16.1. Условия становления и этапы развития культуры постреволюционной России :: vuzlib.su

16.1. Условия становления и этапы развития культуры постреволюционной России :: vuzlib.su

37
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


16.1. Условия становления и этапы развития культуры постреволюционной
России

.

16.1. Условия становления и этапы развития культуры
постреволюционной России

В истории культуры постреволюционной России мы можем
выделить несколько периодов. Первый из них начинается с революции Октября 1917
года, включает гражданскую войну, борьбу с интервенцией, новую экономическую
политику (НЭП) и заканчивается серединой 1930х гг. — индустриализацией,
коллективизацией, культурной революцией, преобразованием национальных
отношений, то есть построением «основ социализма», созданием
«основ социалистической культуры». Это — переходный этап от культуры
буржуазного общества к культуре социализма, или от аграрной культуры к культуре
промышленной, индустриальной. Второй этап, продолжавшийся вплоть до 1980х гг.,
связан с совершенствованием индустриальной культуры, попытками осуществить
«комплексную индустриализацию страны», а также достичь этапа
«зрелых» социалистических отношений. Это период развитых
социалистических форм культуры, закладывания предпосылок для дальнейшего
развития. Но в конце этого периода, в 1970е-1980е гг. стали обнаруживаться застойные
явления, отрицательно сказавшиеся на развитии культуры. Страна стояла на пороге
перемен. Третий этап в развитии культуры связан с попытками её реформирования,
обновления, модернизации. Он охватывает время с середины 1980х гг. до начала
1990х гг. В конце этого периода в результате идеологического обновления,
экономической реформы, политических изменений стала формироваться новая
культура, лишённая псевдосоциалистических форм, наиболее полно отвечающая
изменяющимся реалиям общества, его трансформации от индустриализма к культуре
постиндустриального информационного общества.

Рассмотрим те условия, которые сказались на развитии
культуры России в ХХ веке.

К концу XIX — началу ХХ вв. культурное отставание России
стало стратегическим. Ещё во времена королевы Елизаветы, в Англии 1 сельский
житель кормил 4 горожан, то есть 80% населения проживало в городах и связано
было с индустриальной культурой. Англия была промышленно развитой страной. Лишь
ненамного отставали от неё другие страны Европы: Франция, Голландия, Бельгия.

В начале ХХ века, то есть спустя два столетия после времён
Елизаветы Английской, 80% населения России ещё жили в деревне, были связаны с
аграрной культурой. Соответственно, прибавочный продукт, который мог быть изъят
из аграрного производства, был невелик.

Некоторые исследователи с восторгом говорят о культуре
«Серебряного века» в России. Они отстаивают идею о том, что она
опережала во многих областях культурные движения Европы. И это так. Мы можем
сослаться на целое поколение артистов, писателей, художников, вошедших в число
деятелей культуры мирового значения. Но что за этим скрывалось?

К середине 90х гг. XIX века около 40% дворянских земель
оказалось заложенными, а несколько тысяч дворянских имений в год продавалось за
долги. В художественной форме этот процесс отразил А. П. Чехов в своей пьесе
«Вишнёвый сад». Российский дворянин разорялся. Он не превращался в
промышленника, как это происходило в Европе, а становился паупером,
деклассированным элементом, либо шёл на государственную службу или переходил в
ряды интеллигенции. Дворянская, феодальная, культура умирала, порождая пышные,
высокохудожественные формы, питая своими соками литературу, поэзию, живопись.
Новый же класс, промышленная буржуазия, не готов был взять на себя обузу
финансовой поддержки культуры.

Однако, и аграрное производство уступало по своим
показателям более развитым странам. В начале ХХ века средняя урожайность
зерновых составляла 39 пудов с десятины. Производство хлеба на душу населения в
Канаде в это же время составляло 117,6 пуда, в Аргентине — 93, в США — 67,2, а
в России — 37,5 пуда (1913 год). В результате столыпинских реформ из 14,6
миллиона хозяйств в 1916 году отруба составляли 9,1%, хутора — 2,3%. Таким
образом, реформа Столыпина не спасала положения.

Как следствие, в области образования уровень грамотности в
России был невысок. В 1911 году на 1000 рекрутов неграмотных было: в Дании — 2
человека, в Швейцарии — 6, во Франции — 33, в России — 617 человек.

Аграрное производство не могло обеспечить не только
повышение культурного уровня, но и элементарнейшие материальные потребности
большинства населения. Россию систематически посещали голодные годы (раз в 7-8
лет). Крестьянское хозяйство не могло прокормить горожанина! Средний размер
надела у помещичьих крестьян составлял 3,4 десятины, удельных — 4,8 десятины,
государственных — около 6 десятин. Для обеспечения собственного прожиточного
минимума необходимо было иметь не менее 5,5 десятины в чернозёмной полосе, а в
остальных почвенных зонах — 6-8 десятин. Необходимо было осуществлять
культурную революцию, переходить к индустриальной культуре. Но этого как раз не
хотело и не могло осуществить господствующее экономически и политически
дворянство. Но и буржуазия не решалась на резкие перемены, так как была
напугана социальным протестом — страну сотрясали революционные выступления
пролетариата и крестьянства.

Объективно страна стояла и перед социальной революцией. К
этому следует добавить усиливающуюся зависимость царского правительства от
иностранного капитала, его несамостоятельность в политических решениях,
огромнейший внешний долг. Нарастали межнациональные противоречия, проявлявшиеся
в национально-освободительных движениях. Страна стояла на пороге
национально-освободительной революции.

На фоне кризисных явлений в развитии производительных сил, в
социальных отношениях, в межнациональных контактах обострялись коллизии в
области художественной культуры. Она утеряла былую цельность «Золотого
века», стилистическое единство, и всё более и более погружалась в
многообразие течений, направлений, стилевых предпочтений и т. д. Многообразие
культуры привело к её атомизации, потере связи с обществом, изоляции от
общества. Культура перестала влиять на развитие общества, а общество — забыло о
культуре, предпочитая обращаться к самому примитивному способу разрешения
противоречий — к насилию.

Началась третья революция за двенадцать лет с 1905 года.
Характеризуя состояние культуры предреволюционной России, И. А. Бунин писал:
«Вспомните, чего только не проделывали мы с нашей литературой за последние
годы, чему только не подражали мы, чего только не имитировали, каких стилей и
эпох не брали, каким богам не поклонялись… мы пережили и декаданс, и
символизм, и неонатурализм, и порнографию… и богоборчество и мифотворчество,
и какой-то мистический анархизм, и Диониса и Аполлона, и «пролёты в
вечность», и садизм и снобизм, и «приятие мира» и
«неприятие мира», и лубочные поделки под русский стиль, и имажинизм и
акмеизм — и дошли до самого плоского хулиганства, называемого нелепым словом
«футуризм». Это ль не Вальпургиева ночь!» [16.2, цитируется по
16.3]

Таким образом, революция в России была объективно
предопределена рядом факторов, оказалась в тех условиях неизбежной,
необходимой, закономерной.

Обычно при характеристике постреволюционной России особое внимание
обращается на изменение идеологических форм. Но выяснить, какие более глубокие
задачи и какими методами решались в России — вот задача нашего анализа.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ