Пример 3. Врач, 43 года :: vuzlib.su

Пример 3. Врач, 43 года :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Пример 3. Врач, 43 года

.

Пример 3. Врач, 43 года

Я манипулятор.

Вероятно, моя первая попытка
манипулирования восходит к младенческому возрасту. Мама говорила, в детстве я
очень ее беспокоил, поскольку выглядел таким тихим и бледным, что ей
приходилось прикладывать мне к носу кусочки ваты, чтобы убедиться, что я еще
дышу.

Ребенком я был определен в
миссионерскую школу, где меня учили быть «хорошим». А чтобы упростить
задачу, мне сказали, что мой папа пребывает на небесах и вместе с Богом
наблюдает за мной. Я не осмеливался быть «плохим» мальчиком. Позже я
обнаружил, что я «плохой», когда расстроил маму, сказав, что Бог
может согласиться, а может и не согласиться с ней. Что ж, я стал играть роль
Славного Парня до конца.

В колледже я решил посещать
подготовительные медицинские курсы, отказавшись от духовной карьеры, которую
мне прочила моя мать. Когда началась вторая мировая война, я сдал
общеобразовательную программу экстерном и поступил в медицинский институт по
направлению от ВМФ. Первые несколько семестров дались мне с невероятным трудом,
но я одолел их, проявив чудеса усердия. На смену «славному мальчику»
пришел «славный студент».

Год последипломной практики был для
меня шоком: я осознал, сколь тяжела и ответственна работа врача. Люди умирали,
несмотря на все мои усилия. Я начал строить планы дальнейшего обучения, которое
дало бы мне убежище от внешней жизни. Но мне не удалось осуществить свои планы,
и я занялся общей практикой вместе с парой более опытных врачей. В сложных
ситуациях я мог на них положиться. Старшие коллеги заменили мне мать.

Когда мне вновь довелось попасть в
военно-морской флот во время Корейской войны, я осознал, насколько неуверен в
себе, застенчив и непритязателен. Работа хирургом в группах, обслуживающих
десантников, помогла мне разбить скорлупу и выбраться на свет из своей
раковины. В это время я женился на девушке, в присутствии которой мне было
очень хорошо. С ней мне не нужно было выдавать себя за кого-то. Я мог быть
самим собой.

После Кореи мы обосновались в Южной
Калифорнии и какое-то время все обстояло благополучно. Но это продолжалось
недолго. Моя увлеченность практикой, уход моей жены в себя, осложнение наших
отношений и семейные неурядицы партнера свалили весь мой карточный домик мне на
голову. В конце концов я разругался с партнером и порвал с ним. Через некоторое
время я стал посещать тренинг сензитивности, чтобы лучше понимать своих
клиентов. И там я начал сознавать, что, похоже, корень всех моих проблем во
мне. С тех пор я медленно продвигаюсь по длинному пути терапии. Я посещал
группу в течение нескольких месяцев и был пассивным ее участником. В конце
концов группа начала ездить на мне, как на безотказном Славном Парне, пока мне
это не надоело до такой степени, что я начал оживать.

Благодаря группе ко мне пришло
понимание того, насколько я был и остаюсь пассивным, как я уходил от контакта и
манипулировал другими, заставляя их решать за меня. Пытался я манипулировать и
терапевтом, чтобы он что-то с мной сделал. И я сильно продвинулся, когда
терапевт с группой полностью отвергли мои потуги. Я часто вижу себя в своих
пациентах, которые всецело полагаются на меня, зависят от меня и никогда не
берут на себя ответственность за свое здоровье. Мне неприятно видеть, как мой
пассивный, бессильный образ жизни не позволяет мне достичь того, чего я хочу. Я
все еще не в состоянии открыто и спонтанно ссориться с женой; я не могу
свободно и с чувством говорить со своим партнером. Я могу несколько дней ходить
мрачным и раздраженным из-за какой-то ерунды, а мой ум и воля при этом
бездействуют. Но я все чаще актуализирую себя, все больше сознаю свои игры в
беспомощность и постепенно освобождаюсь от них. Теперь в поисках уверенности я
все меньше полагаюсь на свою докторскую степень, и все больше на свою личность.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ