4. Где границы поступка? :: vuzlib.su

4. Где границы поступка? :: vuzlib.su

60
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


4. Где границы поступка?

.

4. Где границы поступка?

О методологии говорить сегодня больше
не буду. Поговорим о неприличных вещах, о вещах скандальных.

Вопрос номер один: что именно
подлежит оценке в деятельности человека (например, предпринимателя)? Поступок?

Что такое поступок? Например, два
человека поступили один по отношению к другому настолько нетактично, что один в
результате продырявил другому живот. Мы рассматриваем данное мероприятие с
целью вынести суждение – хорошо это или плохо? Но информации для этого
недостаточно. Мы должны понять, частью какой ситуации является дырка в животе.
Вот вам пять ситуаций. Первая – драка уголовников. Вторая – необходимая оборона
гражданина, который случайно нес с собой купленный в магазине набор столовых
ножей, тут на него напали и т.д. Третья – убийцей была жена, убитым был
алкоголик-муж, который в течение десяти лет ежедневно приходил, дрался с ней,
обижал детей… В состоянии аффекта она его ударила, он умер, она получила три
года условно. Четвертая – зверство садиста, который мучает жертву не чтобы
убить, а чтобы насладиться видом крови. Пятая – хирургическая операция в
больнице.

Теперь рассмотрим последнюю ситуацию,
которая, на первый взгляд, однозначно свидетельствует, что дыра в животе – это
благо.

Мы с Криворотовым использовали образ
хирургической операции при анализе проблематики рыночных реформ в России
(загляните в книгу С. Платонова «После коммунизма»). Двое подсматривали за
операцией в замочную скважину. Потом один сказал: «Я все понял; самое главное в
работе врача – это взрезать больному живот. Теперь я знаю, как лечат людей».
Другой сказал: «Я все понял. Главное – наложить маску и дать общий наркоз. Это
– центральная часть лечения». Тут пришел хирург. Эти двое подошли к нему и
спросили, мол, ты за коммунистов или за демократов, за патриотический наркоз
или за либеральное шоковое вскрытие? На что озадаченный хирург тупо посмотрел
на них и сказал: «Ребята, я что-то не понимаю. Вообще-то, мы лечим больного.
Поэтому если дать ему общий наркоз и ничего не делать, то он, конечно,
скончается. Если же не давать ему наркоза и взрезать, он умрет от шока, у него
просто вывалятся кишки. А кстати, вы знаете, чем он болен? Вы владеете методами
диагностики? Вы умеете использовать современные средства анестезии? У вас есть
аппарат искусственного дыхания? А технологии микрохирургии по сшиванию
сосудов?»

То есть хирург вопроса не понял. Но
мы посмотрим на операцию с другой стороны.

Недостаточно понять, что втыкание
ножа в живот было частью хирургической операции. Есть некие более конкретные
обстоятельства, которые опять создают ситуацию неоднозначности. Например:
операция делалась на основе неверного диагноза. Неверный диагноз мог быть сделан
по халатности. (Это, кстати, уже шаг в ситуацию третьего порядка.) Он мог быть
сделан как изощренный вариант убийства – и отсюда еще целый спектр
возможностей.

Далее. Уже возможны операции без
вскрытия (когда делается небольшой прокол, или когда через пищевод либо другой
канал вводится крохотный зонд, то есть операция проводится практически без
потери крови). Но на подобную операцию, которая возможна не везде и требует
импортного оборудования, у больного нет средств (скажем, это пенсионер). А
обычная операция ему противопоказана. Лучше уж делать такую, чем никакой? Или
это заведомое убийство? Это очень жизненная ситуация. И здесь возникает целый
спектр оценок, выводящих нас далеко за рамки операции: почему нет денег у
пенсионера? почему у районной поликлиники нет средств, чтобы купить себе
необходимое оборудование и лекарства? почему врач не может заплатить из своего
кармана?

Итак, хотя мы сильно конкретизировали
исходную картинку, но так и не получили ситуацию, к которой можно приложить
однозначную оценку «минус или плюс».

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ