4. Философская антропология. Человек и общество :: vuzlib.su

4. Философская антропология. Человек и общество :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


4. Философская антропология. Человек и общество

.

4. Философская антропология. Человек и общество

Всякая значительная по масштабу теория общества предполагает
явное или неявное присутствие какой-то теории человека, его сущности и места в
мире. Иными словами, с теоретической социологией всегда соседствует
определенная философская антропология. Так было и у Маркса. Его видение
человека сформировалось под влиянием просветителей, Гегеля, Фейербаха, а также
Гесса. Хотя Маркс не ставил перед собой задачи создать особую философскую
антропологию, его концепция человека в целом отличалась глубокой
оригинальностью.

Согласно Марксу, человек – это прежде всего homo faber,
человек производящий. Производительный труд – вот что отличает человека от
животного. Человек отличается от животного тем, что не столько
приспосабливается к окружающему миру, сколько его приспосабливает к себе.
Вместе с тем труд связывает человека с природой. Благодаря труду в ходе
исторического развития люди все больше овладевают природными стихиями. Но
вместе с тем, по мере овладения этими стихиями, созданные самими людьми
производительные силы и общественные отношения все более противостоят им в
качестве внешних, чуждых, враждебных для них сил. Происходит отчуждение
человека от созданных им самим сущностей. Человек оказывается отчужденным от
результатов своего труда, от процесса труда, от общества и от самого себя
(самоотчуждение). Только в будущем коммунистическом обществе, когда закончится
“предыстория” человечества и начнется его “подлинная” история, когда
человечество из “царства необходимости” перейдет в “царство свободы”, человек
вернется к самому себе, и отчуждение будет преодолено.

Маркс исходит из руссоистского взгляда на человеческую
природу, согласно которому человек по природе своей – существо целостное,
“неотчужденное”, доброе. В оценке человеческой природы он непоколебимый
рационалист: человек, в его понимании, существо изначально и безусловно
разумное. Конт даже в своей “объективной” социологии, не говоря о
“субъективной”, оставляет место для веры и чувства как важных факторов
человеческой жизнедеятельности. У Маркса, по существу, для этих факторов места
нет, точнее, они являются выражением либо того же рационального начала в
человеке, либо отчуждения.

Для того чтобы изначально положительные родовые качества
человека проявились, необходимо коренным образом преобразовать общество. В
будущем коммунистическом человечестве (Маркс, как и Конт, исходит из
представления о “расширяющейся социальной вселенной”, рассматривая человечество
как расширенное до предела общество) человек, преодолевая отчуждение, вернется
на новой, более высокой ступени к своему исходному и в то же время подлинному
состоянию. Отличие же этого, нового “золотого века” от первобытного заключается
в том, что здесь “неотчужденность” базируется не на низком уровне
производительных сил и ограниченности отношений людей между собой и с природой,
а, наоборот, на безграничном росте производительных сил, на всемогуществе
человека и невиданном изобилии.

Эта концепция человека, непосредственно перерастающая в
утопию, составляет своего рода постоянный фон научных изысканий Маркса.
Последние, однако, нуждались в менее абстрактных постулатах и категориях.
Поэтому Маркс формулирует тезис о социальной сущности человека и обращается к
ее изучению. Один из наиболее известных его “Тезисов о Фейербахе” гласит:
“…Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей
действительности она есть совокупность всех общественных отношений” (1, т.
3,3]. Важно иметь в виду, что это не психологический, а именно
философско-антропологический постулат: он относится не к личности, а именно к
природе человека вообще, поскольку речь идет о совокупности всех общественных
отношений.

Таким образом, Маркс, как и Конт, вносит важный вклад в
открытие социальной реальности и тем самым – в онтологическое обоснование
социологии как науки. Но понимает эту реальность он иначе, чем Конт. В отличие
от Конта его нельзя считать социальным реалистом, как, впрочем, и социальным
номиналистом. Его трактовка взаимоотношений общества и индивида базируется на
понимании взаимозависимости, взаимодополнительности и взаимопроникновении этих
сущностей. В интерпретации Маркса общество представляет собой систему связей и
отношений между индивидами, образующихся в процессе деятельности, прежде всего
– трудовой, “Общество не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и
отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу”, – писал он [8, 214].
Общество в его понимании – это “продукт взаимодействия людей”; при этом люди не
свободны “в выборе той или иной общественной формы” [9, 402].

Социальность, по Марксу, проявляется не только в форме
“непосредственной коллективности”, когда индивид взаимодействует с другими
лицом к лицу. Общество присутствует в человеке и влияет на его поведение и
тогда, когда индивид находится наедине с собой.

Будучи поклонником Эсхила и Шекспира, Маркс представлял себе
исторический процесс в виде драмы, в которой люди выступают одновременно и как
авторы и как актеры. Люди – практически действующие существа, поэтому именно
они создают социальные системы. Но создают они их в определенных социальных и
природных условиях, возникших без их участия: “Люди сами делают свою историю,
но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не
сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли
от прошлого” [10, 119].

Личность, по Марксу, – не исходный пункт
социально-исторического развития, а его результат. Подчеркивая социальную
обусловленность сознания и поведения индивида, Маркс рассматривал развитие
личности как высшую цель общественного развития, которая будет достигнута
только после радикального преобразования общественных отношений.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ