Сущность нации :: vuzlib.su

Сущность нации :: vuzlib.su

7
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Сущность нации

.

Сущность нации

Нация — это исторически сложившаяся преходящая форма
общности людей, обладающих, как правило, общностью территории и экономической
жизни, языка и духовного склада, а в какой-то степени и биологического
своеобразия (что сказывается зачастую и во внешности), а также особен­ностями
характера, темперамента и обычаев. И все это проявляется в своеобразии
культуры.

В этой общности духовная жизнь нации, ее культура
укрепляются всеми личными силами субъектов нации, а каждый ее субъект полу­чает
источник творческой энергии во всенациональном духовном подъеме. На этом пути
любовь к своей нации соединяется с верой в нее, в ее призвание, в творческую
силу ее духа, в ее процветание.

Каковы истоки такого социального феномена, как нация? Первой
специфически человеческой формой общности, пришедшей на смену первобытному
стаду, является род — кровнородственное объедине­ние людей, основная ячейка
общества. Род составляла группа людей, объединенных узами кровного родства,
коллективным трудом и со­вместной защитой общих интересов, а также общностью
языка, нра­вов, традиций.

Объединение нескольких родов составляло племя — тип этничес­кой
общности и социальной организации людей. Его характерные черты: общая
территория, обычно отграниченная от соседних племен ес­тественными рубежами;
экономическая общность и взаимопомощь членов данного племени, выражавшиеся,
например, в коллективной охоте; общность языка, сознания; общность
происхождения и кров­нородственные связи. Вследствие образования союзов племен,
со­провождавшегося усилением межплеменных хозяйственных и куль­турных связей,
военных столкновений, миграции населения, вы­званных увеличением численности
людей, возникновения частной собственности происходили постепенное смешение
племен, замена прежних кровнородственных связей территориальными и появле­ние
новой формы исторической общности — народности.

Народности обычно складывались из нескольких племен, близ­ких
по своему происхождению и языку или смешавшихся в резуль­тате завоевания одних
племен другими. В процессе складывания на­родности формировалась
территориальная, культурная и в извест­ной степени экономическая общность, не
имевшая зачастую устой­чивого характера. Народность — это языковая,
территориальная, эконо­мическая и культурная общность людей. Становление
государства спо­собствовало упрочению народности. Но в процессе исторического
развития мести естественного проживания народности могли не со­впадать с
границами государства ни территориально, ни по языку.

С развитием капиталистических отношений усиливались
экономические и культурные связи, возникал национальный рынок, ликвидировалась
хозяйственная раздробленность данной народности и различные ее части
сплачивались в национальное целое: народ­ности превращались в нации. В отличие
от народности нация —  более устойчивая общность людей.

Нации отличаются друг от друга главным образом по их всемир­но-исторической
роли: каждая нация внесла и вносит свой посиль­ный вклад в сокровищницу мировой
цивилизации и культуры. У нации есть не только особенное — то, что отличает ее
от других наций, но и общее — то, что объединяет некоторые из них: есть
различные нации, говорящие на одном языке, или живущие на общей территории, или
имеющие много общего в своей истории, культуре, быту, психологии (например,
англичане и североамери­канцы).

Разум истории создал великое многообразие наций, и все они
вкупе являют своего рода особый букет цветов в саду социального бытия, где
каждая нация обладает своим уникальным ароматом, как бы светится своей особой
аурой. В этом отношении нация в каком-то смысле сравнима с личностью. И сколько
бы выиграло человечест­во, если бы люди и народы научились ценить чужие
национальные особенности, как свои собственные.

Общий климат национальных отношений в огромной мере зави­сит
от гражданской зрелости каждого человека и глубины понима­ния коренных
интересов своего народа, общества и человечества в целом. Это основа
национального самосознания. Национальное само­сознание есть чувство и
самоосознание духовного единства своего народа и его культурного своеобразия —
обычаев, традиций, верований.

Национальное самосознание обладает огромной регулятивной и
жизнеутверждающей силой: оно способствует сплочению людей данной
национальности, выступая в роли своего рода защитного механизма, позволяющего
преемственно сохранять целостность нации и социокультурную определенность в
общении с другими на­циями и народностями, противодействующего размывающим
нацию факторам, скажем, ущемлению интересов, ассимиляции и т.п. Национальное
самосознание способствует общекультурному возвышению нации, ее историческому
развитию в соцветии других наций.

Итак, каждая нация в целом как общественный субъект социаль­но-исторической
жизни поднимается, особенно в лице наиболее передовых представителей, до
осознания своих общественных ин­тересов, особенностей своей культуры, традиций,
наличного поло­жения в потоке бытия и перспектив развития. Она обладает своим «
особым складом психики, формой проявления чувств, в частности своим чувством
собственного достоинства и разумной гордости. Но все должно иметь свою меру.
Подобно тому как гипертрофированная ориентированность сознания субъекта на
самого себя ведет к эго­изму, чрезмерная обращенность национального сознания
только на особенное в национальной жизни и гипертрофирование ее значи­мости
может привести к национализму. Если национальность «есть факт, который никем не
игнорируется, то национализм тоже факт — на манер чумы или сифилиса.
Смертоносность сего факта особенно стала чувствительна в настоящее время…».

Национализм — форма проявления национального эгоизма. Основу
национализма составляют идеи национального превосходства и национальной
исключительности, что порождает национальное высокомерие.

«Любовь к Родине, — писал П.Я. Чаадаев — вещь прекрасная, но
есть кое-что и повыше — любовь к истине. Этого мы не должны за­бывать никогда,
потому, что слепая любовь к отечеству роднит нас с инстинктивным патриотизмом и
приводит народы иногда к чванству, самомнению, самопревозношению, тому
трескучему, тупому, наносно-болтливому национальному тщеславию, которое часто
явля­ется достоянием людей не только малокультурных, но и образован­ных».

Одним из соблазнов национализма, по словам И.А. Ильина, яв­ляется
стремление оправдывать свой народ во всем и всегда, пре­увеличивая его
достоинства и сваливая всю ответственность за со­вершенное им на иные,
«вечно-злые», «предательски-враждебные» силы. Но никакое воздействие враждебных
сил не может и не долж­но гасить в народе чувство ответственности и вины или
освобождать его от трезво-критического самопознания: путь к обновлению ведет
через покаяние, очищение и самовоспитание.

Общенациональный гуманизм восстает против начала нацио­нальной
исключительности: ни одна нация в мире не имеет права на такую самооценку. Как
бы велики ни были ее экономические и культурные достижения, она не может
претендовать на какую-то из­бранность и привилегированность. Каждый народ в
силу своего оп­ределенного исторического положения имеет конкретные истори­ческие
обязанности перед самим собой и перед человечеством.

Тот или иной народ, если он хочет жить полнокровной нацио­нальной
жизнью, не может оставаться лишь одной из наций в море других наций — ему необходимо
перерасти самого себя, почувство­вать себя больше, чем данная национальность:
он должен погрузить­ся в сверхнациональные интересы, во всемирно-историческую
жизнь человечества. Для любого народа, имеющего великие при­родные и
исторические данные, совсем не естественно замыкаться в самом себе и жить
только для себя, постоянно подчеркивая свое национальное Я, а хуже того —
навязывать его другим. Это значило бы отказаться от истинного величия и
личностно-национального достоинства, по существу, отречься от себя и от своего
призвания и роли во всемирно-историческом прогрессе человечества.

Есть простая истина: чем выше национальное самосознание на­рода,
чем сильнее чувство национального достоинства, с тем боль­шим уважением и
любовью он относится к другим народам. Любой народ становится духовно богаче и
краше, когда сердце его согрето уважением других народов: без подлинной любви к
человечеству нет и не может быть настоящей любви к родине.

   

Любовь, брак, семья

Семья составляет существенное звено в цепи социального
бытия, ведь каждая нация и государство слагаются из отдельных семей: семья
является первым базисом государства. Семья — это первичная ячейка общества,
объединяющая супругов и их потомство. В семье отдель­ная личность, поступаясь
некоторыми своими особенностями, вхо­дит в качестве члена в некое целое. Жизнь
семьи включает половое и возрастное разделение труда, ведение домашнего
хозяйства, вза­имную помощь людей в быту, интимную жизнь супругов, продление
рода, а следовательно, воспроизведение народа, воспитание нового поколения, а
также нравственные, правовые и психологические от­ношения. Семья — важнейший
инструмент индивидуального становления личности: именно здесь ребенок впервые
включается в обществен­ную жизнь, усваивает ее ценности, нормы поведения,
способы мыш­ления, язык. Иначе говоря, семья — это школа воспитания, передачи
опыта жизни, житейской мудрости.

Полноценная брачная связь мужчины и женщины предполагает
такую их связь, в силу которой они не исключают, а взаимно до­полняют друг друга,
находя каждый в другом полноту собственной жизни. Только при этом условии можно
говорить об истинной со­вместимости супругов. Критерием межличностной
совместимости является удовлетворенность партнеров результатом и, главное,
процессом взаимодействия, когда каждый из них оказывается на высоте требований
другого, не нужно создавать специальные ус­ловия для установления
взаимопонимания и постоянно выяснять отношения. При межличностной
совместимости, как правило, возникают взаимная симпатия, уважение, уверенность
в благоприят­ном исходе будущих контактов, т.е. в надежности отношений.

Принято считать, что мужчины, как правило, — «особи» бруталь­но-активного
типа, а женщины — «особи» более сдержанно-ожидательного типа. Женщины — это
удивительно утонченные натуры в душевном отношении. Сила их интуиции порой
стоит гениальности иных мужчин. Природа наградила их большей, чем мужчин,
виталь­ностью и изощренной интуитивностью, что очень нужно в жизни: ведь на них
природой возложена сложная и особо тонкая ответст­венность.

Брак — это юридически оформленные отношения между мужчи­ной
и женщиной. «Связь двух лиц различного пола, называемая бра­ком, это не просто
естественный, животный союз и не просто граж­данский договор, а  прежде всего
моральный союз, возникший на основе взаимной любви и доверия, превращающий
супругов в одно лицо».

Брак и семья возникли и развивались вместе с появлением и
раз­витием человека и человеческого общества. Правда, единобрачие наблюдается и
у некоторых животных, но оно продиктовано ин­стинктом и естественным отбором.

В глубокой древности половые отношения носили беспорядоч­ный
характер и семьи не существовало. Каждая женщина принад­лежала каждому мужчине
и равным образом каждый мужчина — каж­дой женщине. Этому противостояла лишь
животная ревность, ко­торая обуздывалась общностью материальных интересов
первобыт­ного коллектива. В дальнейшем половые отношения развивались по  линии
выключения из них родителей и детей, а потом братьев и  сестер.

В родовом обществе возник групповой брак. Вступавшие в
половую связь мужчины и женщины принадлежали разным родам. Все женщины одного
рода были потенциальными женами всех мужчин другого рода. Супруги жили в своих
родах. Дети, зная только мать, входили в ее род или в материнскую семью —
группу ближайших родственников по женской линии.

В дальнейшем возникшее в рамках группового брака эпизодичес­кое
сожительство привело к парному браку и непрочной парной  семье. Парная семья
еще не вела своего хозяйства и потому не была  хозяйственной ячейкой общества.
Для этой ранней стадии развития семьи характерно равноправие супругов, а при
развитом матриархате — главенство женщины: женский труд (земледелие) был
эффективнее мужского (охота).

После того как «мужские» виды труда (скотоводство,
применение тягловой силы и более сложных орудий в земледелии) приобрели
решающую роль в экономической жизни общества и семьи, матри­архат сменился
патриархатом. Возникла патриархальная семья, а вместе с ней и моногамия. Жена
перешла на жительство в семью мужа. Дети стали наследовать имущество и имя
отца. С появлением частной собственности и института наследства от женщины уже
в силу экономических причин требовалась прочная гарантия вернос­ти. И законы
государства, и нормы морали, и предписания религий были направлены на
подчинение женщины власти мужчины в семье. В ходе исторического развития в
целом власть мужа в семье становится менее тираничной. Женщина приобретает
самостоятельность в ведении хозяйства и воспитании детей, хотя ее участь
остается тяжелой. Капитализм обусловил развитие семьи в направлении боль­шей
экономической самостоятельности женщины в течение всего периода супружеской
жизни; так, в ряде стран женщина сохраняет права на принадлежащий ей капитал.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ