувствовала как будто я — маленький ребенок, и что в каждый момент я должна
делать и та-та — та, и та-та — та».

А сейчас скажите
мне, Сэм, пожалуйста, хотели ли вы передать Марте такое сообщение, что она
маленький ребенок, и поэтому вы должны полностью контролировать каждый ее шаг,
стоя над ней с железным прутом?: «Ну, нет, этого я не хотел ей
сказать». «А что же вы намеревались ей сказать?: «Ну, я забочусь
о ней. Я не хочу, чтобы к ней прицепились хулиганы. Я не хочу, чтобы она
болталась по улице. Там же курят наркотики. Я хочу, чтоб она сидела дома в
безопасности. Она моя девочка, и я хочу быть уверенным в том, чтобы она выросла
такой, какой я хочу,» Дочь отвечает: «Это моя жизнь!»

«Хорошо, Сэм,
значит, вы знаете, какой вы хотите видеть свою дочь, когда она повзрослеет. И,
наверно, вы хотите, чтобы она выросла также и независимой? Хотите ли вы, чтобы
она стала самостоятельной женщиной, твердо стоящей на ногах, женщиной, которая
сама может принимать, решения, основываясь на реальных качествах окружающего
мира? Или же вы хотите, чтобы она металась из стороны в сторону в зависимости
от разных человеческих влияний?»

Я сделал сейчас
следующее: связал его жалобу на дочь: то, что она не делает того, что он хочет,
с результатом, которого он старается добиться, — вырастить дочь независимой.

Женщина:

Это похоже на
сменные линзы у камеры: Вы ставите другой широкоугольный объектив, и в кадр
попадает больший кусок действительности.

Да, хорошо. Это
красивая визуальная метафора для переформирования. Изменение, начатое само по
себе, в изоляции кажется проблемой или результатом поведения, если же его
поместить в более широком контексте, оно приобретает смысл. Это действительно
пример переформирования контекста. Я помещаю поведение, на которое жалуется
отец, в контекст поведения дочери и приобретения ею независимости.

Исследование
намерения, которое скрывается за сообщением отца, дает свободу варьирования
способов выражения этого сообщения, «Помни, ты должна быть дома в 10
часов» — это не то сообщение, которое было воспринято. Каким еще способом
он может передать свое сообщение о том, что он хочет видеть ее защищенной и
чтобы она выросла независимой? Как он может убедить себя, причем так, чтобы не
задеть дочь, что она вырастет такой, какой нужно? Конкретное требование того,
чтобы она была дома в 10 часов, может быть совершенно неважным для достижения
этого конкретного результата.

Тут мы имеем тот
же самый тип ситуации договора, который встречается при работе с супружескими
парами или с представителями организаций, которые не могут прийти к согласию по
поводу того, как достичь какой-то определенной цели. Сначала вы напомните им,
что у них есть общая рамка, внутри которой они действуют и которую они
признают. Например, вы напоминаете им, что, какое бы решение они сейчас не
приняли относительно внутренней или внешней организационной политики, их цель
состоит в том, чтобы увеличить прибыль или поддержать, либо улучшить качество
услуг или товаров, которые они предлагают людям. К проблемам бизнеса мы
вернемся сегодня попозже.

Женщина:

Если вы неточно
определили общую рамку, общее позитивное намерение, получите ли вы впоследствии
отсроченную полярную реакцию?

Да, обычно именно
так и происходит. Если вы имеете дело с содержанием, вы рискуете неверно
определить общую рамку. Если вы определили ее неверно, вы все равно можете
достичь согласия между ними, поскольку у вас есть раппорт и личностная сила. Но
позже все равно вас ждет срыв, полярная реакция.

Существует 3
способа избежать этого. Первый из них заключается в том, чтобы использовать
шестишаговую модель переформирования, и тогда у вас не будет необходимости
связываться с содержанием, и, следовательно, у вас не будет возможности
навязать неадекватное содержание.

Другой способ
заключается в том, чтобы отвести определенное достаточное время для сбора
большого количества информации. «Так чего же именно вы добиваетесь, требуя
столь интенсивно, чтобы она приходила в 10 часов вечера?» «Ну, я
хочу…» И вы получите набор слов, которые являются адекватными для данного
человеческого существа. И тогда, если вы будете использовать те же самые
номинализации и неспецифические глаголы и слова, тогда будете описывать новые
способы передачи информации, вы присоединитесь к тому, что она пытается сделать
на бессознательном уровне, равно как и на сознательном уровне. Так вы избежите
проблемы камерности.

Третий и
действительно необходимый способ убедиться, что ваше переформирование адекватно,
заключается в том, чтобы иметь достаточный сенсорный опыт для того, чтобы
заметить реакции, которые вы получаете, когда видите, что клиент реагирует
конгруэнтно.

Мужчина:

До сих пор вы не
касались примеров конгруэнтности между намерением и поведением. Встречался ли
вам когда-либо случай, когда конфликтность между супругами обусловлена тем, что
их намерения различны? Он хочет больше этого, она хочет меньше этого.

Если существует
база для договора, то существует и рамка, внутри которой они оба могут
согласиться с определенным результатом. Приведите мне пример, вероятного
Отсутствия общей рамки.

Мужчина:

Она хочет, чтобы
их совместная жизнь подчинялась правилам моногамии, он не хочет.

Хорошо. Давайте
сыграем в ролевую игру. Джин, вы хотите, чтобы он вступал в сексуальные
отношения исключительно с вами, а Джордж не хочет посвящать себя этому. Сначала
я попрошу определить метарезультат того, чего каждый из них хочет. «Каково
ваше намерение в тот момент, когда вы требуете моногамных сексуальных отношений
с этим парнем? Что это вам даст — моногамное отношение с ним?»

Джин:

Ну, это даст мне
чувство безопасности и ощущение того, что я — самая желанная женщина для этого
мужчины.

Затем я нахожу
метарезультат для Джорджа. «На чем основан ваш отказ от моногамии? Что это
вам даст, если вы откажетесь от моногамии и будете вступать в сексуальный
контакт с другими женщинами?»

Джордж:

Это позволит мне
узнать о том, как я привлекателен для других женщин, и позволит мне ощутить
свою значительность.

Каждый раз, когда
я задаю вопрос, направленный на определение результата, я расшатываю контекст,
в котором проявляется данное поведение. Так я приобретаю большую свободу
действий. Скорее всего, Джордж не будет возражать, чтобы у вас было чувство
безопасности, а она не будет возражать против того, чтобы он чувствовал свою
значительность и привлекательность. Они возражают против конкретного поведения,
а не против результата, не против намерения.

А сейчас я могу
использовать эту информацию, чтобы сформулировать общий результат, с которым
они оба согласятся. Итак, я совершенно прав в том, что вы оба хотели бы найти
взаимоприемлемое решение, когда бы вы, Джин, ощущали себя в безопасности и
чувствовали бы, что вы желанная женщина для Джорджа; а вы, Джордж, вы
чувствовали бы себя привлекательным и значительным.

Если Джин и Джордж
соглашаются с этим, я получаю общую рамку, относительно которой они находятся в
согласии и могут начать заключение договора. Сейчас я могу приступить к
выработке конкретного решения, Я могу спросить Джин: «Как иначе он может
повести себя, чтобы у вас возникло ощущение безопасности, к которому вы
стремитесь?» А Джорджа я могу спросить: «Какие другие способы
поведения могут дать вам возможность почувствовать себя значительным и
привлекательным?»

Мужчина:

Допустим, что она
говорит: «Нет, это единственный способ». И он тоже говорит:
«Нет, это единственный способ».

Я лично в этом
сомневаюсь. Я убежден, что за данным поведением всегда скрывается что-либо еще,
равно как и другие способы достижения этого «чего-то еще». Но, если
они оба убеждены в отсутствии альтернатив, я возьму под сомнение рамку, которую
я создал.

Видите ли, я не
знаю, опираясь на что мы могли бы начать сейчас переговоры. Есть ли у вас двоих
такая опора? Давайте будем говорить откровенно. Я не хочу тратить зря свое
время, равно как и ваше время и деньги. Заинтересованы ли вы в том, чтобы
потратить определенное количество времени и энергии, чтобы определить, можно ли
у вас это изменить так, чтобы пребывание вместе снова вызывало у вас интерес и волнение?
Или же вы уже решили делать что-то другое?

Если они в этом
случае не обнаружат никаких позитивных намерений, может статься, что базы для
заключения договора нет. Допустим, что кто-то из них полюбил кого-то безумной
любовью, и вопрос состоит в том, чтобы решиться на развод. Это то, что часто
называют «скрытой повесткой дня». Добиться ясности в вопросе о
наличии оснований для договора и построения рамки всего процесса сделает явной
эту скрытую повестку дня, а это принесет пользу каждому!

Женщина:

Если дело обстоит
так, и вашей задачей не является сохранить эту пару, не должна ли она в
дальнейшем проработать процесс развода с вами? Не должна ли она проработать с
вами процесс того, как она расстанется с этим мужчиной и уйдет к другому?

Да, если она к
этому готова. — А ему я помогу определить, какие части его личности
заинтересованы, чтобы бытье ней. Такое открытое обсуждение рамки часто пугает
клиентов и тем самым мотивирует их к тому, чтобы интенсивнее искать
взаимоприемлемого решения. Затем я могу перейти к результатам, или
метарезультатам, то есть результатам результатов.

«Джин, зачем
вам ощущение безопасности?» «Джордж, зачем вам чувствовать себя
привлекательным по отношению к другим женщинам?»

Оба в конце концов
скажут, по всей вероятности: «Ну, тогда бы я стал ощущать собственную
ценность, чего сейчас не ощущаю».

Сейчас, таким
образом, я еще больше расширил рамку. Чтобы расширить рамку, я могу перейти от
результатов к метарезультатам, или метаметарезультатам.

«Джин,
существуют ли для вас другие способы почувствовать собственную ценность?»
Обычно, чем больше я углубляюсь в намерение, тем больше поведенческих реакций
могут удовлетворить данную потребность. И когда вы переходите к настолько общим
намерениям, что вы должны делать очень много проверок, поскольку люди
действительно хотят знать, будут ли приемлемыми альтернативные поведелческие
реакции.

Чтобы заключить
договор, я прежде всего устанавливаю 3-х месячный мораторий на всякие
сексуальные отношения вне супружеских. В течение этого времени у него будет
возможность испытать многие поведенческие реакции, с помощью которых он
удовлетворит те свои потребности, которые, как он считает, сейчас пр

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ