НЕПРАВИЛЬНАЯ КНИГА :: vuzlib.su

НЕПРАВИЛЬНАЯ КНИГА :: vuzlib.su

16
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


НЕПРАВИЛЬНАЯ КНИГА

.

НЕПРАВИЛЬНАЯ КНИГА

Со смешанным чувством, об имени
которого умолчу, я выпускаю из рук пестрый набор текстов, которым суждено
сложиться в книгу.

Странная эта книга.

Книги – пишутся. Этой не выпало
подобного счастья.

Ученый труд – отслаивание словесной
слюды в шахте смысла. Ремесло пишущего сословия – слово, что ловит мысль, не
обусловленную речью.

Здесь – чешуя давно промчавшейся
летучей рыбы. Мысль изреченная. За малым исключением тут собрано не написанное,
а произнесенное: конспекты лекций, пересказы выступлений.

Классические атрибуты книги –
опережающее отражение времени, дыхание новизны в мыслях и выражениях. Судьба
Мастера и Маргариты еще не определена. Мнения публики, дружеские и чуждые
трактовки, читательские отклики, дебаты, желчь критиков и бредни рецензентов –
все впереди.

Здесь – отголоски опостылевших фраз
пятилетней давности. Магнитная лента сохранила следы догадок и обмолвок,
удручающе несовершенных. С тех пор все обговорено, обдумано, исправлено не раз.
Смысл, взнуздав кобылицу речи, умчал во весь опор. Текст ковыляет вслед, все
безнадежней отставая.

Книге надлежит лететь в житейское
море как письму, запечатанному в бутыль. Когда-то выловят тебя и где поймут?
Кто ты, мой суженый читатель?

Здесь адресат заранее известен –
несколько сот студентов Высшей школы экономики, да несколько десятков иных. Мы
давно понимаем друг друга без книг.

Претворение идей в письмена – одно из
древнейших наслаждений, утонченное блаженство, дарованное избранным со времен
первых фараонов и царя Миноса.

Безрадостны мои роды. За окнами –
сосны Десны. Здесь начиналось «Иное». Здесь был написан «Смысл». Но я теперь не
автор, нет – редактор. Зачеркивать, стирать, кромсать и чертыхаться.
Благословлять те дружеские руки, что обратили звуки в текст, и проклинать их неумелость.
Вы что там все, оглохли?

Писатель – композитор на премьере,
где сам стоит за пультом. Он мысль переживал, и отзвук мысли он воплотил в
мелодию, и жадно ловит отклики из зала. Придите разделить со мною бремя, мне
одному его не пережить!

Не мысли здесь, а мюсли: сухая смесь
из прежних откровений. К тому же пережиты все прилюдно. И отклики получены
давно.

Тома, фундаментальная солидность.
Тиснение на корешках. Итоги. Не кисель – нектар богов.

Здесь – публичная демонстрация
разорванности мысли. Невольный эксгибиционизм «творческой лаборатории автора»,
где только что рванула очередная колба. Осколки, дым и клочья.

Правильная книга – организатор и
вдохновитель практической деятельности. «Что делать?» глубоко перепахала всего
В.И. Ульянова. Тогда он сел на трактор.

Мы не сочиняем – действуем. Мудрость
древних индусов гласит: «Действие не уничтожает незнание, ибо не противоречит
ему. Лишь знание уничтожает незнание, как свет разгоняет тьму». Действие
безотлагательно востребовало книгу. Хочется верить – эту.

Десна, 30 марта 2001 года

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяТуризм сегодня
Следующая статьяПередмова

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ