2.4. Общение как социально-психологическая и коммуникационная категория :: vuzlib.su

2.4. Общение как социально-психологическая и коммуникационная категория :: vuzlib.su

19
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2.4. Общение как социально-психологическая и коммуникационная категория

.

2.4. Общение как социально-психологическая и
коммуникационная категория

Категория «общение» часто отождествляется с кате­горией
«коммуникация». Это отождествление происходит само собой в англоязычных
текстах, где кроме communica­tion нет другого слова для перевода русского
«общение». В «Психологическом словаре» под редакцией В. П. Зинченко и Б. Г.
Мещерякова (М.: Педагогика-Пресс, 1996) дана отсылка: Коммуникация, см.
Общение. Общение же определяется как «взаимодействие двух или более людей,
состоящее в обмене между ними информацией познава­тельного или аффективного
характера», т. е. обмене зна­ниями или эмоциями. Обществовед Ю. Д. Прилюк при­шел
к выводу, что «этимологически и семантически тер­мины «общение» и
«коммуникация» тождественны».

Однако есть социальные психологи, придерживающи­еся более
широких взглядов. Б. Д. Парыгин утверждает: «Под общением надо иметь в виду не
только отношения симпатии или антипатии в масштабах малой группы, но и всякое
вообще социальное отношение — экономическое, политическое, поскольку оно имеет
свою социально-пси­хологическую сторону и проявляется в более или менее
опосредованном контакте между людьми… Вся совокуп­ность социальных отношений
общества независимо от их масштабности (микро- или макросреда) может
рассматриваться как одно из проявлений и результатов общения между людьми».

Отождествление категорий «общение» и «социальная коммуникация»
было бы самым легким и простым реше­нием, но есть опасность утратить при этом
важные аспек­ты категории «общения», упущенные коммуникационны­ми теориями.
Обычно общение включается в практическую деятельность людей (совместный труд,
познание, игра), хотя отмечается и возможность обособления обще­ния в
самостоятельную активность, удовлетворяющую потребности человека в контактах с
другими людьми, т. е. коммуникационную потребность. В общем случае разли­чаются
три стороны, или три плана общения (Г. М. Андрее­ва, Б. Д. Парыгин, А. В.
Петровский, М. Г. Ярошевский):

А. Перцептивная сторона — взаимное восприятие, стремление к
пониманию мотивов поведения партнеров;

Б. Коммуникативная сторона — обмен высказывани­ями,
знаковыми сообщениями;

В. Интерактивная сторона — обмен не только слова­ми, но и
действиями согласно принятой программе совме­стной практической деятельности.

Таким образом общение предстает как сумма трех раз­личных
процессов: перцепция (познание людьми друг друга) + коммуникация, принимаемая
как вербально-словесно-речевая деятельность + совместные целенаправлен­ные
действия, например строительство дома или игра в футбол. В этом уравнении
допущены четыре упрощения: во-первых, коммуникативная сторона сводится к
вербаль­ной коммуникации, состоящей в обмене высказывания­ми, и упускается из
виду бессловесное общение между людь­ми, например, взаимопонимание игроков
сыгранной фут­больной команды или партнеров в танце, согласованные действия
охотников на крупного зверя или солдат на поле боя и т. п.; в этих случаях
выпадает сторона Б, а стороны А и В остаются; во-вторых, учитывая случай
превращения коммуникации в содержание общения, когда выпадает сторона В,
следовало бы констатировать обязательность присутствия во всех случаях общения
акта перцепции и факультативность сторон Б и В; в-третьих, интеракция т. е.
совместная трудовая деятельность, может быть в виде физического труда
(материальное производство) или в виде умственного труда (духовное
производство); это раз­граничение принципиально важно, потому что совмест­ное
духовное производство по сути дела сливается с вер­бальной коммуникацией между
участниками (например «мозговая атака», научная полемика, соавторство публи­каций),
а в случае материального производства такого слияния нет; в-четвертых, эта
формула вообще не пригод­на для письменного общения или для электронной ком­муникации.

В результате простая арифметическая формула: О (об­щение) =
А (перцепция) + Б (коммуникация) + В (интерак­ция) превращается в более сложную
логическую формулу:

О = А Λ (Б V ¬ Б) Λ (В V ¬ В).

Формула читается так: общение представляет собой перцепцию А
и (Λ — знак конъюнкции — логического ум­ножения) вербальную коммуникацию Б
или (V — знак дизъ­юнкции — логического сложения) отсутствие таковой (¬ — знак
отрицания, логическое НЕ) и материальную интеракцию В или отсутствие таковой.
Поскольку слу­чай, когда нет ни Б, ни В, исключается (общения быть не может),
то остаются следующие варианты:

1)  О1  = А Λ Б Λ В — материальный труд,
сопровождае­мый словесной коммуникацией;

2) О2=А Λ Б — общение посредством словесной (вербаль­ной)
коммуникации, духовный труд, при котором В = Б;

3)  О3 = А Λ В — материальный труд без словесного со­провождения;

4) О4 = А Λ ¬ Б — общение посредством несловесной
(невербальной) коммуникации.

Советские философы и социальные психологи, осмыс­ливавшие
проблему общения, как правило, имели в виду вариант 1 и отождествляли понятие
общения с понятием der Verkehr (нем. связь, сообщение, движение),
использованное в трудах К. Маркса. Согласно Марксу, общение (Verkehr) не
ограничивается движением смыслов, оно может прини­мать материальную форму.
Материальное общение отража­ет производственные отношения между людьми
(разделение труда, владение собственностью, руководство и исполнение), которые
реализуются в процессе материального производ­ства. Согласно этому варианту,
социальная коммуникация, т. е. движение смыслов в социальном времени и простран­стве,
оказывается частью социального общения.

Остальные варианты показывают ограниченность это­го вывода.
Вариант 3, где словесная коммуникация отсут­ствует вообще, снимает вопрос о
соотношении общения и коммуникации. Что касается вариантов 2 и 4, то прежде,
чем анализировать их содержание, нужно констатировать неразрывность перцепции
не только с общением, но и с устной коммуникацией в вербальном и невербальном
виде.

В самом деле, реальное коммуникационное действие во всех его
формах — подражание, управление, диалог — обязательно включает восприятие
партнерами друг дру­га, формирование их образов (имиджей) в сознании субъектов
коммуникации и эмоциональное их пережива­ние, т. е. перцепцию. Для эффективного
управления или диалога важно предугадать реакцию реципиента на то или иное
сообщение, нужно знать мотивы, которыми он руко­водствуется, его ожидания и
коммуникационные навыки. С другой стороны, реципиент формирует свое отношение к
коммуниканту: безразличие, доверие, симпатия и т. д. Короче говоря, коммуникант
и реципиент «моделируют коммуникативно значимые особенности личности собе­седника»
(А. А. Леонтьев).

Исходя из сказанного, варианты 2 и 4 превращаются в ут­верждения:
общение есть духовный труд в виде словесной (вербальной) коммуникации или
общение есть несловес­ная (невербальная) коммуникация. Можно эти утверж­дения
объединить и тогда оказывается, что устная ком­муникация в этих случаях не
часть общения (вариант 1), а тождественно общению.

Итак, приходим к следующим выводам:

1. Устная коммуникация: не бывает вне общения, в то время
как общение может не включать словесную комму­никацию.

2. Соотношение между устной коммуникацией и об­щением
происходит в двух вариантах:

• коммуникация — духовная составляющая материаль­но-производственного
общения (часть общения);

• коммуникация исчерпывает содержание духовного общения
(тождественна общению).

3. Устная коммуникационная деятельность есть ду­ховное
общение социальных субъектов. Обратим внимание на то, что эта дефиниция не
противоречит определению коммуникационной деятельности как движения смыслов в
социальном пространстве; ведь духовное общение соци­альных субъектов есть не что
иное как упомянутое дви­жение.

4. Письменная коммуникация и электронная комму­никация
совпадают с письменным общением, поскольку совместная
материально-производственная деятельность исключается.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ