Сельская община в древней Индии :: vuzlib.su

Сельская община в древней Индии :: vuzlib.su

9
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Сельская община в древней Индии

.

Сельская община в древней Индии

Слабость и неэффективность
централизованной администрации на протяжении большей части истории Индии всегда
компенсировались, как о том уже упоминалось,
исключительной внутренней прочностью основной ячейки индийского общества —
сельской общины. Здесь долго сохранялось коллективное землепользование. Хотя
пахотная земля делилась на наследственные участки индивидуального семейного
владения, все остальные угодья продолжали считаться коллективным общинным
достоянием. Многие важные и нужные для общины работы — очистка новых территорий
от джунглей, ирригационные сооружения местного масштаба, строительство дорог
или храмов, защита и охрана деревни и ее имущества и т.п.— выполнялись
совместно, считались делом коллектива в целом. В общине традиционно
практиковались щедрые реципрокные раздачи и
угощения, особенно в дни семейных праздников (свадьба и т.п.), когда семья
подчас была готова залезть в неоплатные долги, но поддержать свой престиж,
выставив всем односельчанам обильное приличествующее случаю угощение. Видимо,
те же традиционные реципрокные принципы раздач использовались
и при выборах общинного совета — панчаята и,
возможно, старейшины, руководителя общины.

Как правило, голос при решении
общинных дел имели лишь полноправные общинники-домохозяева, т.е. те же главы
семейных групп, что исстари было характерным для всех земледельческих общин. В
некоторых общинах на смену выборной системе приходила наследственная, когда из
поколения в поколение руководящие должности занимали представители одних и тех
же семейно-клановых групп господствующей касты.
Неизвестно, однако, сколь долго продолжалась подобного рода практика
наследственной передачи власти в общине; похоже на то, что исторически это было
все же преходящим явлением и со временем восстанавливался обычай выбирать
руководство общины из числа соперничавших друг с другом кандидатов.

Община, как правило, вела
натуральное хозяйство. Выделяя шестую долю урожая и исполняя необходимые
требовавшиеся от ее членов повинности, во всем остальном она обычно обходилась
своими силами. Сведений о внутренней структуре древней общины мало, но из более
поздних источников известно, что на свои средства коллектив обычно содержал
нужных ему мастеров-ремесленников — горшечника, кузнеца, плотника, цирюльника,
ювелира, жреца-астролога, мусорщика и т.д. (иногда некоторые из них, например мусорщики,
принадлежали общине в целом, т.е. были приобретены коллективом в качестве
рабов). Все работники получали за свой труд строго определенную плату, в
основном натурой и необходимыми услугами. Восходивший к реципрокному взаимообмену древности кругооборот
такого рода услуг (для индийской общины более позднего времени, основательно
изученной специалистами, он известен под наименованием системы джаджмани) был жесткой нормой, скреплявшей
независимость, автономность общины и обеспечивавшей ее жизнеспособность,
гарантировавшей ее регенерацию в случае катаклизмов.
Система внутренних услуг дополнялась принципом административного
самоуправления: община своими силами разрешала внутренние споры и имела в своем
распоряжении немалое количество чувствительных санкций — от штрафов до изгнания
из коллектива. Общинники обычно были сплочены между собой и в
религиозно-культовом плане, чему никак не мешала их кастовая неравноправность.
В ходе общинных праздников, например, каждый знал свои место и роль, причем все
были удовлетворены этим, ибо место в жизни и обществе определялось кастой, а
принадлежность к данной касте (рождение именно в ней) — кармой. Другими
словами, все определялось высшим законом этической справедливости: каждый
должен нести свой крест.

Из кого же обычно состояла
община? Прежде всего из ядра ее постоянных и полноправных членов. В это
стабильное ядро могли входить и представители только одной господствующей и
численно преобладающей в данной общине касты, и представители ряда каст, о
иерархической взаимозависимости и расположении членов которых в этом случае
только что упоминалось. В качестве временных и неполноправных членов в общину
нередко включались чужаки — будь то нанятый общиной ремесленник или служащий,
купленный либо подаренный общине раб, нанятый кем-либо и осевший в деревне кармакара, взятые в богатый дом наложницы или
долговые рабы. За исключением перечисленных неполноправных, которые могли жить
в общине долго, из поколения в поколение, работать в сфере услуг или арендовать
земли ее членов, все остальные были юридически равноправными. Однако в
имущественном отношении они уже могли различаться между собой, порой достаточно
заметно. Можно предположить, что богатые и влиятельные семьи, чаще всего из
высших каст, получали возможность правдами и неправдами округлять свои участки
за счет бедных соседей, следствием чего было появление в общине некоторого
количества малоземельных и безземельных, терявших вместе с землей, по крайней
мере со временем, свой прежний статус в общине. Не исключено, что приобретавшие
земли вчерашние неполноправные могли тем самым повышать свой статус, хотя здесь
многое зависело от касты и иных конкретных обстоятельств.

Замкнутость, автономность,
социально-политическая индифферентность индийской сельской общины,
вырабатывавшиеся веками в специфической индийской социально-политической
структуре, в свою очередь оказывали немалое воздействие на эту же структуру.
Так, черты общинной организации веками сохранялись в тех как бы
законсервировавшихся в своей неразвитой форме ганах
и сангхах, где отсутствовала наследственная власть
монарха и всеми делами ведали старшие, будь то аристократические роды, высшие
касты или представители общин. По образу сельских общин строились и корпора-циишрени в городах, равно как и монашеские
братства, причем во всех этих микроструктурах на передний план выходили
корпоративный коллективизм, взаимопомощь и взаимодействие, которые заметно
противостояли процессу социальной и имущественной дифференциации в рамках таких
общин и корпораций. Важно добавить также ко всему сказанному, что военной
службы крестьяне-общинники не несли — это было делом воинов-кшатриев, чьи
должностные наделы, как и наделы чиновников, обрабатывали либо
крестьяне-арендаторы, либо рабы и кармакары. И это
выключение сельского населения из числа государственных служащих (воинов) тоже
играло свою роль в не раз уже отмечавшемся феномене слабости индийской
государственности на фоне сильной, жизнеспособной и политически индифферентной
общины.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ