Греки, греко-персидские войны и гибель империи Ахеменидов :: vuzlib.su

Греки, греко-персидские войны и гибель империи Ахеменидов :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Греки, греко-персидские войны и гибель империи Ахеменидов

.

Греки, греко-персидские войны и
гибель империи Ахеменидов

Греки были одной из ветвей
индоевропейцев, волнами мигрировавших во II—1 тысячелетиях до н.э. на запад.
Если ранние из этих волн, положившие начало Микенам и позже гомеровской Греции,
в принципе не породили ничего структурно нового, ибо микенские и гомеровские
греки, известные как по данным археологических раскопок, так и из великих поэм
«Одиссея» и «Илиада», жили примерно по тем же стандартам, что и все описанные
выше древневосточные общества, то в более позднее время ситуация изменилась.
Последняя из миграционных волн, приходящаяся примерно на XII в. до н.э.,
привела к заселению Эллады племенами дорийцев, энергично осваивавших земли
Греции. Земли эти были не очень пригодны для интенсивного зернового земледелия,
что вызвало к жизни массовую колонизацию. Следуя финикийцам, греки активно
занялись торговлей и мореплаванием и стали одну за другой основывать колонии во
фракийских и скифских землях, в Малой Азии, Италии и других местах,
преимущественно на побережье и островах. Эпоха Великой колонизации, как ее
именуют специалисты, подготовила Грецию к архаической революции VIII — VI вв.
до н.э.— революции, имевшей уникальный в истории характер и потому принявшей
облик социальной мутации, о чем уже упоминалось.

Многому научившись у народов
Востока (финикийцев, египтян, вавилонян и др.), познакомившись с алфавитом и
чеканкой монеты (монетами славилась Лидия), греки архаической эпохи, о которой
идет речь, вступили на путь энергичного экономического, политического,
социального и культурного развития, которое и составило суть упомянутой
революции. Типичные для всех ранних земледельческих общин процессы закабаления
бедняков богатыми были пресечены серией решительных реформ, наиболее
знаменитыми и важными среди которых были реформы Солона в Афинах в 594 г. до н.э. Реформы Клисфена в тех же Афинах в конце VI в. до н.э. ликвидировали привычные формы
родовой организации и тем самым подорвали силу родовой аристократии, заменив
старые родовые связи новыми, основанными на территориальном представительстве
граждан в совете, на обязательности поочередного исполнения общественных должностей
выборными и подотчетными народу представителями. Созданный еще Солоном суд
присяжных, равно как и первые своды законов, способствовали укреплению в
греческих полисах гражданского демократического строя, который не смогли
поколебать жестоко расправлявшиеся с политическими противниками тираны, время
от времени захватывавшие власть в отдельных полисах, включая и Афины.

Греческий архаический полис в его
обновленной форме стал коллективом равноправных граждан, чье имущество и
достоинство охранялись и чьи энергия, частная инициатива, предприимчивость,
обогащение — но не за счет закабаления сограждан!—всячески поощрялись. Можно добавить
к этому, что граждане имели право приобретать рабов вне своего полиса: их можно
было сравнительно дешево купить в колонизованных греками землях, у местных
царьков и вождей в обмен на желанные и высоко ценившиеся греческие товары —
вино, оливковое масло, керамику, ткани, изделия из металла и т.п. Граждане, как
правило, были грамотны, ибо все дети членов полиса учились в школе; граждане
были физически развитыми, ибо все они занимались спортом, тренировались и
соревновались, вплоть до участия в олимпиадах. В Спарте, знаменитом сопернике
Афин, граждане были строго организованы в военизированные отряды с достаточно
четкой и даже мелочной регламентацией жизни. Однако при всем том они были и
ощущали себя именно гражданами, т.е. индивидами, имевшими неотъемлемые права и
обязанности, свободу и достоинство.

Гражданская община в архаической
Греции практически слилась с государством, которым здесь управляли не
причастные к власти верхи общества, не профессиональная
административно-бюрократическая элита, а сами полноправные граждане при
посредстве демократических процедур (принцип подчинения меньшинства большинству
в ходе выборов или голосования; правоспособность каждого члена полиса вне зависимости
от его имущественного положения или родовых связей и т.п.). В Греции иным,
нежели на Востоке, было и рабство: бесправность раба на фоне прав гражданина
была очевидной и громадной. Впрочем, это далеко не означало, что только рабы
или хотя бы преимущественно они были производителями и что именно за счет рабов
процветал полис. Конечно, эксплуатация рабского труда способствовала
процветанию полиса и граждан, но это процветание прежде всего обеспечивалось
трудом самих греков и опиралось на те формы социально-экономических
частнособственнических связей, которые столь разительно отличались от
господствовавших вне Греции отношений. Олицетворением этих отношений для
архаических греков как раз и была персидская империя Ахеменидов, чья граница
все ближе подходила к зоне обитания греков, к их полисам.

Как известно, военные успехи
Дария 1 прекратились именно тогда, когда он столкнулся со свободолюбивыми
греками. Греко-персидские войны, столь красочно описанные античными авторами, в
частности Геродотом и Фукидидом, продолжались долгие десятилетия и при преемниках
Дария. Несмотря на некоторые успехи Ксеркса в сухопутных сражениях (битва при
Фермопилах с героической гибелью спартанского царя Леонида), на море персы
неизменно терпели поражения, кульминацией которых был знаменитый Саламинский
бой 480 г. до н.э. Политическая раздробленность греческого мира и острые
внутренние разногласия, даже соперничество, особенно между Афинами и Спартой,
казалось бы, были на руку персам. Но великая империя так и не смогла
воспользоваться своими преимуществами и в конечном счете вынуждена была
отказаться от планов порабощения Эллады.

Успехи греков привели к тому, что
в середине V в. до н.э. персы вынуждены были отступить и очистить не только
собственно Грецию, но и греческую Малую Азию (не держать своих войск ближе, чем
в трех днях пути от западного побережья Малой Азии). Следствием этой неудачи
для великой империи был ряд антиперсидских восстаний в крупных сатрапиях — в
Египте, Сирии, Лидии. И хотя восстания были подавлены, они знаменовали
постепенное ослабление могущества персов. Рубеж V—IV вв. до н.э. прошел под
знаком сильных междоусобиц между претендентами на персидский трон, а вышедший
из них победителем Артаксеркс II попытался было упрочить свои позиции активным
вмешательством в междоусобную борьбу греков, особенно Афин и Спарты. На
некоторое время это способствовало стабилизации его власти, но ненадолго. К
концу его царствования от империи отпали Кипр, затем Киликия, Лидия; при его
сыне разгорелись новые восстания, сопровождавшиеся дворцовыми интригами. И пока
персы с трудом боролись за сохранение равновесия внутри империи, в далекой
северо-греческой Македонии укреплялись позиции нового грозного соперника
персов.

Дело в том, что развитие
греческих полисов на рубеже V—IV вв. привело их не только к политическим
междоусобицам, о которых уже упоминалось, но и к социально-политическому и
экономическому кризису. В рамках полисов обострялись взаимоотношения между
богатыми и бедными, демосом и аристократами. Метеки (неполноправные из числа
свободных греков, живших в чужом полисе) и вольноотпущенники из числа удачливых
и выбившихся в богатей вчерашних рабов занимали все более весомые экономические
позиции, что не могло не влиять на статус и настроения граждан. Возникали
требования перемен, находившие свое отражение, в частности, в различных
утопических проектах, от комедий Аристофана до трактатов Платона. В
политической борьбе это проявлялось в претензиях то одного, то другого из
усиливавшихся время от времени государств (Афины, Спаржа, фивы и др.) на
гегемонию в Элладе, на создание союза греческих городов. В междоусобной борьбе
попеременно лидировали разные полисы, чаще всего Афины. Но с середины IV в. до
н.э. центр тяжести борьбы за власть в Элладе стал перемещаться на север, в
Македонию.

Политический строй Македонии
отличался от греческих полисов: это была наследственная монархия, хотя и
несколько ограниченная собранием воинов, советом знати. В экономическом плане
Македония также отставала от остальной Греции, но уже в V в. до н.э. тесные
связи с греками и заимствование их культуры привели к преодолению отставания.
Ослабление полисной Греции в IV в. до н.э. совпало по времени с укреплением
политического могущества Македонии, которая стала играть первостепенную роль во
внутригреческих делах. Македонский царь Филипп II, умный и энергичный
правитель, проведший свою молодость в Фивах в качестве политического заложника
и немало полезного усвоивший там, не только реорганизовал и усилил армию, когда
оказался у власти (359 — 336 гг. до н.э.), но и начал активно вмешиваться в
междоусобные войны полисов. В 338 г. до н.э., разбив противостоявшую ему армию
греков, Филипп объединил под своей властью большинство полисов Эллады и стал
фактически главнокомандующим всегреческой армии, готов ее к походу на восток,
против Ахеменидов. Вскоре, однако, Филипп пал жертвой заговора, а верховная
власть в Македонии оказалась в руках его сына, двадцатилетнего Александра,
воспитанника знаменитого Аристотеля.

Александр в 334 г. выступил против персов во главе армии в 30 тыс. пехоты, 5 тыс. конницы и 160 боевых кораблей.
Войско было оснащено саперной техникой и имело хорошо подобранный штаб, включая
и разведку. И хотя его соперник Дарий III мог выставить значительно более сильную
и многочисленную армию, военный гений Александра сыграл свою роль. Выиграв
первые сражения в Малой Азии, Александр подчинил себе затем города Финикии и в 332 г. захватил Египет. Затем, вернувшись в Сирию, он двинулся к берегам Тигра и в решающей схватке
при Гавгамелах 1 октября 331 г. нанес сокрушительное поражение персам. Бежавший
в Бактрию Дарий III был там убит местным сатрапом, а персидская империя
Ахеменидов перестала существовать.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ