ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ :: vuzlib.su

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ :: vuzlib.su

12
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

.

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Идя по пути поиска психологических компонентов известных в
реальной политике проблем, то есть, следуя привычной логике «подстраивания»
психологической гносеологии к политической онтологии, в по­литической
психологии выделяются пять основных достаточно самостоятельных групп
содержательных проблем. Выстроим их в порядке актуальности — так, как она
оценивается большинством экспертов.

Схематически, такой конкретно-конструируемый предмет
изучения политической психологии, склады­вающийся из ряда основных конкретных
объектов этой науки, можно изобразить в виде своеобразной «мише­ни»,
образованной несколькими концентрическими окружностями, в которую как бы
«стреляет» политиче­ский психолог. Центр «мишени», своеобразное «яблоч­ко» —
проблема личности в политической психологии. Следующий круг — проблемы малых
групп. Далее — проблемы больших групп. Наконец, завершающий, са­мый широкий
круг — проблемы психологии масс в политике.

Таким образом выглядят основные проблемы и ос­новные объекты
изучения политической психологии, как бы расшифровывающие общее понимание ее
пред­мета и основных методологических принципов.

Среди методических проблем, для начала, подчерк­нем лишь
самое важное. Наиболее распространенные исследовательские приемы и методы
политической пси­хологии пришли в нее из психологии. Это методы на­блюдения,
конкретно-ситуационного анализа, тестиро­вания, психологического моделирования,
сценарного поведенческого прогнозирования и т. д. Часть методов заимствована из
социологии (в частности, разнообраз­ные варианты опросных методов). Часть
методов берет­ся из политологии (например, метод сравнительного
ис-торико-политологического анализа, метод сценарного моделирования и
прогнозирования, в разных модифика­циях). Это создает особую группу проблем,
которые будут специально рассмотрены дальше.

Главной процедурно-методической особенностью политической
психологии является комплексный, син­тетический подход к выбору приемов и
созданию «ку­мулятивных» комплексных методических батарей для того или иного
конкретного исследования, позволяю­щих в максимальной степени соединять
достоинства и минимизировать недостатки отдельных процедур, заимствуемых из
разных исследовательских сфер. Политическая психология исходит из того, что
специ­фическим для политико-психологического анализа является не столько
наличие какого-то конкретного методического приема, сколько специфической поли­тико-психологической
интерпретационной схемы. Та­кая схема позволяет осуществить не только «первич­ную»,
но и «вторичную» переработку информации, извлечь и переосмыслить именно те
данные, которые укладываются в категориально-понятийную систему координат
политической психологии и решают иссле­довательские задачи данного научного
направления.

Из всего уже сказанного становится понятно, что практическое
использование политической психологии связано, в первую очередь, с
возможностями учета по­литико-психологического знания при краткосрочном и, в
большей степени, долгосрочном прогнозировании по­литических процессов, а также
при выработке полити­ческой стратегии и тактики, при принятии и осущест­влении
политических решений на различных уровнях. Помимо сугубо политического, практическое
значение политической психологии связано со сферой массовых информационных
процессов. Постепенное изучение политической психологии позволит более подробно
уз­нать приемы и методы политико-психологического ис­следования, а также
увидеть конкретные возможности их прикладного использования.

…Почти тридцать пять лет назад было очень кра­сиво
сформулировано: «Из всех междисциплинарных взаимоотношений, которые являются
практически важными для политической науки, наиболее важна взаимосвязь между
политикой и психологией. Для со­временного автора это является аксиомой». В
следую­щем десятилетии было повторено: «политическая нау­ка и политика не могут
развиваться без психологии». Этот вывод ныне не оспаривается никем. Хотя прошли
уже не годы, а десятилетия, и развитие событий могло бы носить более ускоренный
характер.

NB

Политическая психология— междисциплинарная наука, родившаяся
на стыке политологии и социаль­ной психологии. Ее главная задача состоит в
анализе психологических механизмов политики и выработ­ке практических
рекомендаций по оптимальному осуществлению политической деятельности на всех
уровнях. Развитие современной политической психологии надо рассматривать с двух
сторон. С одной стороны, уже достаточно давно в западной науке исследова­лись
психологические аспекты политики, а в 1968 г. политическая психология была официально «узако­нена в правах». С другой стороны, с середины 80-х гг. началось
строительство отечественной «психоло­гии политики» как отдельного направления
внутри системно организованной политологии. Постепенно идейно-терминологические
противоречия, разграни­чивавшие эти два направления, сгладились, и сегодня мы
имеем дело с единой политической психологией. Сглаживание противоречий и
становление единой науки было обеспечено общими методологическими основаниями.
Западная политическая психология дав­но развивалась в рамках достаточно
широкого пове­денческого подхода, у истоков которого в нашем контексте стояли
Ч. Мерриам и Г. Лассуэлл. Обла­дая определенными недостатками, данный подход
имел и целый ряд бесспорных достоинств. В частно­сти, главной задачей
поведенческого подхода стало изучение диалектики и трансформаций влияния объ­ективных
условий на внутреннюю мотивацию и об­ратное влияние, внутренних побудительных
сил, че­рез человеческое поведение на внешние условия. В отечественной
психологии близким к поведенче­скому оказался деятельностный подход. С его точки
зрения политика и есть, прежде всего, определенная человеческая деятельность с
определенными моти­вами, целями и, естественно, результатами. Главным мотивом
и, в случае успеха, результатом этой дея­тельности является согласование
интересов разных человеческих групп и отдельных индивидов. Обре­тая эти
результаты и свои формы в тех или иных по­литических институтах, политика как
особая деятель­ность наполняет собой политические процессы — как содержание,
наполняя форму, как бы «застыва­ет» в ней, принося определенные итоги. Исходя
из этого, можно говорить о двух базовых подходах к изучению политики как
деятельности. Во-первых, об институциональном подходе — с его выраженным
акцентом на политические институты, то есть, на результаты определенной
деятельности людей. Во-вторых, о процессуальном подходе — с его не менее
выраженным акцентом на политические процессы, то есть, на сам процесс этой
деятельности.

Таким образом, предмет политической психологии в целом — это
политика как особая человеческая дея­тельность, обладающая собственной
структурой, субъектом и побудительными силами. Как особая деятельность, с
психологической точки зрения, по­литика поддается специальному анализу в рамках
общей концепции социальной предметной деятель­ности А.Н. Леонтьева. С точки
зрения внутренней структуры, политика, как деятельность, разлагается на
конкретные действия, а последние — на отдельные операции. Деятельности в целом
соответствует мо­тив, действиям — отдельные конкретные цели, опе­рациям —
задачи, данные в определенных условиях. Соответственно, всей политике как
деятельности соответствует обобщенный мотив управления че­ловеческим поведением
(его «оптимизации»). Кон­кретным политическим действиям соответствуют оп­ределенные
цели согласования интересов групп или отдельных индивидов. Наконец, частным
политиче­ским операциям соответствуют отдельные акции разного типа, от
переговоров до войн или восстаний. Субъектом политики, как деятельности, могут
высту­пать отдельные индивиды (отдельные политики), малые и большие социальные
группы, а также мас­сы. Политика, как деятельность в целом, как и ее от­дельные
составляющие, может носить организован­ный или неорганизованный,
структурированный или неструктурированный характер. История, теория и практика
применения политико-психологических знаний позволяет вычленить три основные
задачи, решаемые политической психоло­гией как наукой. Первая задача — анализ
психоло­гических компонентов в политике, понимание роли «человеческого фактора»
в политических процессах. Второй задачей, как бы надстроившейся над первой, является
прогнозирование роли этого фактора и, в целом, психологических аспектов в
политике. Нако­нец, третьей задачей, вытекающей из первых двух, остается
управленческое влияние на политическую деятельность со стороны ее
психологического обес­печения, т.е. субъективного фактора.

Конкретные объекты политической психологии ле­жат в трех
основных сферах. Во-первых, это полити­ческая психология внутриполитических
отношений. Во-вторых, политическая психология внешней поли­тики и международных
отношений. В-третьих, все больше набирающая самостоятельный статус
военно-политическая психология. Каждая их перечисленных сфер включает огромное
многообразие конкретных объектов — практически все политические явления, институты
и процессы, включающие в себя тот или иной психологический аспект.

Как и любая наука, политическая психология осно­вывается на
вполне определенных принципах. Во-первых.. считается, что эпицентром
исследования должна быть «зона взаимодействия политических и психологических
явлений». Попытки уклона в ту или иную сторону опасны редукционизмом.
Во-вторых, утверждается, что центральное место в ис­следованиях должны занимать
наиболее значимые и актуальные проблемы, к которым «привлечено внимание
общественности»: гласность результатов служит препятствием для их использования
в анти­общественных целях. В-третьих, декларируется не­обходимость уделять
максимальное внимание поли­тическому и социальному контексту исследуемых
явлений, используя для его понимания все возмож­ное разнообразие методических
процедур и прие­мов сбора данных. Такой плюрализм способствует расширению
объяснительных возможностей науки. В-четвертых, постулируется, что необходимо
иссле­довать не только результаты влияния психологиче­ских факторов на политику,
но и сам процесс фор­мирования тех или иных политических явлений и процессов, а
также тенденции их развития. Это обеспечивает содержательную широту исследова­ний.
Наконец, в-пятых, современная политическая психология терпима в отношении
оценок как внеш­ней, так и внутренней политики, то есть, нейтраль­но
характеризует поведение людей тех или иных политических ситуаций или их
действия, направлен­ные на систему политических учреждений и орга­низаций
общества.

Большинство исследователей выделяют в качестве приоритетных,
наиболее важных и интересных сле­дующие функционально-содержательные проблемы
политической психологии. Первая группа проблем — вопросы методологии, методов и
фундаментальных принципов науки. Вторая группа — исследование пси­хологических
механизмов массовых форм политиче­ского поведения. Третья группа — изучение
психоло­гии малых групп в качестве элемента политических процессов и явлений.
Четвертая группа — исследо­вание процессов становления личности как участ­ника
политических процессов: психологических за­кономерностей вовлечения человека в
политику, механизмов политической социализации, ее этапов и факторов. Наконец,
пятая группа проблем — пси­хологические проблемы международных отноше­ний,
взаимоотношений на межнациональном уров­не, психологические аспекты
межрегиональных и глобальных проблем. Так выглядят приоритетные для науки
проблемы с со­держательно-функциональной точки зрения. В ином измерении, уже
структурно-содержательном, полити­ческая психология выстраивает генерализованный
объект своего изучения на четырех основных уров­нях, соответствующих основным
уровням социальной организации субъекта политики как особой деятель­ности.

Первый уровень — анализ психологии личности в по­литике. С
одной стороны, это анализ личности в со­циально-типическом выражении, с
акцентом на тот или иной достаточно массово выраженный полити­ко-психологический
тип личности, выражающий психологию группы, слоя, класса или даже общества в
целом, включая психологические механизмы воз­никновения и развития данного
типа, а также про­гнозирования его поведения. С другой стороны, это проблема
политического лидерства уже в индивиду­ально-психологическом выражении. Это
изучение личности конкретного политического деятеля.

Второй уровень — анализ психологии малой группы, включая
психологические механизмы действий раз­личного рода элитных групп, фракций,
клик, групп давления и т. п. Сюда относятся формальные и не­формальные
отношения лидера с ближайшим окру­жением; психология взаимоотношений внутри
малой группы и ее отношений с внешним окружением; пси­хология принятия решений
в группе и целый ряд свя­занных с этим проблем.

Третий уровень — анализ психологии больших соци­альных групп
(классы, страты, группы и слои населе­ния) и национально-этнических общностей
(племена, нации, народности). Здесь речь идет о политико-психологических
механизмах крупномасштабного давления больших «групп интересов» на принятие
политических решений типа, скажем, политических забастовок, этнических и межэтнических
конфликтов и т. п.

Четвертый уровень— анализ психологии масс и массовых политических
настроений. Сюда же отно­сятся проблемы массовых политических организа­ций и
движений. Здесь же располагаются и массовые коммуникационные процессы
(например, действую­щие в ходе избирательных кампаний). Важнейшая роль здесь
принадлежит массовым психологическим явлениям. Сюда относится поведение толпы,
«собран­ной» и «несобранной» публики, массовая паника и аг­рессия, а также
другие проявления так называемого «стихийного» поведения.

Для семинаров и рефератов

1. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психоло­гия. —
М., 1994,

2. Ольшанский Д.В. Политическая психология // Пси­хологический
журнал. — 1992.—№ 2. — С. 173—174

3. Политическая психология.—Л., 1992.

4. Политология: Энциклопедический словарь. — М., 1993.

5. Рощин С.С. Политическая психология // Психологи­ческий
журнал. — 1981.— № 1.— С. 113—121.

6. Шестопал Е.Б. Психология политики. — М., 1989.

7. Handbook of political psychology. /
Knutson J. (ed.) — San Francisco, 1973.

8. Political psychology: contemporary
problems and is­sues. — San Francisco, 1986.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ