Политическая мимикрия :: vuzlib.su

Политическая мимикрия :: vuzlib.su

123
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Политическая мимикрия

.

Политическая мимикрия

Политическая мимикрия — от англ. mimicry, подражательство. В
наиболее распространенной до недавнего времени отечественной политической
трактовке беспринципное приспособление к окружающей социально-политической
среде, к сложившимся условиям жизни ради достижения каких-либо выгод. В
политической мимикрии и, еще более определенно, в хамелеонстве упрекали тех представителей
господствовавших прежде классов и слоев после свершения революций, которые шли
на сотрудничество с победившими силами, всячески скрывая и маскируя свое
«социальное происхождение». В пропагандистском, политико-идеологическом смысле,
обвинения в политической мимикрии типичны для классово-поляризованного,
внутренне глубоко конфронтационного, вплоть до социального антагонизма
общества, находящегося на этапе ожесточенной политической борьбы.

В более глубоком, аналитическом понимании политическая
мимикрия означает сложный комплект защитных мер и приспособлений
социально-политического характера, позволяющих выжить и сохраниться тем
социальным группам, силам и слоям, для которых в обществе возникли невыносимые
условия жизни и деятельности. Это вынужденное средство самозащиты в кризисных
ситуациях. Подобными средствами, в ча­стности, была вынуждена широко
пользоваться ин­теллигенция в советском обществе после победы ок­тябрьской
революции 1917 г. Само появление понятий типа «пролетарская
(рабоче-крестьянская, трудовая, революционная и т. п.) интеллигенция»,
«пролетарий умственного труда» и т. д. означало выраженное вы­нужденное
стремление приспособиться к сложившей­ся ситуации ради дальнейшего выживания.
Посколь­ку общество не может существовать без выделения и определенного обособления
той своей части, функци­ей которой является развитие духовности и умствен­ный
труд, то подобные способы политической мимик­рии были, в целом, приняты
победившими силами. Подобное принятие, однако, также было в значитель­ной
степени вынужденным, что нашло свое отражение в известной официальной
марксистской позиции от­носительно «прослойки» и особого, маргинального статуса
интеллигенции в обществе, делающего поли­тическую мимикрию имманентно присущим
ей отри­цательным свойством.

Декларирование подобной позиции принижало роль интеллигенции
и целенаправленно пробуждало «рабоче-крестьянскую бдительность», что до сих пор
сохранилось в массовом обыденном сознании пост­советского общества в виде полупрезрительного,
осу­ждающего смыслового оттенка в понятии «интелли­гент». Тем не менее,
социально-защитная функция политической мимикрии в данном случае была доста­точно
успешно реализована. Это убедительно подтвер­дили первые годы горбачевской
перестройки, демо­кратизации и гласности. Они продемонстрировали стремление
сохранившейся, со своим автономным со­циальным самосознанием, интеллигенции к
своего рода социально-политическому реваншу за прежнее униженное положение, и
убедительными победами в открытой политической борьбе над представителями
«гегемона» революции и последующего долтосрочного социалистического
строительства, выходцами из среды рабочего класса и колхозного крестьянства.

Помимо обобщенно-политического, существует и
конкретно-психологический ракурс рассмотрения по­этической мимикрии как
тактического свойства тех или иных политических деятелей, сил, партий и движе­ний
менять свою идеологическую окраску, маскируясь под выразителей интересов того
или иного слоя. Клас­сическим примером такой ситуации был бурный успех
национал-социалистов Германии в начале 30-х гг., ус­пешно осуществивших
мимикрию под борцов задело социализма, то есть, за интересы рабочего класса и
всех трудящихся. В качестве неудачного примера ми­микрии можно привести
Народно-демократическую партию Афганистана 70-80-х гг. Эта партия городской
интеллигенции и мелкой буржуазии левацкой ориента­ции пыталась, на фоне трудностей
после захвата вла­сти и наличия поддерживаемой массами оппозиции, расширить
свою социальную базу в крестьянских сло­ях исламского большинства народа за
счет мимикрии под выразителя чуть ли не религиозных интересов. Неудача
подобной, явно тактической мимикрии прину­дила партию к вынужденному
реформированию, хотя и новое название ГПартия Отечества) в определенном смысле
стало приемом мимикрии — теперь уже под выразителей общепатриотических
интересов.

Психология мимикрии в практической политике про­является на
уровнях отдельного индивида, малой группы и социально-политической организации.
В первом случае говорят о мимикрии конкретного политического деятеля. Так,
Наполеон Бонапарт, прежде чем провозгласить себя императором и основателем
новой монархической дина­стии, представлялся в качестве яростного защитника ан­тимонархической
революции. Во втором случае обычно имеется в виду мимикрия небольшой группы
людей, при­шедших к власти ради реализации собственных, как пра­вило, корыстных
интересов (например, военная хунта, осуществившая насильственный
антиконституционный переворот), но выдающих себя за поборников интересов всего
народа. В третьем случае речь идет о политической организации, партии или
общественно-политическом движении, использующих приемы политической мимик­рии
для завоевании массовой поддержки, «мандата дове­рия» для осуществления своих
целей.

Наиболее распространенным приемом политиче­ской мимикрии в
современной практике является демон­стративный популизм — пропагандистская
риторика и политические жесты, направленные на взвинчивание притязаний и
ожиданий электората, на всевозможные, обычно нереальные обещания в ходе
предвыборных кампаний. Многочисленные примеры такого рода дали процессы демократизации
российского общества в по­следние годы.

Необходимость прибегать к приемам политической мимикрии и их
эффективность связаны с уровнями политической культуры и политического сознания
об­щества. При их достаточном развитии, в демокра­тическом, хорошо
информированном обществе с мас­совыми навыками понимания людьми собственных
интересов и терпимостью к интересам других, с усто­явшейся многопартийной
плюралистической полити­ческой системой в рамках правового государства, не­обходимость
в мимикрии как средстве выживания и самозащиты резко снижается. Это относится и
к по­тенциальной эффективности и, соответственно, при­влекательности приемов мимикрии
для достижения узкоэгоистических, личных, групповых или корпора­тивных целей.

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяВысотные работы
Следующая статьяД. ЮМ :: vuzlib.su

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ