ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ :: vuzlib.su

ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ :: vuzlib.su

11
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ

.

ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ

Данное учение связано с наукой и ее
проблемами. Оно заложило основы современной философии науки. Местом рождения
логического позитивизма была Вена, где в 20-е гг. ХХ столетия сложился так
называемый «Венский кружок». Его основателем был профессор кафедры
индуктивных наук Мориц Шлик (1882-1936). В 1936 г Шлик был убит помешавшимся на религиозной почве студентом. «Венский кружок» прекратил
существование в 1938 г после нацистской оккупации Австрии. Основные деятели
«кружка» после этого перебрались в США.

Деятели «Венского кружка» поставили
две серьезные проблемы 1) вопрос о строении научного знания, о структуре науки
об отношении между научными высказываниями на эмпирическом и теоретическом
уровнях, 2) вопрос о специфике науки, те научных высказывании. Речь шла о том,
как определить, какие понятия являются научными, а какие только кажутся
таковыми.

Шлик был убежден ,что является
свидетелем решающего поворота в философии ,что бесплодному конфликту
философских систем пришел конец Логические методы делают такие конфликты в
принципе ненужными нужно лишь решительно принять их (Здесь вспоминается идея
Лейбница, его мечта об универсальном языке рассуждений, который избежал бы
многозначности естественного языка. Вместо споров можно было бы сказать «Давай
посчитаем, кто из нас прав»)

Шлик говорил об изменении понимания
природы самой логики .Это   вопрос о природе чистых форм в познании. Всякое
познание есть выражение или репрезентация Познание выражает факт, который в
познании познается Это может случиться по разном) в рамках разных языков, с
помощью любой произвольной системы знаков Если все различные формы
репрезентации выражают одно и то же знание то они имеют нечто общее Это общее
есть логическая форма. Знание есть знание лишь в силу его формы. Именно через
форму оно репрезентирует познанный факт. Лишь логическая форма имеет отношение
к познанию .Все остальное в выражении несущественно, «случайно», не отличается,
скажем, от чернил, с помощью которых записывается утверждение Проблема
познания, таким образом, может быть сведена к проблеме способа репрезентации
знания, т .е. языка в самом широком смысле слова Познаваемо все ,что может быть
выражено. Это тот предмет относительно которого можно задавать осмысленные
вопросы Любая подлинная проблема разрешима, т е. имеет финальное, окончательное
решение Указание пути решения совпадает с указанием смысла данной проблемы

Путь решения приводит к акту
верификации, т. е. такому факту, который подтвержден наблюдением и
непосредственным опытом. Таким образом определяется истинность или ложность
любого утверждения в обыденной жизни или науке .Значит, критерием истины
выступает наблюдение и эмпирическая наука Всякая наука есть система позна­вательных
предложений, те истинных утверждений опыта .Поскольку философия не имеет
опытного подтверждения она не является системой утверждений. Значит философия —
не наука

Философия — это такая деятельность,
которая позволяет обнаружить или определить значение предложения. С помощью
философии предложения объясняются, с помощью науки — верифицируются Наука
занимается истинностью предложений, а философия тем, что они на самом деле
означают. Наделение смыслом всегда происходит с помощью деяний. Именно деяния
составляют философскую деятельность Ошибка предшествующей философии, с точки
зрения Шлика, в том, что она хотела выразить сущность вещей с помощью познавательных
предложений, те высказать невысказываемое. Качества не могут быть «высказаны»
Они могут быть лишь показаны в опыте

Философия рассматривалась Шликом как
принципиально ненормативное исследо­вание, о чем свидетельствует отделение
конкретных наук от философии Связь таких дисциплин с философией объясняется
тем, что они не обладают пока достаточно ясными базисными утверждениями Их
усилия направлены на смысл собственных утверждений. Когда внутри наук возникает
необходимость заново подумать над смыслом базисных понятии, то это считается
важным философским достижением Ведь смысл таких понятии становится более ясным
Великий исследователь — всегда философ Таким образом, наука — сама себе
философия Часто название «философия» применяется к действиям, которые направлены
не на чистое познание, а на поведение в жизни

Мудрый человек отличается от
неразумной толпы тем, что может более ясно указать смысл утверждений и
вопросов, относящихся к жизненным отношениям, фактам и желаниям . Согласно
Шлику, нет собственно философских проблем Можно говорить  философски о каких
угодно проблемах, те обсуждать их ясно и осмысленно.

Поиски непоколебимого, несомненного
основания, на котором могло бы покоиться наше недостоверное знание, ставит
проблему так называемых «протокольных предложений» Это утверждения,
регистрирующие простые данные наблюдения и стоящие по времени в начале
исследования. Одновременно они могут быть образующими логический исходный пункт
науки .Проблема базиса знания состоит в нахождении критерия истины М. Шлик обратился
к критическому разбору этого вопроса .Истина может состоять во взаимном
согласии предложений (когеренции) Под согласием понимается, что предложения
должны быть совместимыми, что между ними нет противоречий .Истина состоит тогда
только в отсутствии противоречия. Но такая истинность носит характер тавтологии
Это лишь формула внутри логического исчисления Здесь устранена всякая связь с
реальностью .Так, предложения чистой геометрии должны быть совместимыми лишь с
аксиомами произвольно поставленными в начало. Если такая совместимость имеет
место, то предложения называются истинными или правильными Это  формальная
истина, ко­торую отличают от истины материальной Материальная истина есть
истина предложений о фактах, т. е. истина синтетических предложений

Обыденное познание прежде всего
служит обыденным потребностям. Чтобы ориен­тироваться в окружающем мире,
человек должен предвидеть грядущие события .Для этого он использует
универсальные предложения Он может использовать их только в том случае, если
предсказываемое случается на самом деле То же в науке Когда предсказание
подтверждено, цель науки достигнута Радость познания есть радость верификации,
ощущение триумфа, если догадка оказывается верной Эту радость доставляют нам
предложения наблюдения. Наука не покоится на них, но ведет к ним Они говорят о
том, что наука все делала правильно .В реальности они являются абсолютно
фиксированными точками. Эти предложения носят характер констатации .В них
входят демонстративные термины, имеющие смысл простого жеста Правила их
употребления учитывают, что в построении предложений, в которых они
встречаются, имеется некоторый опыт, поэтому внимание направлено на что то
наблюдаемое. Такие слова, как «здесь», «теперь», «вот», не могут быть описаны с
помощью общих определении То, что они обозначают, должно быть соединено с
указанием или жестом. Чтобы понять смысл такого предложения на­блюдения,
следует одновременно выполнить жест, нужно каким-то образом указать на
реальность Их понимание есть в то же время из верификация Человек охватывает
смысл предложения одновременно с их истинностью Предложение наблюдения дает нам
удовлетворение от подлинного знания о реальности Подлинная констатация не может
быть записана .Стоит только написать демонстративные слова «здесь», «теперь»,
они те­ряют смысл в качестве жеста. На место констатации подставляется
протокольное пред­ложение, имеющее характер гипотезы. Констатация — это
несомненный, абсолютно фик­сированный пункт встречи познания и реальности
Констатация всегда уникальна Она не лежит в основе науки, но познание достигает
констатации, прикасаясь к каждой лишь на мгновение, распространяясь затем
дальше.

Другим представителем «Венского
кружка» был Рудольф Карнап (1891-1970). Он окончил гуманитарную гимназию, но
затем в Венском университете изучал математику, философию и физику. С 1926 по
1931 гг. Карнап работал в Венском университете .Здесь он являлся сотрудником М.
Шлика, который возглавлял кафедру индуктивных наук, которую до него возглавляли
известные физики Мах и Больцман. С 1931 по 1936 гг. Карнап был профессором
натурфилософии естественнонаучного факультета Немецкого университета в Праге. В
1936 г. Карнап эмигрировал в США, где продолжил свою научно-педагоги­ческую
деятельность в ведущих университетах.

Среди своих учителей Р. Карнап называл
Г. Нооля, философа и педагога, ученика В. Дильтея. Карнап научился у Нооля
находить в философских теориях классиков «чувство жизни» и вскрывать
историко-культурную питательную почву философских систем. Отсюда связь идей
Карнапа с «философией жизни». Это проявляется в работе Карнапа «Мнимые проблемы
в философии», а также в его классической статье «Пре­одоление метафизики
логическим анализом языка».

Карнап указывал, что в строгом
смысле бессмысленным является ряд слов, кото­рый внутри определенного языка совершенно
не образует предложения. В этом случае говорят о псевдопредложениях. Мнимые
предложения метафизики, с точки зрения Карнапа, путем логического анализа
разоблачаются как псевдопредложения. Язык состоит из слов и синтаксиса, т.е. из
слов, имеющих значение, и из правил образования предложений. Имеется два вида
псевдопредложений: 1) встречается слово, относительно которого лишь ошибочно
полагают, что оно имеет значение; 2) употребляемые слова, хотя и имеют
значение, но соединены между собой в противоречии с правилами синтаксиса, так
что предложение в целом не имеет смысла.

Если слово внутри определенного
языка имеет значение, то говорят, что оно обо­значает понятие. Чтобы иметь
значение, слово должно отвечать определенным усло­виям: 1) должен быть установлен
синтаксис, т.е. способ включения в простейшую форму предложения, в которой оно
может встречаться. Такая форма предложения назы­вается элементарной; 2) для
элементарного предложения соответствующего слова должен быть дан ответ на
вопрос, который формулируется различным образом:

1. из каких предложений оно выводимо
и какие предложения выводимы из него?

2. при каких условиях оно истинно и
при каких — ложно?

3. как его верифицировать?

4. какой оно имеет смысл?

1 — корректная формулировка; 2 —
способ выражения, характерный для логики; 3 — манера выражения теории познания;
4 — характерно для философии (феноменологии). Но 4 раскрывается через 2.

Смысл предложения лежит в его
критерии истинности. 1 — металогическая форму­лировка, т.к. значения многих
слов, а именно: преобладающего числа слов науки, можно определить путем
сведения к другим словам .Ряд слов только тогда обладает смыслом, когда
установлено, как он выводится из протокольных предложений, какого бы качества
они ни были.

Если значение слова определяется его
критерием (методом верификации), то по­сле установления критерия нельзя ничего
сверх этого добавлять, что подразумевается под этим словом. Если для нового
слова не установлен критерий, то предложения, в которых оно встречается, ничего
не выражают. Они являются пустыми псевдопредложениями.

Допустим, некто образует слово
«бабик» и утверждает, что имеются вещи бабичные и небабичные. Как в конкретном
случае установить, к какому классу относится данная вещь? Карнап считает
недопустимыми следующие ответы: 1) для «бабичности» нет эмпи­рических
характеристик, 2) это вечная тайна для слабого человеческого рассудка, 3) для
меня лично это слово нечто означает. Такие ответы — либо пустая болтовня, либо
психо­логический факт наличия некоторого представления или чувства. Но
благодаря этому слово не получает значение.

Теперь пусть а – некоторое    слово
, S(a) — элементарное предложение, в которое оно входит.

Необходимое и достаточное условие
для того, чтобы «а» имело значение дается  в           сле­дующих эквивалентных
формулировках:

1. известны эмпирические признаки
«а»,

2. установлено, из каких
протокольных предложений может быть выведено S(a) ,3. установлены условия
истинности для S(a), 4. известен способ верификации S(a).

Тот факт, что в естественном языке
можно образовывать бессмысленный ряд слов без нарушения грамматики, указывает
на то, что, с логической точки зрения, граммати­ческий синтаксис не достаточен.
В логически правильно построенном языке метафизика совсем не могла бы быть
выразима. (Замечу, что и поэзия тоже, т.к. это правоволушарныи язык. — ОМ)
Возможность образования псевдопредложений основана на логических не­достатках
естественного языка. Метафизика — не простая «игра воображения» или «сказка».
Предложения «сказки» противоречат не логике, а только опыту. Они осмыслены,
хотя и ложны. Метафизика — не «суеверие». Верить можно в истинные и ложные
предложения, но не в бессмысленный ряд слов. Метафизические предложения нельзя
рассматривать и как «рабочие гипотезы». Для гипотезы существует связь (истинная
или ложная) с эмпи­рическими предложениями. Речь идет о том, что метафизические
предложения не вери­фицируемы в смысле позитивистской науки. Метафизика хочет
найти и представить зна­ние, которое недоступно эмпирической науке. Смысл
предложения находится в методе его верификации. Таким образом, предложения
означают лишь то, что в них проверяемо. Значит, речь идет о таком измерении
истины, как достоверность. Она связана с методичностью. Способность вновь и
вновь следовать пути, по которому уже про­ходили, и есть методичность. Она
отличает способ деятельности в науке. С точки зрения Карнапа, предложение, если
оно вообще о чем-то говорит, говорит об эмпирических фак­тах. О чем-то лежащем
по ту сторону эмпирического, нельзя ни сказать, ни мыслить, ни спросить. То,
что претендует простираться за пределы опыта, есть мнимое знание. Для философии
остается только метод, т.е. логический анализ. В негативном смысле он слу­жит
для исключения псевдопредложений. В позитивном употреблении этот метод служит
для пояснения осмысленных понятий и предложений, для логического обоснования ре­альной
науки и математики. Метафизика служит не для высказываний о положении дел, о
существующем и несуществующем. Она служит для выражения чувства жизни, состоя­ния
в котором живет человек, эмоционально-волевого отношения к миру, к ближнему, к
задачам, которые он решает, к судьбе, которую переживает. Метафизика ничего не
вы­сказывает, а только нечто выражает, как художник. Музыка — самое чистое
средство для выражения чувства жизни, т.к. она более всего освобождена от всего
предметного. Гармо­ничное чувство жизни выражается в монистической системе.
Такова музыка Моцарта. Героическое чувство жизни выражается в дуалистической
системе, но это же уже сделал Бетховен. Метафизика — музыканты без музыкальных
способностей. Поэтому они имеют сильную склонность к работе в области
теоретического выражения, к связыванию поня­тий и мыслей. Метафизика является
типом искусства, причем недостаточным.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ