2. Постулат независимых причинных линий :: vuzlib.su

2. Постулат независимых причинных линий :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

2. Постулат независимых причинных линий

.

2. Постулат независимых причинных линий

Этот постулат имеет много
применений, но, возможно, наиболее важным из всех является его применение в
связи с восприятием — например, при приписывании множественности наших
зрительных ощущений (при взгляде на ночное небо) множеству звезд как их причине.
Этот постулат может быть сформулирован следующим образом:

Часто можно образовать такую
последовательность событий, что из одного или двух членов этой
последовательности можно Вывести что-либо относящееся ко всем другим членам.

Самым явным примером здесь является
движение, особенно беспрепятственное движение, подобное движению фотона в
межзвездном пространстве. Но даже в случае прерывного движения, пока событие
может интерпретироваться как «вещь», меняющая свое положение, имеется
внутренний причинный закон, хотя он говорит нам и меньше, чем когда движение
бывает беспрепятственным. Например, мы можем узнать какой-либо бильярдный шар в
любое время игры в бильярд; его движение непрерывно, и изменения его внешних
характеристик очень небольшие. Мы узнаем бильярдный шар с помощью законов,
являющихся внутренними, в том смысле, что они не требуют, чтобы мы учитывали
воздействие на него других вещей.

Последовательность событий,
связанных друг с другом так, как это сформулировано в постулатах, есть то, что
я называю «причинной линией». То же, что делает возможным вывод,
является «причинным законом». Первый закон движения является примером
этого, если мы дадим ему эмпирическое содержание, добавив, что в природе
существует множество движений, на которые, как кажется при первом приближении,
не действуют внешние силы. Самым очевидным примером этого является движение
световых лучей.

Наш постулат, однако, уже
предполагается в самом понятии «движения». Это понятие требует, чтобы
что-либо движущееся сохраняло свою идентичность при изменении своего положения.
Когда мы обходимся без понятия субстанции, это «что-либо» должно быть
последовательностью событий, а эта последовательность должна иметь какую-то
характеристику, которая облегчала бы даваемую обыденным здравым смыслом интерпретацию
ее как «вещи» с меняющимися состояниями. Я полагаю, что эта
необходимая характеристика является ее внутренним причинным законом, то есть
законом, который позволяет нам кое-что сказать о ненаблюденных членах
последовательности без необходимости учитывать что-либо другое в мире.

Как мы видели, когда две причинные
линии взаимодействуют — например, в столкновении двух бильярдных шаров,— нам не
нужен новый постулат, так как мы можем удовлетвориться наблюдением и индукцией.

Все наши постулаты, с частичным
исключением первого, предполагают понятие «причины». Я не могу
согласиться со взглядом, что причинность есть просто неизменное следование. Это
мнение нельзя сохранить иначе как с дополнением (которое никогда не делается) о
том, что «причина» не должна определяться слишком узко. Утверждение
формы «за А неизменно следует В’ требует, чтобы А и В были общими
терминами вроде «молнии» и «грома». Но можно умножить общие
термины, применимые к данному событию, или определить их с количественной
точностью, пока А и В не станут описаниями, применимыми каждое только к одному
событию в истории мира. В этом случае, если А является предшествующим, то за А
неизменно следует В, но в общем мы не должны рассматривать А как
«причину» В. Мы думает, что А является причиной В только в том
случае, если имеется много примеров того, что за ним следует В. На самом деле,
как я думаю, эти примеры рассматриваются как свидетельство чего-то большего,
чем просто следование, однако в общем не как решающее свидетельство.

Между любыми двумя событиями,
принадлежащими к одной причинной линии, как я сказал бы, имеется отношение,
которое может быть названо отношением причины и действия. Но если мы назовем
его так, то мы должны добавить, что причина не полностью определяет действие
даже в наиболее благоприятных случаях. Со стороны окружения на причинную линию
всегда есть какое-нибудь воздействие, являющееся тоже причинным, хотя и в
несколько ином смысле. Фотон в межзвездном пространстве, оказывается, слегка
отклоняется силой тяготения от его прямолинейного пути, но вообще нарушающее
влияние окружения бывает гораздо сильнее, чем в этом случае. То, что утверждает
наш постулат, можно переформулировать следующим образом: некое данное событие
очень часто бывает одним из принадлежащих последовательности событий (которая
может длиться какую-либо долю секунды или миллион лет), которая на всем своем
протяжении имеет какой-либо приблизительный закон постоянства или изменения.
Фотон сохраняет направление и скорость своего движения, бильярдный шар
сохраняет форму и цвет, зародыш развивается в животное соответствующего вида и
так далее Во всех этих случаях имеется пространственно-временная непрерывность
в последовательности событий, составляющих причинную линию; но это ведет нас к
нашему третьему постулату.

.

Назад