Политический анекдот :: vuzlib.su

Политический анекдот :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Политический анекдот

.

Политический анекдот

Политический анекдот — от франц. anecdote (рас­сказик,
забавная история), краткий смешной рассказ о какой-либо политической ситуации,
поведении и чертах характера лидера или представителя какой-либо группы.
Анекдот отличается намеренной гипер­трофией черт и ситуаций, вплоть до
абсурдизации, способствующей выразительному запоминанию и выявлению каких-то
сторон политической жизни. Для их формулирования используются общеизвестные
персонажи. Анекдот является острым средством политической борьбы. Его задачи —
дискредитация противников, формирование симпатий к сторонникам, прежде всего, к
своим политическим лидерам. Срав­ним два коротких анекдота.

Первый: Брежнев (1980 г.) по бумажке открывает Олимпиаду: «О! О! О! О! ОЕ» (лист бумаги с его тек­стом начинается с пяти колец,
олимпийской эмблемы).

Второй: «Вы слышали, Андропов руку сломал!» — «Кому?».

Соответственно, рисуются два разных образа ру­ководителя с
разным к ним отношением. Терпимо-бла­гожелательное отношение к косноязычию
Брежнева резко контрастирует с ожиданием жесткости от при­шедшего ему на смену
Андропова.

Часто анекдоты складываются спонтанно в массо­вом обыденном
сознании, отражая соответствующее восприятие политики населением, и являются
плодом коллективного творчества, частью городского, сельско­го и иного
фольклора. Часто, однако, анекдоты конст­руируются или, по крайней мере, распространяются
специально, для выполнения определенных политиче­ских функций.

В 80-е гг. нами была проведена серия специальных
экспериментов. Так, в частности, в разгар кампании по принятию «социалистических
встречных планов» в Москве был запущен совершенно искусственно (это видно по
усложненной для массового сознания конст­рукции) сконструированный анекдот.
Жена спраши­вает мужа: «Ваня, тут на работе встречный план застав­ляют
принимать, а что это такое?». — «Это просто, Маша. Вот ложимся мы в постель, и
ты говоришь: «Ваня, давай разок!». А я отвечаю: «Нет, Маша, давай два разика!».
Это и есть мой встречный план. Но на самом-то деле мы знаем, что больше одного
раза все равно не сможем».

Уже на третий день пересказы этого анекдота были
зафиксированы во Владивостоке. Опережая скорость движения поезда, он распространился
по стране со скоростью самолетного перелета. Позднее выяснилось, что
актуальность анекдота была настолько высока (это было в период массового
увлечения «встречными пла­нами», которые заставляли принимать повсеместно), что
его пересказывали в междутородних телефонных переговорах.

Обычно среди слоев населения со значительным разрывом в
уровне образования, культуры, а также в позициях в политической жизни, стихийно
функциони­руют и укореняются разные типы анекдотов, отличающиеся заметным
разбросом (и даже конфронтацией) политических оценок.

Завершим на этом набор иллюстраций — рас­смотрение сфер, где
наиболее явно проявляются пси­хологические приемы политического действия. Хотя,
безусловно, их перечень можно было бы продолжать достаточно долго. Так и
просятся в строку такие раз­делы, как политические слухи, политическая игра,
политическая провокация, политический блеф, поли­тический шантаж, политическое
зрелище, политиче­ская демагогия, политический ритуал и т.д. Отдельные проблемы
— психология политических переворотов и путчей, политического лоббизма и даже
политических убийств. Это те сферы политики, которые обычно ос­таются глубоко в
тени из-за их неприглядности и «не­нормативности». Тем не менее, они имеют
огромное, а подчас просто откровенно решающее значение.

Однако не нами сказано: нельзя объять необъят­ное. Оставим
эти сюжеты для будущей книги о при­кладной политической психологии.
Представляется, что ее роль достаточно очевидна и заслуживает осо­бого
внимания. Тем более, что реальная политика дав­но использует прикладную
политическую психологию, хотя и не всегда отдает себе в этом отчет. Зато мы,
про­стые граждане, редко отдаем себе отчет в.том, как ис­пользуется в политике
наша психология. Значит, мы и заинтересованы в таком знании.

NB

Прикладное значение политической психологии свя­зано с
возможностями ее воздействия на основные объекты этой науки: личность, малую
группу, боль­шие группы и массы в политике. Воздействие на эти объекты наиболее
важно в четырех сферах: во внут­ренней политике, внешней политике, в
военно-поли­тической сфере и сфере массовых информационных процессов. Во
внутренней политике политическая пси­хология имеет прикладное значение
практически во всех ее измерениях: от борьбы лидеров за власть и психологии
власти, до состояния массового сознания, обеспечивающего поддержку или,
напротив, не при­нимающего власть. Во внешней политике политиче­ская психология
используется для изучения и воздей­ствия на власть в иностранных государствах,
а также на население этих стран. Здесь есть и специфические сферы: психология
дипломатии, переговоров, всего механизма международного взаимодействия, включая
деятельность международных организаций, урегули­рование конфликтов и
налаживание международного сотрудничества, и т.д. В военно-политической сфере
политическая психология используется в целях пси­хологической войны с
противником, для поддержания боевого духа своих войск, для пропагандистского
обеспечения разных аспектов военных действий и т.п. В сфере массовых
информационных процессов роль политической психологии особенно велика: через
эту сферу идет большая часть самого психологического воздействия.
Соответственно, прикладная психология играет важную роль и внутри самой этой сферы.
Это касается оптимизации действий средств массовой ин­формации для эффективного
воздействия на аудито­рию, организации и проведении информационной части
избирательных кампаний, PR-воздействия на ау­диторию.

Прикладная роль политической психологии склады­вается из
трех основных компонентов. Во-первых, это прикладные политико-психологические
исследо­вания — их задачи ставятся практикой, а результа­ты требуют внедрения.
Здесь большую роль играет арсенал методов прикладного политико-психологи­ческого
исследования, дающего конкретное знание и практический результат. Во-вторых,
это методы на грани между прикладным исследованием и реальным вмешательством
психолога в политические процес­сы. Соответственно, здесь речь идет о
психологиче­ском обеспечении близких к политике или реальных политических
процессов. В-третьих, это психологи­ческие методы и приемы, используемые самими
по­литиками в политической практике.

Методы прикладных политико-психологических ис­следований
делятся на методы исследования личности, малой группы, больших групп и масс.
Политическая психология личности обычного человека исследуется с помощью анкет,
опросников, тестов восприятия и мышления, лабораторных процедур, личностных тес­тов.
Личность политиков изучается посредством прожективных тестов, личностных опросников,
методами интервью и беседы, психобиографическими метода­ми, методом экспертных
оценок, контент-анализом «продукции» политиков, методом составления лично­стных
когнитивных карт и т. д. Политическая психология малых групп изучается с
применением разнообразных вариантов социометрического метода, методом
построения их семантиче­ского пространства и т. д. Политическая психология
больших групп исследует­ся с помощью методов наблюдения, включая внешнее и
включенное, социологических опросов и анкетиро­вания, фокусированных интервью и
фокус-групп, анализа статистической информации и изучения до­кументов.
Политическая психология масс изучается с опорой на наблюдение, анализ
документов, экспертные и массовые опросы и т. д. Помимо перечисленных
конкретных эмпирических методов, политическая психология использует и бо­лее
общие методы. К ним относятся эксперимент в форме игрового моделирования,
сравнительно-исто­рические и сравнительно-политологические методы. Наиболее
общим является системный метод.

Ряд методов политико-психологического исследования находится
на грани прямого вмешательства политиче­ской психологии в реальную политику.
Прежде все­го, это относится к специфическим эксперимен­тальным приемам, в
частности, к методу игрового (имитационного) моделирования. Примеры перехода
или балансирования на этой грани — проблема пси­хологии и психологического
обеспечения реальных политических переговоров, формирования политиче­ских
коалиций и группировок, а также организация их практического взаимодействия.

Психологические приемы прямого политического действия
подразумевают политические процессы и яв­ления, требующие непосредственного
знания и ис­пользования прикладной психологии самими полити­ками. В первую
очередь, это процессы и явления, связанные с личной или, реже, опосредованной,
но прямой борьбой за власть. Сюда относятся такие «те­невые» политические
явления, как политическая ин­трига, политический заговор, политическая мимик­рия,
психологическая война в прямом и переносном смыслах, со всеми ее
многочисленными компонентами.

Для семинаров и рефератов

История дипломатии. В 3-х тт. — М., 1956—1958.

Макиавелли Н. Государь. — М., 1980.

Политология: Энциклопедический словарь. — М., 1993.

Лебедева М.М. Вам предстоят переговоры. – М., 1993.

Косолапов Н.А. Социальная психология и междуна­родные
отношения. — М., 1983.

A psychological examination of political leaders. / Ed. М.
Hermann, T. Milburn. — N. Y., 1977.

Dowers R., Huges J. Political Sociology,. — Chichester,
1983.

Hermann М. Handbook for assessing personal charac­teristics
and foreign policy orientations of political lead­ers. — Columbus, 1987.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ