Что есть истина :: vuzlib.su

Что есть истина :: vuzlib.su

20
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Что есть истина

.

Что есть истина

Стремление к истине и красоте как высшему благу есть,
согласно Платону, исступленность, восторженность, влюбленность. Надо лю­бить
истину так, говорил Л.Н. Толстой, чтобы всякую минуту быть готовым, узнав
высшую истину, отречься от всего того, что прежде считал истиной.

Величайшие умы человечества всегда видели в истине ее высо­кий
нравственно-эстетический смысл. Когда, например, Ф.М. До­стоевский утверждал,
что красота спасет мир, то он, конечно же, был далек от каких бы то ни было
религиозно-мистических моти­вов, но говорил именно об этом высоком смысле
истины, отрицая ее сугубо утилитарный, прагматический смысл. Действительная ис­тина
не может быть ущербной: простая ее лишь прагматическая полезность не может
служить нравственному возвышению челове­чества.

Обычно истину определяют как соответствие знания объекту.
Истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредст­вом его
чувственного или интеллектуального постижения либо сообщения о нем и
характеризуемая с точки зрения ее достоверности. Таким об­разом, истина
существует не как объективная, а как субъективная, духовная реальность в ее
информационном и ценностном аспектах. Ценность знания определяется мерой его
истинности. Другими сло­вами, истина есть свойство знания, а не самого объекта
познания.

Истину определяют как адекватное отражение объекта познаю­щим
субъектом, воспроизводящее реальность такой, какова она есть сама по себе, вне
и независимо от сознания. Это объективное со­держание чувственного,
эмпирического опыта, а также понятий, суждений, теорий, учений и, наконец, всей
целостной картины мира в динамике ее развития. То, что истина есть адекватное
отражение реальности в динамике ее развития, придает ей особую ценность как
базе прогностического измерения. Истинные знания дают людям возможность разумно
организовывать свои практические действия в настоящем и предвидеть грядущее.
Если бы познание не было с самого своего возникновения более или менее истинным
отражением действительности, то человек не мог бы не только ра­зумно
преобразовывать окружающий мир, но и приспособиться к нему. Сам факт
существования человека, история науки и практики подтверждают справедливость
этого положения. Итак, истина «не сидит в вещах» и лишь отчасти (субъективная
истина) создается нами; истина есть характеристика меры адекватности знания,
постижения сути объекта субъектом.

Опыт показывает, что человечество редко достигает истины
иначе, как через крайности и заблуждения.

Заблуждение — это содержание сознания, не соответствующее
реальнос­ти, но принимаемое за истинное. История познавательной деятельности
Человечества показывает, что и заблуждения отражают — правда, односторонне —
объективную действительность, имеют реальный источник, «земное» основание. Нет
и в принципе быть не может заблуждения, решительно ничего не отражающего —
пусть и очень опосредованно или даже предельно извращенно.

Заблуждения обусловлены и относительной свободой выбора
путей познания, сложностью решаемых проблем, стремлением к ре­ализации замыслов
в ситуации неполной информации. Тут уместно напомнить слова И.В.  Гете: «Кто
ищет, вынужден блуждать». В на­учном познании заблуждения выступают как ложные
теории, лож­ность которых выявляется ходом дальнейшего развития науки. Так
было, например, с геоцентрической теорией Птолемея или с нью­тоновской
трактовкой пространства и времени.

Итак, заблуждения имеют и гносеологические, и психологичес­кие,
и социальные основания. Но их следует отличать от лжи как
нравственно-психологического феномена. Чтобы глубже оценить истину и судить о
ней, необходимо знать и о заблуждении, и о лжи. Ложь — это искажение
действительного состояния дел, имеющее целью ввес­ти кого-либо в обман. Ложью
может быть как измышление о том, чего не было, так и сознательное сокрытие
того, что было.

Научное познание по самой своей сути невозможно без столкно­вения
различных, порой противоположных воззрений, борьбы убеждений, мнений,
дискуссий, так же как невозможно и без заблуж­дений, ошибок. Проблема ошибок
занимает далеко не последнее место в науке.

Однако нет оснований для пессимистического воззрения на по­знание
как на сплошное блуждание в потемках вымыслов. До тех пор пока человек
стремится все вперед и вперед, говорил И.В. Гете, он блуждает. Заблуждения в
науке постепенно преодолеваются, а истина пробивает себе дорогу к свету.

Обыденное сознание, мысля истину как прочно достигнутый ре­зультат
познания, обычно оперирует такими безусловными истина­ми, как отчеканенной
монетой, «которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в
карман». Но система научных знаний, да и житейский опыт — не склад
исчерпывающей инфор­мации о бытии, а бесконечный процесс, как бы движение по
лест­нице, восходящей от низших ступеней ограниченного, приблизи­тельного ко
все более всеобъемлющему и глубокому постижению сути вещей. В то же время
постижение истины отнюдь не только движущийся без остановки процесс, а единство
процесса и резуль­тата.

Каждая ступень научного познания ограничена уровнем развития
науки, историческими уровнями жизни общества, уровнем практи­ки, а также
познавательными способностями данного ученого, раз­витие которых обусловлено и
конкретно-историческими обстоя­тельствами, и в определенной степени природными
факторами. На­учные знания, в том числе и самые достоверные, точные, носят
относительный характер. Относительность знаний заключается в неполноте и
вероятностном характере. Истина относительна, ибо она отражает объект не
полностью, не целиком, не исчерпывающа образом, а в известных пределах,
условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Относительная
истина есть ограниченно верное знание о чем-либо.

Каждая последующая теория по сравнению с предшествующей
является более полным и глубоким знанием. Все рациональное со­держание прежней
теории входит в состав новой. Отметается нау­кой лишь претензия, будто она
являлась исчерпывающей. Прежняя теория истолковывается в составе новой теории
как относительная истина и тем самым как частный случай более полной и точной
теории.

Говоря об относительном характере истины, не следует
забывать, что имеются в виду истины в сфере научного знания, но отнюдь не
знание абсолютно достоверных фактов, вроде того, что сегодня Рос­сия — не монархия.
Именно наличие абсолютно достоверных и по­тому абсолютно истинных фактов
чрезвычайно важно в практичес­кой деятельности людей, особенно в тех областях
деятельности, в которых решаются человеческие судьбы.

Абсолютность истины прежде всего наблюдается в прошлом. В
настоящем, а тем более в будущем, абсолютность истины есть про­дукт большей или
меньшей доли абстрагирования или допустимос­ти — достаточно вспомнить
классическую механику Ньютона или. Евклидову геометрию. Признание истины
абсолютной допустимо и правомерно по этическим и практическим соображениям, а
также в зависимости от степени развития знания. Вероятностные явления (и
соответствующие законы) общественных наук относительны по определению.

Термин «абсолютное» применяется и к любой относительной ис­тине:
поскольку она объективна, то в качестве момента содержит нечто абсолютное. В
совокупном знании человечества удельный вес абсолютного постоянно возрастает.
Развитие любой истины есть на­ращивание моментов абсолютного.

Итак, наука располагает не только абсолютными истинами, но в
еще большей мере — истинами относительными, хотя абсолютное всегда частично
реализовано в наших актуальных знаниях. Неразум­но увлекаться утверждением
абсолютных истин. Необходимо по­мнить о безмерности еще непознанного, об
относительности нашего знания.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ