Методы и приемы исследования :: vuzlib.su

Методы и приемы исследования :: vuzlib.su

8
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Методы и приемы исследования

.

Методы и приемы исследования

Методология — это учения о методах познания и преобразования
действи­тельности.

Метод — это система регулятивных принципов преобразующей,
прак­тической или познавательной, теоретической деятельности.

Метод конкретизируется в методике. Методика — это конкретные
приемы, средства получения и обработки фактического материала. Она производна
от методологических принципов и основана на них.

Выбор и применение методов и различных методик исследова­тельской
работы предопределяются и вытекают и из природы изу­чаемого явления, и из
задач, которые ставит перед собой исследо­ватель. В науке метод часто
определяет судьбу исследования. При различных подходах из одного и того же
фактического материала могут быть сделаны противоположные выводы. Характеризуя
роль правильного метода в научном познании, Ф. Бэкон сравнивал его со
светильником, освещающим путнику дорогу в темноте. Он образ­но сказал: даже
хромой, идущий по дороге, опережает того, кто бежит без дороги. Нельзя
рассчитывать на успех в изучении како­го-либо вопроса, идя ложным путем: не
только результат исследова­ния, но и ведущий к нему путь должны быть истинными.

Метод сам по себе не предопределяет полностью успеха в
исследовании действительности: важен не только хороший метод, но и мастерство
его применения. В процессе научного познания исполь­зуются разнообразные
методы. В соответствии со степенью их об­щности они применяются либо в более
узкой, либо в более широкой области. Каждая наука, имея свой предмет изучения,
применяет осо­бые методы, вытекающие из того или иного понимания сущности ее объекта.
Так, методы исследования общественных явлений опре­деляются спецификой
социальной формы движения материи, ее за­кономерностями, сущностью.

Решение разнообразных конкретных задач предполагает в каче­стве
необходимого условия некоторые общие философские методы, отличительная
особенность которых — универсальность. Эти мето­ды действуют всюду, указывая
общий путь к истине. К таким методам относятся уже рассмотренные выше законы и
категории диалекти­ки, наблюдение и эксперимент, сравнение, анализ и синтез,
индук­ция и дедукция и т.д. Если специальные методы выступают как част­ные
приемы раскрытия закономерностей исследуемых объектов, то философские методы,
являются приемами исследования тех же объ­ектов с точки зрения раскрытия в них
всеобщих законов движения, развития, разумеется, по-особому проявляющихся в
зависимости от специфики объекта. Философские методы не определяют однознач­но
линию творческих поисков истины. И в этом вопросе последнее и решающее слово в
конечном счете принадлежит практике, жизни. Каждый метод дает возможность
познавать лишь какие-то отдель­ные стороны объекта. Отсюда возникает
необходимость во «взаимной дополнительности» отдельных методов, что обусловлено
кроме всего прочего тем, что каждый из них имеет определенные пределы своих
познавательных возможностей.

Сравнение есть установление различия и сходства предметов.
Сравне­ние — это не объяснение, но оно помогает уяснению. В науке сравнение
выступает как сравнительный или сравнительно-исторический метод. Первоначально
возникший в филологии, литературоведении, он затем стал успешно применяться в
других областях знания. Сравнительно-исторический метод позволяет выявить
генетическое род­ство тех или иных животных, языков, народов, религиозных веро­ваний,
художественных методов, закономерностей развития обще­ственных формаций и т.д.

Процесс познания совершается так, что мы сначала наблюдаем
общую картину изучаемого предмета, а частности остаются в тени. При таком
взгляде на вещи нельзя познать их внутренней струк­туры и сущности. Для изучения
частностей мы должны рассмотреть составляющие изучаемого предмета. Анализ — это
мысленное разло­жение предмета на составляющие его части или стороны. Будучи не­обходимым
приемом мышления, анализ является лишь одним из моментов процесса познания. Невозможно
познать суть предмета, только разлагая его на элементы, из которых он состоит.
Химик, по словам Гегеля, помещает кусок мяса в свою реторту, подвергает его
разнообразным операциям и затем говорит: я нашел, что оно состоит из кислорода,
углерода, водорода и т.д. Но эти вещества уже не суть мясо.

В каждой области знания есть как бы свой предел членения объ­екта,
за которым мы переходим в мир иных свойств и закономер­ностей. Когда путем
анализа частности достаточно изучены, насту­пает следующая стадия познания —
синтез — мысленное объединение в единое целое расчлененных анализом элементов.
Анализ фиксирует в ос­новном то специфическое, что отличает части друг от
друга. Синтез же вскрывает то существенно общее, что связывает части в единое
целое.

Анализ и синтез находятся в единстве: в каждом своем
движении наше мышление столь же аналитично, сколь и синтетично. Анализ,
предусматривающий осуществление синтеза, центральной своей за­дачей имеет
выделение существенного.

Анализ и синтез являются основными приемами мышления,
имеющими свое объективное основание и в практике, и в логике вещей: процессы
соединения и разъединения, созидания и разру­шения составляют основу всех
процессов мира.

Мысль человеческая, как луч прожектора, в каждый данный мо­мент
выхватывает и освещает только какую-то часть действитель­ности, а все остальное
для нас как бы тонет во мгле. В каждый мо­мент времени мы осознаем лишь
что-нибудь одно. Но и оно имеет множество свойств, связей. И мы можем познавать
это «одно» толь­ко в Преемственном порядке: концентрируя внимание на одних свой­ствах
и связях и отвлекаясь от других.

Абстрагирование — это мысленное выделение какого-либо
предмета в от­влечении от его связей с другими предметами, какого-либо свойства
пред­мета в отвлечении от других его свойств, какого-либо отношения предметов в
отвлечении от самих предметов.

Абстрагирование составляет необходимое условие возникнове­ния
и развития любой науки и человеческого мышления вообще. Оно имеет свой предел:
нельзя, как говорят, безнаказанно абстра­гировать пламя пожара от того, что
горит. Острие абстракции, как и лезвие бритвы, можно, по меткому выражению Б.
Рассела, все оттачивать и оттачивать, пока от нее ничего не останется. Вопрос о
том, что в объективной действительности выделяется абстраги­рующей работой
мышления и от чего мышление отвлекается, в каждом конкретном случае решается в
прямой зависимости прежде всего от природы изучаемого объекта и тех задач,
которые ставятся перед исследованием.

В качестве результата процесса абстрагирования выступают раз­личные
понятия о предметах («растение», «животное», «человек» и т.п.), мысли об
отдельных свойствах предметов и отношениях между ними, рассматриваемых как
особые «абстрактные предметы» («белизна», «объем», «длина», «теплоемкость» и
т.п.).

Важным примером научного познания мира является идеализа­ция
как специфический вид абстрагирования. Абстрактные объекты не существуют и
неосуществимы в действительности, но для них имеются прообразы в реальном мире.
Идеализация — это процесс об­разования понятий, реальные прототипы которых
могут быть указаны лишь с той или иной степенью приближения. Примерами понятий,
яв­ляющихся результатом идеализации, могут быть: «точка» (объект, который не
имеет ни длины, ни высоты, ни ширины); «прямая линия», «окружность», «точечный
электрический заряд», «абсолют­но черное тело» и др.

Введение в процесс исследования идеализированных объектов
дает возможность осуществлять построение абстрактных схем ре­альных процессов,
нужных для более глубокого проникновения в закономерности их протекания.

Задачей всякого познания является обобщения — процесс
мысленного перехода от единичного к общему, от менее общего к более общему. В
процессе обобщения совершается переход от единичных понятий к общим, от менее
общих понятий к более общим, от единичных суж­дений к общим, от суждений
меньшей общности к суждениям боль­шей общности, от менее общей теории к более
общей теории, по отношению к которой менее общая теория является ее частным слу­чаем.
Мы не смогли бы справиться с обилием впечатлений, наплы­вающих на нас ежечасно,
ежеминутно, ежесекундно, если бы непре­рывно не объединяли их, не обобщали и не
фиксировали средствами языка. Научное обобщение — это не просто выделение и
синтези­рование сходных признаков, но проникновение в сущность вещи: усмотрение
единого в многообразном, общего в единичном, зако­номерного в случайном.

Примерами обобщения могут быть следующие: мысленный пе­реход
от понятия «треугольник» к понятию «многоугольник», от понятия «механическая
форма движения материи» к понятию «форма движения материи», от понятия «ель» к
понятию «хвойное растение».

В природе самого понимания фактов лежит аналогия, связываю­щая
нити неизвестного с известным. Новое может быть осмыслено, понято только через
образы и понятия старого, известного. Первые самолеты были созданы по аналогии
с тем, как ведут себя в полете птицы, воздушные змеи и планеры.

Аналогия — это правдоподобное вероятное заключение о
сходстве двух предметов в каком-либо признаке на основании установленного их
сходства в других признаках. При этом заключение окажется тем более прав­доподобным,
чем больше сходных признаков у сравниваемых предметов и чем эти признаки
существеннее. Несмотря на то что ана­логии позволяют делать лишь вероятные
заключения, они играют огромную роль в познании, и не только в нем, так как
являются основой воображения и ведут к образованию гипотез, т.е. научных
догадок и предположений, которые в ходе дополнительного иссле­дования и
доказательства могут превратиться в научные теории. Ана­логия с тем, что уже
известно, помогает понять то, что неизвестно. Аналогия с тем, что является
относительно простым, помогает познать то, что является более сложным. Наиболее
часто используют аналогию как метод в так называемой теории подобия, которая ши­роко
применяется при моделировании.

Одна из характерных черт современного научного познания со­стоит
в возрастании роли метода моделирования. Моделирование — это практическое или
теоретическое оперирование объектом, при котором изучаемый предмет замещается
каким-либо естественным или искусственным аналогом, через исследование которого
мы проникаем в предмет по­знания. Например, исследуя свойства модели самолета,
мы тем самым познаем свойства самого самолета.

Модель представляет собой средство и способ выражения черт и
соотношений объекта, принятого за оригинал. Модель — это ими­тация одного или
ряда свойств объекта с помощью некоторых иных пред­метов и явлений. Моделью
может быть всякий объект, воспроизводя­щий требуемые особенности оригинала.
Если модель и оригинал — одинаковой физической природы, то мы имеем дело с
физическим моделированием. Физическое моделирование применяется как прием
экспериментального исследования на моделях свойств стро­ительных конструкций,
зданий, самолетов, судов, как способ выяв­ления недостатков в работе соответствующих
систем и нахождения путей их устранения. Когда явление описывается той же
системой уравнений, что и моделируемый объект, то такое моделирование именуется
математическим. Если некоторые стороны моделируемо­го объекта представлены в
виде формальной системы с помощью знаков, которая затем изучается с целью
переноса полученных све­дений на сам моделируемый объект, то мы имеем дело с
логически-знаковым моделированием.

Моделирование играет огромную эвристическую роль, являясь
предпосылкой новой теории. Моделирование получает широкое применение потому,
что оно дает возможность осуществлять иссле­дование процессов, характерных для
оригинала, в отсутствие самого оригинала. Это часто бывает необходимо из-за
неудобства исследо­вания самого объекта и по многим другим соображениям: дорого­визны,
недоступности, необозримости его и т.п.

Существенное значение в познавательной деятельности имеет
такой метод, как формализация — обобщение форм различных по содержа­нию
процессов, абстрагирование этих форм от их содержания. Всякая формализация
неизбежно является некоторым огрублением реального объекта.

Неверно думать, что формализация — метод только математики,
математической логики и кибернетики. Она пронизывает все формы практической и
теоретической деятельности человека, от­личаясь лишь уровнями. Наш обычный язык
выражает самый сла­бый уровень формализации. Крайним полюсом формализации яв­ляются
математика и математическая логика, изучающая форму рас­суждений, отвлекаясь от
содержания.

Процесс формализации рассуждений состоит в том, что,
во-первых, происходит отвлечение от качественных характеристик предметов;
во-вторых, выявляется логическая форма суждений, в которых зафиксированы
утверждения относительно этих предме­тов; в-третьих, само рассуждение из
плоскости рассмотрения связи предметов переводится в плоскость действий с
суждениями на основе формальных отношений между ними. Использование спе­циальной
символики позволяет устранить многозначность слов обычного языка. В
формализованных рассуждениях каждый символ строго однозначен; символы позволяют
записывать кратко и эко­номно выражения, которые в обычных языках оказываются
гро­моздкими и потому трудно понимаемыми. Применение символики облегчает
выведение логических следствий из данных посылок, про­верку истинности гипотез,
обоснование суждений науки и т.п. Ме­тоды формализации совершенно необходимы
при разработке таких научно-технических проблем и направлений, как компьютерный
перевод, проблематика теории информации, создание различного рода
автоматических устройств для управления производственными процессами и др.

Формализация не является самоцелью. Она нужна в конечном
счете для выражения определенного содержания, для его уточнения и раскрытия.
Формализация — это лишь один (отнюдь не универ­сальный) из приемов познания.

Как методы исследования выделяются индукция — процесс выведе­ния
общего положения из ряда частных (менее общих) утверждений, из единичных
фактов; дедукция, наоборот, — процесс рассуждения, идущий от общего к частному
или менее общему. Обычно различают два основных вида индукции: полную и
неполную. Полная индукция — вывод какого-либо общего суждения о всех предметах
некоторого множества (класса) на основании рассмотрения каждого элемента этого
множества. Понятно, что сфера применения такой индукции ограничена объектами,
число которых конечно и практически обозримо.

На практике чаще всего применяют формы индукции, которые
предполагают вывод о всех предметах класса на основании познания лишь части
предметов данного класса. Такие выводы называются выводами неполной индукции.
Они тем ближе к действительности, чем более глубокие, существенные связи
раскрываются. Неполная индукция, основанная на экспериментальных исследованиях
и вклю­чающая в себя теоретическое мышление (в частности, дедукцию), способна
давать достоверное (или практически приближающееся к достоверному) заключение.
Она носит название научной индукции.

По словам де Бройля, индукция, поскольку она стремится
раздви­нуть уже существующие границы мысли, является истинным источ­ником
действительного научного прогресса. Великие открытия, скачки научной мысли
создаются в конечном счете индукцией — рис­кованным, но важным творческим
методом.

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяБухобслуживание
Следующая статьяО. КОНТ :: vuzlib.su

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ