1.1. Обыденное и научное понимание коммуникации :: vuzlib.su

1.1. Обыденное и научное понимание коммуникации :: vuzlib.su

66
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1.1. Обыденное и научное понимание коммуникации

.

1.1. Обыденное и научное понимание коммуникации

Обыденное толкование коммуникации, бытовавшее в русском
языке, легко проследить по справочной литера­туре. В первом словаре иностранных
слов «Лексикон во­кабулам новым по алфавиту», правленном лично Петром I, среди
более 500 иностранных «вокабул» учтена и «ком­муникация» в значении «переговор,
сообщение». Встре­чается это слово в писаниях Петра и его сподвижников. В
«Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля (1881 г.) слово «коммуникация» писалось с од­ним «м» и толковалось как «пути, дороги, средства связи
мест». Именно в этом смысле Н. В. Гоголь писал: «Невский проспект есть всеобщая
коммуникация Петербурга». До революции иных значений за термином «коммуникация»
не числилось (с начала XX века его стали писать с двумя буквами «м»).
Современный «Большой энциклопедичес­кий словарь» (М., 1997) указывает два
значения: 1) путь сообщения, связь одного места с другим; 2) общение, пе­редача
информации от человека к человеку, осуществля­ющаяся главным образом при помощи
языка. Коммуни­кацией называются также сигнальные способы связи у животных.

Термин «коммуникация» используется многими об­щественными,
биологическими, техническими науками, и чаще всего имеется в виду элементарная
схема комму­никации, приведенная на рис. 1.1.

Рис. 1.1. Элементарная схема коммуникации

Элементарная схема показывает, что коммуникация предполагает
наличие не менее трех участников: передаю­щий субъект (коммуникант) —
передаваемый объект (сооб­щение) — принимающий субъект (реципиент). Стало быть,
коммуникация — это разновидность взаимодействия меж­ду субъектами,
опосредованного некоторым объектом. Для отграничения коммуникации от других
процессов обратим внимание на следующие ее отличительные признаки:

1. В качестве участников коммуникации выступают два
субъекта, которыми могут быть: отдельный человек или группа людей, вплоть до
общества в целом, а также животные (зоокоммуникация). Согласно этому призна­ку
из понятия коммуникации исключается взаимодей­ствие неодушевленных объектов;
так, взаимосвязи Солн­ца и Земли не есть коммуникационный процесс.

2. Обязательно наличие передаваемого объекта, кото­рый может
иметь материальную форму (книга, речь, жест, милостыня, подарок и т. д.) или не
иметь ее. Например, коммуникант может неосознанно воздействовать на реци­пиента,
внушая ему доверие, симпатию, антипатию, лю­бовь. Вырожденная форма
коммуникации — общение че­ловека с самим собой (внутренняя речь, размышления,
воспоминания и т. п.).

3. Коммуникации свойственна целесообразность или
функциональность, поэтому бред — не коммуникацион­ный акт. Целесообразность
может проявляться в трех формах:

• Перемещение материального объекта в геометричес­ком
пространстве из пункта А в пункт В — в этом заклю­чается цель транспортной или
энергетической коммуни­кации.

• Цель взаимодействующих субъектов заключается не в обмене
материальными предметами, а в сообщении друг другу смыслов, обладающих
идеальной природой. Носи­телями смыслов являются знаки, символы, тексты, име­ющие
внешнюю, чувственно воспринимаемую форму и внутреннее, постигаемое умозрительно
содержание.

• Элементарная схема коммуникации (рис. 1.1) при­годна для
генетической связи «дети — родители». Как из­вестно, эта связь осуществляется
посредством генетичес­кой информации (передаваемый объект), представляю­щей собой
особым образом закодированную программу воспроизводства (биосинтеза,
репликации) определенно­го организма. Специфика ситуации состоит в том, что
дитё, т. е. реципиент, отсутствует до появления генетической информации и
синтезируется на ее основе. Зигота, т. е. оплодотворенная клетка, знаменующая
образование заро­дыша, еще может рассматриваться как объединение час­тей
родительского тела в виде половых клеток — гамет, но сам ребенок является не
частью своих родителей, а их подобием, точнее — биологическим образом. В данном
случае цель коммуникации заключается в передаче этого образа от поколения к
поколению, допустим, передача «лошадности» от лошади к жеребенку.

Исходя из сказанного, можно дать следующее научное
толкование: коммуникация есть опосредованное и це­лесообразное взаимодействие
двух субъектов.

Это взаимодействие может представлять собой: дви­жение
материальных объектов в трехмерном геометрическом пространстве и в
астрономическом времени или дви­жение идеальных объектов (смыслов, образов) в
многомер­ных умозрительных (виртуальных) пространствах и временах.

Различаются три многомерных хронотопа (хронотоп —
пространственно-временные координаты):

• генетический хронотоп, где происходит движение
биологических образов и генетических программ в био­логическом времени и
пространстве (ареале обитания дан­ной популяции);

• психический (личностный) хронотоп, где бытуют смыслы,
освоенные данной личностью; это область духов­ной жизни, формируемая в процессе
жизнедеятельности человека;

• социальный хронотоп, где происходит движение смыслов в
социальном времени и пространстве, т. е. в оп­ределенном человеческом обществе.

В зависимости от пространственно-временной среды получается
типизация коммуникации, представленная на рис. 1.2.

Рис. 1.2. Типизация коммуникации

Согласно рис. 1.2 имеются четыре типа коммуникации, т. е.
опосредованного и целесообразного взаимодействия субъектов:

•    материальная (транспортная, энергетическая, миг­рация
населения, эпидемии и др.);

•    генетическая (биологическая, видовая);

•    психическая (внутриличностная,  автокоммуника­ция);

•    социальная (общественная).

Последние три типа являются смысловыми, т. е. в ка­честве
передаваемого сообщения выступает не данная в ощущениях вещь или вещественное
свойство, а умозритель­но постигаемый смысл. При этом соблюдается следующий
закон коммуникации: сообщения смысловых коммуника­ций всегда имеют идеальное
(духовное) содержание и, как правило, но не всегда — материальную, чувственно
вос­принимаемую форму. Так, подражание или телепатия — это
социально-коммуникационные акты, не имеющие ма­териальной формы.

Важно обратить внимание на то, что все виды смысло­вой
коммуникации взаимосвязаны через личность (чело­века), т. е. субъекта
социальной коммуникации. Благодаря генетической коммуникации мы получаем
свойственные хомо сапиенс нейрофизиологические и анатомические предпосылки
мыслительной и речевой деятельности: асимметричный мозг, «речевые зоны» в левом
полушарии, артикуляционный аппарат для произнесения членораздель­ных звуков,
Ясно, что без этих предпосылок не была бы возможна ни внутриличностная, ни
социальная коммуни­кация. Можно сказать, что наследственность «вооружает»
человека для социальной коммуникации.

Внутриличностная коммуникация или автокоммуни­кация формируется
в ходе интеллектуального становле­ния человека в социальной среде. Говорят, что
автоком­муникация — интериоризованная социальная коммуни­кация. Благодаря этой
интериоризации взрослый человек научается облекать свои мысли, чувства, желания
в ком­муникабельную форму и становится коммуникантом и ре­ципиентом осмысленных
внешних сообщений. При этом внутренняя речь выполняет две функции: во-первых,
функ­цию «полуфабриката» внешних высказываний, смысл ко­торых окончательно
«совершается в слове» (Л. С. Выготс­кий); во-вторых, функцию особого
коммуникационного канала, обращенного к «самости» личности, ее «внутрен­нему
голосу». Именно этот скрытый диалог с самим со­бой активизируется при
восприятии произведений искус­ства, которые нужно не просто осмыслить как сообщение
о чем-то, а пережить как личный опыт.

Итак, социальная коммуникация неразрывно связана с
генетической и психологической смысловыми комму­никациями, которые служат ее
необходимыми предпосыл­ками, и вместе с тем она определяющим образом воздей­ствует
на становление и формирование последних. Дей­ствительно, генетически
наследуемые органы мышления и речи никогда бы не возникли, если бы их не
востребова­ла социально-коммуникационная практика; психическое развитие ребенка
зависит от нахождения в социальной среде и общения с другими людьми (печальный
опыт «маугли», взращенных животными, свидетельствует об этом.

Теперь можно дать научную дефиницию понятию со­циальной
коммуникации: социальная коммуникация есть движение смыслов в социальном
времени и про­странстве. Это движение возможно только между субъектами, так или
иначе вовлеченными в социальную сферу, поэтому обязательное наличие
коммуникантов и реципи­ентов подразумевается. Именно из данной дефиниции мы
будем исходить в дальнейшем изложении.

Следует отметить, что многими авторами использует­ся
техницистская трактовка социальной коммуникации, когда коммуникация
представляется как передача ин­формации от отправителя (передатчика) к
потребителю (приемнику). Под информацией понимается содержание сообщения, которое
кодируется, чтобы обеспечить его коммуникабельность, а сам коммуникационный
процесс отождествляется с телеграфно-телефонной моделью свя­зи, показанной на
рис. 1.3.

Рис. 1.3. Телефонно-телеграфная модель

технической коммуникации

Приведенная схема технической коммуникации оп­равдывает себя
в области проводной и радиосвязи, тео­рии информации, телекоммуникации и в
других техни­ческих приложениях, но она не является схемой социаль­ной
коммуникации, ибо закодированные сообщения движутся не в социальном, а в
геометрическом простран­стве. Техническая схема передачи информации по сути
дела есть разновидность материальной, точнее — модули­рованной энергетической
коммуникации. Мы использу­ем далее некоторые понятия технической коммуникации,
в частности, понятие коммуникационный канал (гл. 4) и рассмотрим природу
понятия информации (гл. 7), но руководствоваться технической трактовкой
социальной коммуникации в метатеоретических построениях нельзя, потому что она
относится к частному случаю коммуника­ционной деятельности.

Для более глубокого раскрытия сути принятой нами дефиниции
социальной коммуникации поясним три мо­мента:

• что есть смысл, образующий содержание коммуни­кационных
сообщений;

• как этот смысл понимается реципиентом;

• чем социальное время и социальное пространство отличаются
от материального хронотопа — единства астрономического времени и
геометрического про­странства.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ