Глава II Древний Китай; формирование основ государства и общества :: vuzlib.su

Глава II Древний Китай; формирование основ государства и общества :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава II Древний Китай; формирование основ государства и общества

.

Глава II Древний Китай;
формирование основ государства и общества

В отличие от Индии Китай — страна истории. Начиная с глубокой
древности умелые и старательные грамотеи-летописцы фиксировали на гадательных
костях и панцирях черепах, бамбуковых планках и шелке, а затем и на бумаге все
то, что они видели и слышали, что • происходило вокруг них и заслуживало
упоминания. Отсюда — гигантское, практически необозримое количество письменных
источников, которые, в сочетании с обильными данными археологии, дают богатый
материал для реконструкции политических событий, социальных процессов, мировоззренческих
идей. Не все источники и далеко не во всем заслуживают полного доверия: стоит
напомнить, что значительная часть текстов — прежде всего трактаты
религиозно-этического содержания, но частично также и исторические сочинения —
имеет явно дидактический характер. Одно несомненно: все древнекитайские тексты,
или почти все, сыграли огромную роль в последующей
ориентации страны и народа, китайской цивилизации. Канонизированные потомками
такие тексты, и прежде всего те из них, в которых излагались учение
древнекитайского мудреца Конфуция и связанный с
этим учением взгляд на вещи, на мир, на человека, на общество и государство,
сыграли в истории и культуре Китая не меньшую роль,
нежели доктрины брахманизма, буддизма и индуизма в судьбах Индии. И хотя между
китайским и индийским взглядами на мир было нечто общее в самом глубинном
мировоззренческом аспекте — именно то, что отличало Индию и Китай в этом плане
от ближневосточно-средиземноморской системы мировоззренческих ценностей,—
китайская цивилизация всегда была уникальной и во многом расходилась со всеми
остальными, включая и индийскую. А по некоторым пунктам разница между Китаем и
Индией была огромной.

Начать с того, что если в Индии
определенный кармой и пожизненно фиксированный социальный статус индивида почти
не предоставлял простора для престижных устремлений и это сыграло существенную
роль в устремлении людей в сторону поиска мокши и нирваны, в направлении к
впечатляющим, но практически мало полезным упражнениям и ухищрениям аскезы и
йоги, то в Китае, напротив, каждый всегда считался кузнецом своего счастья в
земной жизни. Социально-политическая активность, едва заметная в Индии, здесь
была — как, впрочем, и на Ближнем Востоке и тем более в Европе — основой
стремления к улучшению жизни и личной доли каждого. При этом характерно, что
если в ближневосточно-средиземноморском регионе такого рода активность со
временем стала всерьез подавляться религией, призывавшей к царствию небесному
либо настаивавшей на божественном предопределении (именно такого рода идеи были
характеры для мировых монотеистических религий, христианства и ислама), то в
Китае активный акцент на поиски земного счастья, сделанный еще Конфуцием, продолжал неизменно существовать всегда. И
это далеко еще не достаточно отмеченное специалистами обстоятельство сыграло
существенную роль как в истории страны, так и в жизни ее народа, социальную
активность которого трудно переоценить. Можно сказать, в частности, что именно
с древности ведется отсчет небывалой насыщенности китайской истории массовыми
народными движениями. В этом же корни столь заметной и типичной именно для
Китая социальной мобильности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ