Готфрид Вильгельм Лейбниц :: vuzlib.su

Готфрид Вильгельм Лейбниц :: vuzlib.su

10
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Готфрид Вильгельм Лейбниц

.

Готфрид Вильгельм Лейбниц

Лейбниц (1646-1716) был одним из
мыслителей раннего Просвещения. Он родился в Лейпциге в семье профессора
моральной философии местного университета. Редкие спо­собности Лейбница
проявились в школьные годы, когда мальчик увлекся логикой. В 1661-1666 it.
учился в Лейпцигском университете, где сочетал изучение юриспруденции с
занятиями логикой и математикой. Заканчивая философский факультет, защитил дис­сертацию
«О комбинаторном искусстве», где изложил идеи логических исчислений, т.е.
математической логики. В конце того же года Лейбниц в другом университете
защитил юридическую диссертацию «О запутанных судебных случаях». В 1668-1672
гг. проходил службу у министра Майнцского курфюршества, где занимался
упорядочением законов этого государства, а также публицистической и
религиозно-политической деятельностью. С 1672 по 1676 гг. Лейбниц пребывал в
Париже с дипломатическими поручениями. Дваж­ды выезжал в Лондон. В 1675 г. совершил открытие дифференциального и интегрального исчисления. В области механики
предвосхитил закон сохранения и превращения энергии. С 1676 г. и до конца своих дней служил у герцогов Ганновера. В 1697 г. познакомился с Петром I. 1700 г. стал годом организации академии наук в Берлине. Лейбниц был назна­чен ее
президентом, будучи членом Лондонской и Парижской академий.

Основные работы: «Новые опыты о
человеческом разуме» (1705), ‘Теодицея» (1710), «Монадология» (1714,
выпущена только в XIX в.).

Лейбниц первым на континенте увидел
причину неблагополучного положения в философии, т.е. ее механистический
характер. Он выступил против абсолютизации меха­нических представлений и
методов. Лейбниц критиковал Декарта за отождествление «правил механики» с
«правилами природы». Он был против превращения протяженности, т.е. частного и
производного свойства субстанции, в самостоятельную субстанцию. Декарт выводил
из нее все многообразие явлений телесного мира. Аналогично трактовка движения
как простого перемещения не позволяла Декарту объяснить мир как живую и
развиваю­щуюся систему.

В этом состоит важная особенность
мышления Лейбница, которая вытекала из ду­ховной ситуации в Германии. Многие
мыслители Реформации стремились примирить Аристотеля (которого не любили в эпоху
Возрождения как символ схоластики — «Аристо­тель в тонзуре») с новейшей
философией и наукой. Мысль эта была здравой, тд. Аристотель обладал глубоким
диалектическим мышлением. В частности, в понятии метаболе (пере­пад) он видел
особый род подвижности, где изменчивость связана с неизменностью. Напри­мер,
растение, укоренившееся в почве, может расти или чахнуть. Наоборот, лисица в
беге не меняется, т.к. сохраняет свою масть. Так же мы говорим о перепадах
настроения или погоды.

Основная цель, которую преследовал
Лейбниц, — включить в свое определение суб­станции такие признаки, которые
отсутствовали в ее механистической трактовке. Он применил прием, который можно
назвать определением через контраст.

Монада является простой субстанцией,
которая должна существовать, потому что существуют сложные. Сложные субстанции,
т.е. тела, протяженны, делимы, уничтожимы, инертны, лишены жизни, изменяются
под действием внешних причин. В связи с этим монады не могут иметь протяжения и
частей; они активны, просты, неуничтожимы, бестелесны, многообразны, способны к
органическому росту и развитию, обладают стрем­лением и восприятием.

Лейбниц выступил против
эмпиристского понимания души как пассивной «чистой доски» (Дж.Локк), получающей
впечатление извне благодаря механическому воздействию вещей на органы чувств.
Но субстанция не тождественна духу. Душа свойственна только живой природе.
Субстанция же обладает способностью к «малым восприятиям», бессозна­тельным,
перцептивным, выражающим ее активный характер.

Лейбниц поставил проблему
бессознательного. «Малые», т.е. бессознательные восприятия человек наблюдать в
себе не может, но их существование надо допустить для объяснения процессов
сознания и явлений живой природы.

С точки зрения рационалистической
гносеологии, наибольшую ценность имеет апперцепция (т.е. самосознание).
Апперцепция характеризует активность сознания. Лейбниц понимал, что все
сознание не может быть сведено к апперцепции. По содержанию это самая
интенсивная форма сознания, по объему же — его меньшая часть. Большую часть
сознания составляют малые перцепции.

Теория «малых восприятии» сложилась
у Лейбница под влиянием размышлений над проблемой континуума. Он изучал работы
Кеплера, Кавальери и других математиков, пользовавшихся исчислением бесконечно
малых. Бессознательные восприятия подобны дифференциалу: только бесконечно
большое их число, будучи суммированным, дает ве­личину, доступную сознанию. В
основе теории «малых восприятии» и метода дифферен­циального исчисления лежит
закон непрерывности: природа не делает скачков. Из данного заключения следует:

• в природе нет и не может быть двух
одинаковых вещей, хотя различия между ними могут быть бесконечно малы и не
заметны для нас;

• в природе должны существовать
непрерывные переходы между различными видами существ. В лестнице природных
существ нет пропущенных ступеней. Между растениями и животными, между
минералами и растениями существуют промежуточные формы, ко­торые еще не
открыты.

Теория «малых восприятии» помогла
Лейбницу разрешить вопрос о характере вос­приятия у монад, которые не обладают
разумной душой. Кроме того, удается показать, в чем различие между монадами.
Лейбниц допустил бесконечное множество монад, ни одна из которых не
тождественна другим. Все они различаются по степени ясности и отчетливости
своих восприятии и по силе своих стремлении. Стремление — это деятельность
внутреннего начала, которая производит изменение и переход от одного восприятия
к другому. При условии, что между ясными и отчетливыми восприятиями высших
монад и смутными восприятиями низших существует бесконечное множество ступеней,
число мо­над должно быть актуально бесконечным. Только актуальная бесконечность
может во­плотить принцип абсолютного различия.

Благодаря введению бессознательных
восприятии Лейбниц избежал парадоксально­го вывода о том, что все субстанции в
мире способны мыслить — гилозоизма, т.е античного учения о всеобщей
одушевленности природы («и камни чувствуют»).

Лестница простых субстанций
позволяет взглянуть на природу с точки зрения раз­вития и в то же время
допускает активное начало среди неживых объектов.

Вместе с тем монады обладают
свойством структурного самоподобия. Каждая мона­да воспринимает в себе самой
весь космос во всем его богатстве и многообразии. Не через внешнее физическое
воздействие, а через самих себя монады видят и понимают друг друга. Тут
сказывается близость Лейбница к неоплатонической традиции. Это подтвер­ждает
такая мысль, взятая из «Монадологии»: «Всякую часть ‘можно представить напо­добие
сада, полного растений, и пруда, полного рыб. Но каждая ветвь растения, каждый
член животного, каждая капля его соков есть опять такой же сад или такой же
пруд».

Лейбниц одним из первых выявил
основные пороки опытно-индуктивной методоло­гии. Доказательство необходимых
истин вытекает только из разума, а прочие истины получаются из опыта или
чувственных наблюдений. Наш дух способен познать и те и другие, но он есть
источник первых. Как бы ни были многочисленны частные опыты, говорящие в пользу
какой-нибудь всеобщей истины, в ней нельзя навсегда убедиться при помощи индукции.

Лейбниц не признавал безоговорочно
установок современной ему рационалистиче­ской методологии. У Декарта ясность и
отчетливость выступали как критерии истины. Лейбниц с этим не соглашался. Такие
признаки относятся лишь к способу восприятия, а не к мышлению. Критерием
истинности мышления служит закон противоречия: истин­на та идея, понятие
которой возможно; ложной является такая идея, которая содержит в себе
противоречие. Это было существенным шагом вперед в философии Нового времени.

Декарт выдвинул учение о врожденных
идеях, присутствующих в нашем духе без непосредственного влияния других вещей.
Их отличительные признаки таковы: полная независимость от внешних предметов,
ясность, отчетливость, простота, свидетельствую­щие о независимости от воли.

Чисто интеллектуальны те вещи,
которые познаются интеллектом посредством при­рожденного ему света без всякого
участия телесного образа. Например, знание, незнание, сомнение, действие воли
совершенно ясны без всякого обращения к телесным интуициям. Высшая из врожденных
идей — духовное понятие Бога как актуально бесконечного Абсо­люта. Согласно
мнению Декарта, существуют врожденные аксиомы, правила логики и математики.
Также это правила достоверности метафизики: Cogito ergo sum. Врожден­ность
означает предрасположенность, склонность к появлению этих идеи в уме при оп­ределенных
условиях, когда они становятся ясными и очевидными. Мысль здравая, но Декарт ее
мистифицировал.

Лейбниц же утверждал, что для
актуализации этих идей-потенций, превращения смутных восприятии в ясные мысли,
необходимы внешние поводы. Внешние чувства яв­ляются отчасти причиной наших
мыслей. Иногда даже Лейбниц определяет врожденные идеи как полученные ранее, но
забытые впечатления и привычки, как следы, сохранен­ные от предыдущих
состояний. Он представил образ души как упругой,  эластичной мембраны. Строго
научное, логически необходимое и математически  доказа­тельное знание не может
быть дано Богом или получено из воспринимаемых вещей. Здесь возникает
специфическая деятельность души, когда бессознательные, абстрактные задатки
«идей» должны быть развернуты в ясные мысли и обоснованные понятия. Дея­тельность
эта аналогична процессу саморазвертывания монады. Таким образом, душа достигает
уровня весьма точного представления об универсуме, становясь «малым боже­ством»
и «зеркалом вселенной».

Дух эпохи Просвещения проявлял себя
также в рафинированном ске­птицизме, который расцвел на британской почве.

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяСпальный гарнитур
Следующая статья:: vuzlib.su

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ