Тема  4. Сущность и смысл познания :: vuzlib.su

Тема  4. Сущность и смысл познания :: vuzlib.su

51
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Тема  4. Сущность и смысл познания

.

Тема  4. Сущность и смысл познания

Человечество всегда стремилось к приобретению новых знаний.
Овладение тайнами бытия есть выражение высших устремлений твор­ческой
активности разума, составляющего гордость человечества. За тысячелетия своего
развития оно прошло длительный и тернис­тый путь познания от примитивного и
ограниченного ко все более глубокому и всестороннему проникновению в сущность
окружающе­го мира. На этом пути было открыто неисчислимое множество фак­тов,
свойств и законов природы, общественной жизни и самого че­ловека, одна другую
сменяли научные картины мира. Развитие на­учного знания происходило
одновременно с развитием производ­ства, с расцветом искусств, художественного
творчества. Знание об­разует сложнейшую систему, которая выступает в виде
социальной памяти, богатства ее передаются от поколения к поколению, от на­рода
к народу с помощью механизма социальной наследственности, культуры.

Теория познания есть общая теория, уясняющая саму природу
познава­тельной деятельности человека, в какой бы области науки, искусства или
житейской практики она ни осуществлялась. Теория познания разви­валась вместе с
философией на протяжении всей ее всемирной ис­тории.

Теория познания иначе называется гносеологией, или
эпистемологией. Эти термины имеют греческие корни: gnosis — познавание,
узнавание; познание, знание и episteme — знание, умение; наука. В русском языке
термин «знание», равно как и «познание», несет два основных значения:
во-первых, знание как данность, добы­тый факт, во-вторых, процесс узнавания,
добычи знания в пер­вом смысле. Гносеология не может не касаться указанных
сторон. Все же в узком смысле задачей гносеологии является скорее иссле­дование
природы «готового» знания, чем методов его получения. Таким образом,
гносеология —  это знание о знании. В последние деся­тилетия ученых все больше
интересует процесс получения знания, его приращения, развития, а это
предполагает изучение и использование достижений истории наук, данных
когнитивной психоло­гии, учет личностного фактора в познавательной
деятельности.

Существенно то, что хотя гносеология не может игнорировать разнообразные
данные, получаемые в смежных науках, она не может и не должна зависеть в своих
посылках от них. Правильное разграничение предметов направлено именно на это. В
идеале тео­рия познания должна обосновывать всякое знание, в том числе ес­тественнонаучное
и философское. Она должна объяснять саму воз­можность такого знания, его
сущность, содержание понятия исти­ны, ее критерии. Поэтому ясно, что если
теория знания включает в себя в качестве предпосылок выводы каких-то других
теорий, то она рискует попасть в логический круг. Человек, приступающий к
построению гносеологии, находится в тяжелейшем положении: он должен сам
«поднять себя за волосы», создать теорию фактически на голом месте, чтобы
удовлетворить идеалу беспредпосылочности.

Как выражается Н.О. Лосский, мы вслед за И. Кантом, основа­телем
критического метода, должны прибегнуть к крайне своеоб­разному подходу. Мы
должны строить философскую теорию знания «не опираясь ни на какие другие
теории, т.е. не пользуясь утверждениями других наук…» При этом можно,
конечно, «воспользоваться трудами других наук и их анализом мирового целого, но
только как матери­алом, а вовсе не как основою для теории знания».

Идеал чистой, беспредпосылочной теории познания труден и
почти недостижим. Кроме того, на практике теорию познания в точ­ном смысле,
например в том, который предлагает установить Лос­ский, трудно полностью
отделить от смежных отраслей философии. Особенно существен факт, что
значительная часть современной гно­сеологии прямо ориентирована на научное
(прежде всего естествен­нонаучное) познание и в своих методах и материале по
существу сливается с методологией науки. Надо ли отделять методологию от теории
познания? Если исходить из определения теории познания, данного выше, то — да.
Методология изучает не знание и истину как таковые, а приемы их получения — в
специфической обстановке научного исследования. Тем не менее оказывается, что
не умозри­тельное, а предметное изучение того, каким образом наука накап­ливает
свое знание, позволяет понять очень многое о самой природе получаемого знания,
его структуре, функционировании, статусе его частей. Философы, которые
занимаются такого рода исследования­ми, как правило, владеют богатым
фактическим материалом по ис­тории науки, и их выводами не следует
пренебрегать. Без всесто­роннего и глубокого обобщения достижений конкретных
наук и того, как были достигнуты эти результаты в муках творчества, во взлетах
и падениях, в озарениях и заблуждениях, т.е. без осмысления методологии науки,
теория познания может выродиться в схолас­тику, в систему искусственных
конструкций. Последнее особенно опасно, ибо современная философия имеет
склонность быть при­кладной, и методология науки дает пример подобных
приложений, будучи не только описательным, но и нормативным учением. Она помогает
ученым и стимулирует прогресс научного знания, выявляя и делая общим
достижением эвристику. При соединении с методо­логией науки задача гносеологии
— осмыслить, что действительно есть знание и каким образом оно достигается.

В дальнейшем изложении, как и в остальных частях книги, мы
не будем себя связывать построением системы, что избавит нас от необходимости
явного конструирования той или иной «беспредпосылочной» чистой гносеологии.
Скорее, будет дано описание пестрой ткани возникающих здесь проблем, способов
их решения и разнообразных примеров. Это можно сравнить с изучением геомет­рии,
когда вместо сухого формально-аксиоматического построения ее основ сразу
начинают знакомиться с ее методами, находящими живое приложение в самой жизни.
Единственное, о чем нужно помнить, что аксиомы существуют и «правильное»
построение при нужде возможно.

На современном уровне теория познания являет собой результат
обобщения всей истории развития познания мира. Она исследует природу
человеческого познания, формы и закономерности пере­хода от поверхностного
представления о вещах (мнения) к пости­жению их сущности (истинного знания), а
в связи с этим рассмат­ривает вопрос о путях достижения истины, о ее критериях.
Но че­ловек не мог бы познать истинное как истинное, если бы не делал ошибок,
поэтому теория познания исследует также и то, как человек впадает в заблуждения
и каким образом преодолевает их. Наконец, самым животрепещущим вопросом для
всей гносеологии был и ос­тается вопрос о том, какой практический, жизненный
смысл имеет достоверное знание о мире, о самом человеке и человеческом об­ществе.
Все эти многочисленные вопросы, а также и те, которые рождаются в области
других наук и в общественной практике, спо­собствуют оформлению обширной
проблематики теории познания, которая в своей совокупности и может представить
ответ на вопрос, что есть знание. Знать означает в самом широком смысле владеть
и уметь. Знание есть связующая нить между природой, человеческим дух и
практической деятельностью.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ