1. Предмет и объект кратологии, ее цели, задачи, функции и методы ::...

1. Предмет и объект кратологии, ее цели, задачи, функции и методы :: vuzlib.su

79
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1. Предмет и объект кратологии, ее цели, задачи, функции и методы

.

1. Предмет и объект кратологии, ее
цели, задачи, функции и методы

Самое главное, с чего, собственно, и
начинается любая из наук, — это определение и уяснение ею своего собственного
предмета и объ­екта. Речь идет об определении той конкретной сферы объективной
реальности, с которой имеет дело данная наука, и уяснении той груп­пы явлений и
закономерностей окружающего мира, изучению которых она посвящает свои усилия,
оправдывая тем самым свое существование.

Если сказать в нескольких словах,
объект кратологии — власть, прежде всего государственная власть, и другие ее
многочисленные и разнообразные виды, сферы и проявления. Говоря иначе, феномен
вла­сти во всем ее разнообразии — это и есть собственно объект кратоло­гии, ее
многочисленных отраслей и областей.

Ее предмет — основные явления,
принципы и закономерности этой области реального мира. По более строгим оценкам
и подходам таким предметом должны были бы стать объективные закономерности
собст­венно власти, властной деятельности. И хотя в жизни они реально суще­ствуют,
но во многом еще не до конца познаны и сформулированы. Бо­лее того, сфера
власти содержит такую массу субъективных моментов, привходящих факторов, что на
данной стадии развития кратологии можно не увлекаться проблематикой сугубо
закономерных процессов в сфере власти (и властей разного рода и
предназначения).

Как же можно определить кратологию?

Кратко говоря, это — наука о власти.
Если же дать развернутое оп­ределение, то это — одна из важнейших социальных
наук — учение о власти, о закономерностях ее происхождения, функционирования и
раз­вития, о типах и видах власти и их специфике, ее субъектах, объектах,
источниках и носителях, о целях, функциях, системах, структурах, меха­низмах,
нормах и принципах, о сути и особенностях разделения властей, взаимодействия
власти с другими сферами жизни и властей разного ро­да между собой, а также с
зарубежными властями.

Кратология должна рассматриваться
как целостная система знаний, включающая в первом приближении общую кратологию,
историю вла­сти, философию власти, теоретическую, практическую, прикладную и
сравнительную кратологии, социологию власти, логику власти, педаго­гику и
психологию власти, этику власти, специальные кратологии, а всего — более
семидесяти областей и отраслей знания.

Русскоязычный аналог понятия
«Кратология» — властеведение.

Комплексному анализу всей этой
совокупности, семьи наук, знаний, пока еще только становящихся реальной
системой, будет посвящено все последующее содержание данной книги.

Если сейчас мы говорили о кратологии
в целом, о ее предмете и объекте, то по мере конкретизации ее составляющих речь
пойдет и о том, что в каждой соответствующей отрасли и области кратологии пра­вомерно
формулировать и уточнять ее собственный предмет и объект. И это будет означать
не распыление научных усилий, а, напротив, их наращивание в целях обогащения,
расширения круга и объема знаний во имя комплексного, всестороннего охвата
проблематики власти. Ведь именно так мы поступаем применительно к областям и
отраслям права, исторической науки, социологии, политологии, выделяя десятки
облас­тей их знаний. И хотя Кратология (наука о власти) еще только встает перед
нами во весь свой рост, с ней с самого же начала надлежит обра­щаться с
уважением, учитывать ее достойный статус и несомненный па­ритет во всей большой
семье гуманитарных знаний.

Есть и еще одно существенное
обстоятельство. Поскольку данная монография не преследует цели исчерпать весь
обширный круг проб­лем и весь объем задач, встающих в пору формирования
кратологии, мы не будем конкретизировать многие частные вопросы. Это будет ко­му
сделать в нужное время. Но похоже, что оно пока не пришло.

Сегодня же, на наш взгляд, к целому
ряду актуальных проблем кpaтологии надо лишь безотлагательно привлечь внимание,
о некоторых хотя бы упомянуть и пригласить к более глубокому размышлению в по­следующем.
Короче говоря, на данном этапе необходимо обозначить, наметить назревшую
проблематику и тематику. —

В отличие от других наук — политологии,
социологии, культуроло­гии, уже обретающих в российской действительности
прочную почву под ногами, кратология во многом еще только оформляется. Для нее
очень важно и полезно воспользоваться опытом других наук. Наличие развивающейся
мировой и российской системы гуманитарных наук — главнейшее условие и залог
расцвета собственно кратологической про­блематики.

Лишь на базе осмысленных научно
достоверных (а не надуманных, утопических) знаний об обществе, на основе
правильной методологии анализа и прогнозирования путей и вариантов его развития
сможет в полный голос заговорить и сама кратология. Преодоление отставания
социальной теории от осмысления действительного состояния общест­ва, его
глубинных тенденций, нынешних болезненных процессов и зав­трашних перспектив
очень важно и для кратологии, и для образующих ее систему разнообразных
отраслей знания.

Сегодня кратология, практически
делающая свои первые шаги, особо нуждается во внимании, поддержке и ученых, и
властных струк­тур, и средств массовой информации. Нуждается она и в
использовании возможностей современной информатики.

Объектом внимания и забот самой
кратологии, средством обога­щения ее интеллектуального содержания являются
разнообразные идеи, теории власти, учения о власти, т. е. учения мыслителей разных
веков и народов по вопросам власти. Они порой небезуспешно пыта­лись разгадать
тайну и раскрыть сущность такого фундаментального явления, как власть, выявить
ее принципы и законы, обобщить ее опыт, найти пути ее совершенствования,
продления сроков господ­ства, общения с массами, а при возможности и
привлечения их на свою сторону (Платон, Аристотель, Макиавелли, Гоббс, Локк,
Монтескье, К. Маркс, М. Вебер, В. Парсонс, Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, и
многие другие). В этой совокупности идей интересны властные иде­алы как
прошлого, так и современные, т. е. комплексы высших целей и устремлений,
провозглашаемых властью, а также система представ­лений у граждан о тех
достоинствах, которые они хотели бы видеть у власти и властителей, прежде всего
у наиболее близко стоящих к ним органов власти.

В общей характеристике кратологии,
как и любой другой из наук, существенно важны не только ее объект, предмет, но
и ее цели, задачи, особенности, функции, методы, категории. К их характеристике
мы и переходим.

Целями (задачами) кратологии
являются те ее мысленные предвос­хищения результатов деятельности и установки
на достижение таких результатов, которые предопределяют исследовательские,
прогности­ческие, практические усилия и преследуют необходимость найти опти­мальные
решения возникающих проблем применительно ко всему раз­нообразию условий —
исторических, социальных, персональных и т. д.

Среди таких целей отметим:

— выяснение сути, природы, состава
(комплекса) властей и возмож­ностей их использования;

— определение подлинных (и
закулисных) действующих субъектов, _объектов (их замыслов, расчетов,
взаимосвязей), их силы, мощи, влия-ни1, возможностей эффективного воздействия
на реальную среду, людей и сложившуюся обстановку;

 — установление принципов,
закономерностей, отслеживание (мониторинг) тенденций развития конкретных
явлений, сил, процессов, движений, их вероятных трансформаций, эволюции, стадий
и финалов;

 — изучение меры, степени, масштабов
воздействия внутренних и внешних факторов на происходящие преобразования,
возможности перемен и их направленности;

 — трезвая, непредвзятая оценка
истинного состояния власти и науки о ней, наличной информации, учет возможных и
имеющихся здесь парой ошибок, просчетов, отклонений, подлогов, неблаговидных
дея­ний и замыслов, ибо власть — это сфера активной деятельности и не­редко
жестокой борьбы.

Что касается особенностей властей,
властителей и наук о власти, то и конкретным лицам, и этим наукам, и их
представителям должны быть присущи профессионализм, масштабность взглядов,
широкий кругозор, строгость и объективность оценок, богатство содержания
исследований и точность выводов; необходимо взаимодействие теории и практики,
умение отразить подлинные, коренные, глубинные процессы властной деятельности и
научно их истолковать, иными словами — получать ин­формацию, накапливать и
анализировать ее, правильно пользоваться ею. Это требует независимости поисков
и суждений ученых от своеко­рыстных интересов тех или иных властей или
властителей. Отсутствие такой независимости веками оказывалось камнем
преткновения в уче­ниях о власти, и лишь все большая демократизация жизни
общества по­степенно снимает препятствия на пути утверждения научных взглядов
нa власть.

В нашу эпоху растущей
интернационализации связей и отношений государств и народов кратология и сама
призвана обретать своего рода интернациональный характер, обобщать,
анализировать и осмысливать опыт различных государств и народов, пользоваться
их идеями и пред­лагать им новые идеи и знания. Как ни хороши национальные
кухни (французская, китайская, японская и т. д.), «кухни власти» у
разных на­родов должны все больше иметь общего и сходного, правда, без дикта­торских
«приправ».

У кратологии и кратологов, при всех
трудностях нашего времени, именно в пору нарастающих международных связей, деятельности
ООН, ее специализированных организаций и множества разного рода
неправительственных организаций чрезвычайно широкое поле для ис­следования,
популяризации идей и взглядов, выработки современного демократического
кратологического мышления.

В числе функций кратологии можно
назвать очевидные — познава­тельная, информационная, регулятивная,
прогностическая, а также обучающая и воспитывающая, — которые нет необходимости
характе­ризовать в деталях.

Кратология зачастую пользуется теми
же методами, что и другие социальные (общественные) науки: сбор информации,
наблюдение, анализ документов, анкетные опросы, интервьюирование, экспресс-оп­росы,
эксклюзивные интервью, аналитические исследования, прогно­стические разработки,
поиски в архивах и т. д. Другое дело, если речь _идет не о науке о власти, а
собственно о самой власти. Здесь можно не отказать себе в удовольствии заявить:
сколько существует npaвителей, столько у них и методов. Во всяком случае,
властная практика, несом­ненно, намного более пестра и интересна своими
проявлениями, чем бо­лее «скучная» властная теория. Достаточно
вспомнить фигуры Алек­сандра Македонского, Цезаря, Петра I, Наполеона.

Наконец, кратология имеет и обширный
понятийный, категориаль­ный аппарат. Отметим прежде всего общность многих ее
понятий с по­нятиями таких гуманитарных наук, как философия, право,
политология, социология. Разумеется, до выделения кратологии как самостоя­тельной
науки многие из ключевых ее понятий были широко распространены и фигурировали в
качестве понятий философских, по­литологических и правоведческих наук. Это
прежде всего сама власть, ее разного рода модификации и проявления. Такого рода
практика бу­дет иметь место и впредь.

Но если всерьез создавать
кратологию, то, конечно, необходим и процесс отбора, накопления, классификации
соответствующего катего­риального аппарата. В этом случае уже можно толковать
категории теории власти (кратологии) как те основные научные понятия, которые
на деле выражают наиболее общие свойства и связи явлений и процес­сов в сфере
власти и общественно-политической жизни (они подробно характеризуются в данной
книге),

Это, в свою очередь, позволяет
поставить вопрос о кратологическом тезаурусе по аналогии с другими областями
знания*. О чем здесь идет речь? Кратологический тезаурус — это словарь, в
котором макси­мально полно представлены слова того или иного языка, охватываю­щие
сферу власти, с обстоятельным перечнем примеров их употребле­ния. По нашей
оценке, в области кратологии (в ее различных отраслях и областях) правомерно
выделять около 5000 понятий, терминов, кате­горий, устойчивых словосочетаний,
которыми прежде всего описывает­ся многогранная и многовековая властная
практика.

И очень важны теперь энергичнейшая
работа в сфере теории вла­сти, создание и реализация новых наработок, преодоление
отстраненно­сти людей от власти, налаживание союза власти и общества.

А практически первостепенная
проблема — упорядочение, систе­матизация знаний о власти.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ