Идея права: право власти и власть права :: vuzlib.su

Идея права: право власти и власть права :: vuzlib.su

24
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Идея права: право власти и власть права

.

Идея права: право власти и власть права

Учение о праве является частью социальной философии,
рассматривающей эту проблему под своим особым углом зрения, разумеется, с
опорой на конкретные исследования юридической науки. Идея права неизбежно
связана неразрывной цепью таких понятий, как закон, власть, правомерность
принуждения, наказания и, разумеется, идея государственности. Право возникло и
существует с необходимостью для ограничения произвола, антиобщественных,
антигуманных склон­ностей, побуждений и волеизъявлений, которые относятся к
ложно понятым личным интересам, к проявлениям болезненных влечений.

Следует различать понятия права и закона. Т. Гоббс,
например, защищая идею всемогущего государства, трактовал право как приказ
верховной власти. Под законом имелось в виду просто действующее право — обычай,
ставший нормой. Адекватное понимание соотно­шений права и закона мы находим у
Гегеля, который разделил ис­кони сложившиеся нормы естественного права и «право
как закон», Т.е. принятые законодательными органами нормы взаимоотноше­ния
людей, скажем, в экономической и иных сферах человеческих отношений. Так что
между правом и законом существует взаимосвязь и внутри себя различенное
единство, доходящее даже до тождества. Если же подходить к этим понятиям
исторически, то следует сказать, что право значительно древнее закона: у
древних народов, когда еще не было государства, имели место естественные нормы
право­вого поведения, но, конечно, никто не издавал законов.

Как можно определить право? Право — это социальные нормы,
принимающие характер границ поведения человека в рамках действия этих норм.
Гегель утверждал: «Веление права по своему основному определению — лишь запрет».
Между тем, говоря словами Вл. Соловьева, подчинение человека обществу
совершенно согласно с безусловным нравственным началом, которое не приносит в
жертву частное общему, а соединяет их как внутренне солидарных: жертвуя
обществу свою неограничен­ную, но необеспеченную и недействительную свободу,
человек приоб­ретает действительное обеспечение своей определенной и разумной
свободы — жертва настолько же выгодная, насколько выгодно полу­чить «живую
собаку в обмен на мертвого льва».

И. Фихте отметил противоречие в самой идее права. Действи­тельно,
из понятия свободной личности с необходимостью вытекает свобода других. Но
последняя требует ограничения прав данной лич­ности. Иначе говоря, свобода
требует уничтожения свободы. Реше­ние этой антиномии (противоречия), по Фихте,
состоит в следую­щем: закон должен содержать такие гарантии свободы, которые
каж­дая личность могла бы принять как свои собственные; закон должен неукоснительно
соблюдаться; закон должен быть властью. «Если бы воля не была всеобщей, то не
существовало бы никаких действи­тельных законов, ничего, что могло бы
действительно обязывать всех. Каждый мог бы поступать, как ему
заблагорассудится, и не об­ращал бы внимания на своеволие других».

Закон — это общепризнанное и безличное, т.е. не зависящее от
личных мнений и желаний, выражение права, или, по словам Вл. Соловьева,
понятие) должном — в данных условиях и в данном отношении — равновесии между
частной свободой и благом целого; определение, или обще понятие, осуществляемое
через особые суждения в еди­ничных случаях или делах.

Отмечаются следующие отличительные признаки закона: его
публичного — постановление, не обнародованное для всеобщего све­дения, не может
иметь и всеобщей обязательности, т.е. не может быть положительным законом; его
конкретность — как нормы осо­бых определенных отношений в данной сфере, а не
как отвлеченных истин и идеалов; реальная его применяемость, или удобоисполни­мость
в каждом единичном случае, для чего ему всегда сопутствует «санкция, т.е.
угроза принудительно-карательными мерами. Право­вые отнесения между людьми
подчинены принципу: «Я никогда не смогу сделать что-то другому, не предоставив
ему права сделать мне при тех же условиях то же самое…». Иначе говоря: всякий
имеет право делать то, чем он никого не обижает.

Моральность соответствует природе человека, но ее на нынеш­нем
этапе развития человечества мало. Для того чтобы обеспечить нормальное
функционирование современного общества и жизнь индивида как личности, необходим
принудительный закон: прину­дительна обязательность является одним из
существенных отли­чий правовой нормы от нравственной. Система правовых отноше­ний
должна не только распространяться в пределах данного об­щества, но и как бы
опутывать своей паутиной все существующие общества, являющие в их
взаимоотношениях единое планетарное целое.

«Как жители планеты, размеры которой делают необходимым
существование на ней многих различных народов, люди имеют за­коны, определяющие
отношения между этими народами: это меж­дународное право. Как существа, живущие
в обществе, существова­ние которого нуждается в охране, они имеют законы,
определяющие отношения между правителями и управляемыми: это право полити­ческое.
Есть у них еще законы, коими определяются отношения всех граждан между собой:
это право гражданское».

Таким образом, правовые отношения действуют не только в рам­ках
данного государства, но и между государствами. Согласно Ш. Монтескье,
международное право зиждется, по натуре вещей, на том основном начале, чтобы
различные народы оказывали один другому столь много добра в настроении мирном и
столь мало зла в настроении враждебном, сколько это возможно без ущерба для
обоюдных своих существенных интересов. Естественное действие международного
права — склонять волю правительств к миру и вза­имовыгодным отношениям.

Внешнее государственное право касается отношения суверенных
народов при посредстве их правительств друг к другу и основывается
преимущественно на особых договорах. Заключая между собой до­говоры,
государства таким путем ставят себя в правовое отношение друг к другу.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ