Сознание, язык, общение :: vuzlib.su

Сознание, язык, общение :: vuzlib.su

121
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Сознание, язык, общение

.

Сознание, язык, общение

Язык так же древен, как и сознание: «Один только человек из
всех живых существ одарен речью». У животных нет сознания в человечес­ком
смысле слова. Нет у них и языка, равного человеческому. То не­многое, о чем
животные хотят сообщить друг другу, не требует речи. Сущность языка выявляется
в его двуединой функции: служить средст­вом общения и орудием мышления. Речь —
это деятельность, сам процесс общения, обмена мыслями, чувствами, пожеланиями,
целеполаганиями и т.п., который осуществляется с помощью языка, т.е. опре­деленной
системы средств общения. Язык — это система содержа­тельных, значимых форм:
всякое слово светится лучами смыслов. Посредством языка мысли, эмоции отдельных
людей превращаются из их личного достояния в общественное, в духовное богатство
всего общества. Благодаря языку человек воспринимает мир не только своими
органами чувств и думает не только своим мозгом, а орга­нами чувств и мозгом
всех людей, опыт которых он воспринял с помощью языка. Храня в себе духовные
ценности общества, будучи материальной формой конденсации и хранения идеальных
момен­тов человеческого сознания, язык выполняет роль механизма соци­альной
наследственности.

Обмен мыслями, переживаниями при помощи языка складыва­ется
из двух теснейшим образом связанных между собой процессов: выражения мыслей (и
всего богатства духовного мира человека) го­ворящим или пишущим и восприятия,
понимания этих мыслей, чувств слушающим или читающим. (Необходимо иметь в виду
и ин­дивидуальные особенности общающихся с помощью слова: читаю­щие одно и то
же вычитывают разное.)

Человек может выражать свои мысли самыми разнообразными
средствами. Мысли и чувства, например, музыканта, выражаются в музыкальных
звуках, художника — в рисунках и красках, скульпто­ра — в формах, конструктора
— в чертежах, математика — в форму­лах, геометрических фигурах и т.п. Мысли и
чувства выражаются в действиях, поступках человека, в том, что и как он делает.
Какими бы иными средствами ни выражались мысли, они в конечном счете так или
иначе переводятся на словесный язык — универсальное сред­ство среди
используемых человеком знаковых систем, выполняющее роль всеобщего
интерпретатора. Это особое положение языка среди всех коммуникативных систем
вызвано его связью с мышлением, производящим содержание всех сообщений,
переданных посредст­вом любой знаковой системы.

Близость мышления и языка, их тесное родство приводит к
тому, что свое адекватное (или наиболее приближенное к таковому) вы­ражение
мысль получает именно в языке. Ясная по своему содержа­нию и стройная по форме
мысль выражается в доходчивой и пос­ледовательной речи. «Кто ясно думает, тот
ясно и говорит», — гласит народная мудрость. По словам Вольтера, прекрасная
мысль теряет свою цену, если дурно выражена, а если повторяется, то наводит
скуку. Именно с помощью языка, письменной речи мысли людей передаются на
огромные расстояния, по всему земному шару, пере­ходят от одного поколения к
другому.

Что значит воспринять и понять высказанную мысль? Сама по
себе она нематериальна. Мысль невозможно воспринять органами чувств: ее нельзя
ни увидеть, ни услышать, ни осязать, ни попробо­вать на вкус. Выражение «люди
обмениваются мыслями посредством речи» не следует понимать буквально. Слушающий
ощущает и вос­принимает слова в их связи, а осознает то, что ими выражается, —
мысли. И это осознание зависит от уровня культуры слушающего, читающего.
«…Одно и то же нравоучительное изречение в устах юноши, понимающего его
совершенно правильно, не имеет [для него] той значимости и широты, которые оно
имеет для духа умуд­ренного житейским опытом зрелого мужа; для последнего этот
опыт раскрывает всю силу заключенного в таком изречении содержа­ния». Взаимное
понимание наступает лишь в том случае, если в мозгу слушающего возникают (в
силу закрепленного при обучении языку за определенным словом соответствующего
образа — значе­ния) представления и мысли, которые высказывает говорящий. В
науке этот принцип общения носит название принципа намекания, согласно которому
мысль не передается в речи, а лишь инду­цируется (как бы возбуждается) в
сознании слушателя, приводя к неполному воспроизведению информации. Отсюда
теории, в кото­рых принципиально отвергается возможность полного взаимного
понимания общающихся.

Сознание и язык образуют единство: в своем существовании они
предполагают друг друга, как внутреннее, логически оформленное идеальное
содержание предполагает свою внешнюю материальную форму. Язык есть
непосредственная деятельность мысли, сознания. Он участвует в процессе
мыслительной деятельности как ее чувст­венная основа или орудие. Сознание не
только выявляется, но и формируется с помощью языка. Наши мысли строятся в
соответст­вии с нашим языком и должны ему соответствовать. Справедливо и обратное:
мы организуем речь в соответствии с логикой нашей мысли. «Образ мира, в слове
явленный», — эти слова Б. Пастернака емко характеризуют суть единства мысли и
слова. Когда мы проник­лись идеей, когда ум, говорит Вольтер, хорошо овладел
своей мыс­лью, она выходит из головы вполне вооруженной подходящими вы­ражениями,
облаченными в подходящие слова, как Минерва, вы­шедшая из головы Юпитера в
доспехах. Связь между сознанием и языком не механическая, а органическая. Их
нельзя отделить друг от друга, не разрушая того и другого.

Посредством языка происходит переход от восприятий и
представлений к понятиям, протекает процесс оперирования понятия­ми. В речи
человек фиксирует свои мысли, чувства и благодаря этому имеет возможность не
только подвергать их анализу как вне его лежащий идеальный объект, но главное,
передать их. Выражая свои мысли и чувства, человек отчетливее уясняет их сам:
он пони­мает себя, только испытав на других понятность своих слов. Неда­ром
говорится: если возникла мысль, надо изложить ее, тогда она станет яснее, а
глупость, заключенная в ней, — очевидней. Язык и сознание едины. В этом
единстве определяющей стороной является сознание, мышление: будучи отражением
действительности, оно «лепит» формы и диктует законы своего языкового бытия. Через
сознание и практику структура языка в конечном счете отражает, хотя и в
модифицированном виде, структуру бытия. Но единство — это не тождество:
сознание отражает действительность, а язык обозначает ее и выражает в мысли.
Речь — это не мышление, иначе, как заметил Л. Фейербах, величайшие болтуны
должны были бы быть величайшими мыслителями.

Язык и сознание образуют противоречивое единство. Язык вли­яет
на сознание: его исторически сложившиеся нормы, специфич­ные у каждого народа,
в одном и том же объекте оттеняют различные признаки. Например, стиль мышления
в немецкой философской культуре иной, чем, скажем, во французской, что в
известной мере зависит и от особенностей национальных языков этих народов. Од­нако
зависимость мышления от языка не является абсолютной, как считают некоторые
лингвисты: мышление детерминируется глав­ным образом своими связями с
действительностью, язык же может лишь частично модифицировать форму и стиль
мышления.

Язык влияет на сознание, мышление и в том отношении, что он
придает мысли некоторую принудительность, осуществляет своего рода «тиранию»
над мыслью, направляет ее движение по каналам языковых форм, как бы вгоняя в их
общие рамки постоянно пере­ливающиеся, изменчивые, индивидуально неповторимые,
эмоцио­нально окрашенные мысли. Именно это общее только и возможно адекватно
передать другим.

Не все выразимо с помощью языка. Тайны человеческой души
настолько глубоки, что невыразимы обычным человеческим язы­ком: здесь нужны и
поэзия, и музыка, и весь арсенал символических средств.

Человек получает информацию не только с помощью обычного
языка, но и посредством разнообразнейших событий внешнего мира. Дым
сигнализирует о том, что горит костер. Но тот же дым приобретает характер
условного знака, если люди заранее догово­рились о том, что он будет означать,
например, «обед готов». Знак — это предмет, процесс, действие, выполняющие в
общении роль представи­теля чего-то другого и используемые для приобретения,
хранения, преобра­зования и передачи информации. Знаковые системы возникли и
разви­ваются как материальная форма, в которой осуществляются созна­ние,
мышление, реализуются информационные процессы в общест­ве, а в наше время и в
технике. Под значением знаков имеется в виду та информация о вещах, свойствах и
отношениях, которая пере­дается с их помощью. Значение является выраженным в
материаль­ной форме знака отражением объективной действительности. В него
входят как понятийные, так и чувственные и эмоциональные компоненты, волевые
побуждения, просьбы — словом, вся сфера психики, сознания.

Исходной знаковой системой является обычный, естественный
язык. Среди неязыковых знаков выделяются знаки-копии (фотогра­фии, отпечатки
пальцев, отпечатки ископаемых животных и расте­ний и т.п.); знаки-признаки
(озноб — симптом болезни, туча — пред­вестник приближения дождя и т.п.);
знаки-сигналы (фабричный гудок, звонок, аплодисменты и т.п.); знаки-символы
(например, дву­главый орел символизирует российскую государственность); знаки
общения — вся совокупность естественных и искусственных языков. К знакам искусственных
систем относятся, например, различные ко­довые системы (азбука Морзе, коды,
используемые при составлении программ для компьютеров), знаки формул, различные
схемы, сис­тема сигнализации уличного движения и др. Любой знак функцио­нирует
только в соответствующей системе. Строение и функционирование знаковых систем
изучает семиотика.

Развитие знаковых систем определяется потребностями разви­тия
науки, техники, искусства и общественной практики. Употреб­ление специальной
символики, особенно искусственных систем, формул, создает для науки огромные
преимущества. Например, упот­ребление знаков, из которых составляются формулы,
дает возмож­ность в сокращенном виде фиксировать связи мыслей, осуществлять
общение в международном масштабе. Искусственные знаковые сис­темы, в том числе
языки-посредники, используемые в технике, яв­ляются дополнением естественных
языков и существуют лишь на их основе.

Язык и вообще вся богатейшая знаково-символическая сфера не
имеет самодовлеющего смысла. Все силы души, все возможности речевого общения (а
мышление возможно только на основе языка) нацелены на общение с миром и с себе
подобными в жизни обще­ства. А это возможно только при условии адекватного
постижения сущего.

*

*        *

Итак, мы рассмотрели проблему сознания в различных ее аспек­тах.
При этом заметим, что слово «сознание» содержит в себе корень «зн» слов зн-ать,
зн-а-ние. Получается, что сознание и знание — род­ственные слова-понятия.
Поэтому рассмотрение проблемы созна­ния во всех его вариациях вполне логично требует
перехода к рас­смотрению теории познания, которая продолжает и углубляет по­нимание
сути самого сознания на ином уровне проявления его по­знавательной,
действенно-творческой сущности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ