Массовая культура и антикультура :: vuzlib.su

Массовая культура и антикультура :: vuzlib.su

8
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Массовая культура и антикультура

.

Массовая культура и антикультура

В самом начале XX в. прозвучали мрачные предсказания О.
Шпенглера о «закате Европы», о гибели высокой культуры, о постепенном замещении
культурных (духовных) ценностей ценностями цивили­зации в их грубо материальном
воплощении. К середине века культурпессимистические настроения стали выражаться
через понятия «массовое общество» и «массовая культура». В целом пессимизм
культурологов основывается на том, что общий фон культуры XX в. оказался
значительно ниже того уровня, к которому приучили интеллигенцию ушедшие в
прошлое XVII—XIX вв. — «золотая эпоха» европейской культуры. В чем же конкретно
усматриваются показа­тели и причины снижения культурного фона XX в.?

Постепенный процесс демократизации общественной жизни,
достижение высокого материального уровня, техническое оснаще­ние основных
производственных процессов привели к формиро­ванию массового общества, в
котором культурные ценности пере­стали быть элитарным достоянием и получили
эгалитарный (урав­нительный) характер, что обусловило появление массовой культу­ры,
т.е. усредненной культуры, создаваемой средствами массовой информации и
тиражируемой с помощью специальной, техничес­ки высокооснащенной индустрии.
Массовая культура имеет своей исторической целью информирование широких слоев
населения о возможностях культуры, о ее языке, о навыках, необходимых для
восприятия искусства, но массовая культура не может заменить прикосновения к
высокому искусству. Однако на любом уровне куль­тура в ее широком смысле являет
собой гуманистически ориенти­рованную ценность. А все, что разлагает эту
ценность, есть анти­культура.

Выражение «массовая культура» употребляют обычно с чувством
пренебрежения, имея в виду нечто, «растворенное в пресной воде большинства». Но
понятие массовой культуры может быть осмыс­лено и положительно: к культуре
тянутся миллионные массы народа. Негативней смысл выражения «массовая культура»
заключается в том, что часто не массам предоставляется возможность подняться до
уровня настоящей культуры; напротив, сама «культура», подде­лываясь под
примитивные вкусы отсталых слоев населения, опуска­ется, упрощаясь и
деформируясь, до уровня, шокирующего подлин­ную воспитанность: умной,
высокообразованной массе преподно­сится нечто серое, примитивное, а порой и
специально одурмани­вающее.

Массовость культуры — это не обязательно ее низкий уровень
будто бы только для примитивно мыслящих. Ведь и широким на­родным массам можно
и нужно давать нечто настоящее, стремясь поднимать их к духовно высокому, даже
к величайшим шедеврам культуры. Для того чтобы повышать культуру народа, надо
обращать­ся к истории культуры, ко всему культурному наследию человечества, а
не пытаться тянуть высокообразованные слои общества вниз — к чему-то упрощенному.
Испокон веков в обществе были, есть и будут люди с разными задатками и с разным
уровнем интеллектуальных возможностей и образованности. Деятель культуры, любой
человек, решившийся взять в руки перо, несет ответственность перед обще­ством,
перед человеком. Судьба культуры в руках человека.

«Три области человеческой культуры, — писал М.М. Бахтин, —
т.е. наука, искусство и жизнь, обретают единство только в личности, которая
приобщает их к своему единству… За то, что я пережил и попал в искусство, я должен
отвечать своей жизнью, чтобы все пере­житое и понятое не осталось
бездейственным в ней. Но с ответст­венностью связана и вина. Не только понести
взаимную ответствен­ность должны жизнь и искусство, но и вину друг за друга.
Поэт дол­жен помнить, что в пошлой прозе жизни виновата его поэзия, а человек
жизни пусть знает, что в бесплодности искусства виновата его нетребовательность
и несерьезность его жизненных вопросов».

В заключение следует подчеркнуть, что культура реально суще­ствует
как исторически сложившаяся разноуровневая система, об­ладающая своими вещными
формами, своей символикой, традиция­ми, идеалами, установками, ценностными
ориентациями и, наконец, образом мысли и жизни — этой центрирующей силой, живой
душой культуры. И в этом смысле бытие культуры обретает сверхиндивидуальный
характер, существуя вместе с тем как глубоко личный опыт индивида.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ