11. Канонический образный ряд :: vuzlib.su

11. Канонический образный ряд :: vuzlib.su

16
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


11. Канонический образный ряд

.

11. Канонический образный ряд

Надо понять, что, собственно, в языке
является содержанием канонического образного ряда, культурного инварианта. Это
простые вещи. Речь идет о наборе емких образов, которые вызывают сильнейший
эмоциональный отклик, потому что отображают освоенное культурой душевное
состояние, которое знакомо многим. Кому-то это состояние знакомо из жизни,
потом он его находит в книжке. А большинство сначала узнают из книжки, а после,
в жизни, возникает акт мгновенного узнавания и отождествления себя, как это ни
банально, с литературными героями.

Пару десятков лет назад в журнале
«Знание — сила» я прочел историю о том, как две группы психологов (у нас и на
Кубе) параллельно решали простую задачку: как сделать детишек нежадными. Он
проводили с контрольной группой детей эксперимент, смысл которого был в том,
что дети в ходе игры все время делили общие игрушки между собой и другими, и
надо было добиться, чтобы дети без всякого нажима извне, без промывки мозгов
стали бы делить игрушки по справедливости. Оказалось, как нетрудно догадаться,
что это фантастически сложная задача. Найденное в конце концов решение (я
перепрыгиваю через все этапы мучительного поиска) включало выполнение целого
ряда обязательных условий. Первое. Когда ребенок ведет себя несправедливо, ему
не просто кто-то должен указать, что это несправедливо. Оценка должна
прозвучать из уст очень авторитетного человека, в данном случае взрослого.
Второе. Оценка ни в коем случае не должна прозвучать прямо — только косвенно:
ему должны передать другие дети, что такой-то авторитет отозвался о нем
неодобрительно. Третье. Ни в коем случае нельзя говорить, что он, ребенок, —
плохой. Оценка должна быть такой: конечно, он в целом хороший, но в данной
ситуации (видимо, случайно) повел себя плохо. Четвёртое. Понятия «хорошо» и
«плохо» – это абстракция, не действующая сама по себе. Она должна быть
проведена через отождествление поступка ребенка с поведением знакомых
литературных героев. То есть так (условно): есть Буратино — он хороший, и
Карабас Барабас — он плохой. Поэтому Вася у нас, конечно, в целом Буратино, но
в данной ситуации (видимо, случайно) повел себя как Карабас Барабас. Эта
оценка, напомню, должна прозвучать из уст авторитетного и доброго взрослого
человека, а потом косвенно передана ребенку через его референтную группу из
детей.

Психологи постепенно выстраивали
ситуацию, удовлетворяющую всем этим условиям, и раз за разом оставалось все
меньше и меньше детей, которые продолжали делить игрушки несправедливо. Но
когда вся цепочка условий была выполнена, в контрольной группе из нескольких
десятков детей все же остался один мальчик, который, несмотря на все эти финты,
продолжал делить игрушки несправедливо. Когда же начали разбираться, почему
универсальная схема в данном случае не работает, вскрылось одновременно и
смешное, и грустное обстоятельство: он был единственным из всей этой группы,
кто не читал книгу «Золотой ключик». Он просто не знал, кто такие Буратино и
Карабас Барабас. И вся воспитательная система рушилась.

Негласное, неявное отождествление с
некоторыми образами данной культуры —важнейший элемент социального
взаимодействия. Безусловно, здесь не должно быть никаких прямых оценок, никаких
лобовых призывов, воздействие производится только косвенно, только со стороны
авторитета – тогда все это работает. Но при этом, обратите внимание, совершенно
обязателен общекультурный образный ряд. Культура должна выступать как набор
живых и действующих образов. И чем шире у нас образный ряд, тем на более
сложную, более эффективную согласованную деятельность мы способны. Если этого
нет, люди просто не могут договориться.

Каждый уровень роста человека в
обществе (от ребенка до взрослого) обогащает образный ряд. Корпорация «Детство»
– первый общий слой образов и картинок. Звучат слова «идет бычок, качается» — и
все сразу начинают умиляться, потому что это теплый мир со знакомыми книжками.
Все читали одни и те же книги, потом выросли… Корпорация «Школа» – книжки про
Васька Трубачева, бронзовую птицу и т.д., чего сейчас нет. Корпорации
«Отрочество», «Институт», «Работа»… Человек формируется культурой просто как
носитель некоторого набора емких образов; каждый из них выражает определенную
сторону постижения мира, как это ни банально. И нет здесь никакой пропаганды, и
этого ничем не заменишь, и «чтение морали» никакого отношения к этому не имеет.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ