Об изначальных побуждениях к философствованию — О практичности философии. :: vuzlib.su

Об изначальных побуждениях к философствованию — О практичности философии. :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Об изначальных побуждениях к философствованию — О практичности философии.

.

Об изначальных побуждениях к
философствованию — О практичности философии.

Условие подлинности философской
проблемы, по существу, сводится к неразреши­мости этой проблемы. Она неизбежно
оказывается настолько многозначительного и основополагающего свойства, что
возникает каждый раз заново. Никакое мыслимое «решение» не в состоянии
разделаться с ней окончательно.

Мудрый Мишель Монтень (1533-1592)
говаривал: «В начале всяческой философии лежит удивление, ее продолжением
становится исследование, а ее концом — незнание». В этом смысле все люди
являются философами и теоретиками, ставя, к примеру, вопросы о смысле жизни, о
конце своего жизненного пути, о роли человеке в мире. Часто такие вопросы
встают с особым драматизмом. Многим людям безразлично, вращается ли Земля
вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли. Последнее не оказывает на нашу жизнь
какого-либо влияния. Но когда человек спрашивает о смысле, царящем во всем, он
становится философом.

Две противоположности в жизни
человека — смерть (осознание собственной смертности) и любовь (потому что в
любви нельзя «спрятаться», т.е. казаться лучше, чем ты есть, и потому что
любовь — чувство, присущее только существам смертным) — определяют
предрасположенность человека к философствованию. В человеческом существовании
можно выделить три основных побуждения к философии:

• «изумление миру». Истина философии
состоит здесь в обучении заново видеть мир. Дети и мудрецы способны выйти за
пределы сложившихся стереотипов;

• «забота о смерти». Эта пограничная
проблема задает вектор размышления о смысле жизни, о месте и роли человека во вселенной,
о его обязанностях по отношению к прошлому и будущему;

• «страсть к самопознанию» Человек —
существо не менее сложное, чем сама вселенная. Многие философские интуиции
родились из рафинированного искусства интроспекции, т.е. из развитой способности
к самонаблюдению.

Цицерон в частично дошедшем до нас
диалоге «Гортензии» указывал, что против человеческих заблуждений, этих
болезней души, есть лекарство. Его дает философия. Она освобождает ум от
предрассудков, убеждает в изменчивости счастья и внушает любовь к добродетели.
Но философия дает человеку счастье не только в жизни, но и в смерти. Последняя
судьба человека неизвестна: жизнь или кончается со смертью тела, или
продолжается после нее в бессмертных обителях. Кого философия убедила в первом,
тот видит, что там, где нет чувства, нет и зла. Он без страха идет к могиле,
как желанному отдыху после трудов и забот. Кто, наоборот, примыкает, по мнению
Цицерона, к лучшим из мыслителей и признает бессмертие души, для того станет
ясно, что небеса открыты, в особенности для тех, кто оставив заботы о теле,
возносится туда на крыльях своей мысли.

В понимании философии как особого
жизненного искусства проявился практицизм римской мудрости. Луций Анней Сенека
(4 г. до н.э. — 66 г. н.э.) в знаменитых «Нравственных письмах к Луцилию»
высмеивал тех, кто рабски повторяет чужие мысли. Взрослому и сделавшему успехи
стыдно срывать цветочки изречений, опираясь, как на посох, на немногие расхожие
мысли, и жить заученным на память. Вывод Сенеки таков: «Изреки что-нибудь от себя».
Здесь Сенека говорит о важнейшем человеческом качестве, которое в XX в. назвали
«мужеством сознания». Человек становится существом сознающим только тогда,
когда пытается продумать и понять что-либо самостоятельно, не опираясь ни на
какие авторитеты или инструкции. Если продуманную вами мысль вы впоследствии на­ходите
у мыслители прошлого, она все равно ваша, т.к. стала частью вашей личности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ