О. П. ЗУБЕЦ. «ОДНОЙ ЛЮБВИ МУЗЫКА УСТУПАЕТ…» :: vuzlib.su

О. П. ЗУБЕЦ. «ОДНОЙ ЛЮБВИ МУЗЫКА УСТУПАЕТ…» :: vuzlib.su

3
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


О. П. ЗУБЕЦ. «ОДНОЙ ЛЮБВИ МУЗЫКА УСТУПАЕТ…»

.

О. П. ЗУБЕЦ. «ОДНОЙ ЛЮБВИ МУЗЫКА УСТУПАЕТ…»

Нет, пожалуй, в жизни человека явления более интимного,
значимого и в то же время более загадочного, противоречивого, чем любовь. С
одной стороны, любовь не считается ни с какими преградами — ни с моральными
предостережениями, ни с юридическими запретами, ни с социальными традициями. И
она же оказывается в плане духовного возвышения человека силой более могучей,
чем все привычные социально-нравственные воздействия. Сама разрушительная сила
любви приобретает созидательный характер. Она попирает абстрактные святыни во
имя более святого — конкретной человеческой личности.

«До сих пор о любви была сказана только одна неоспоримая
правда, а именно, что «тайна сия велика есть», все же остальное, что писали и
говорили о любви, было не решением, а только постановкой вопросов, которые так
и оставались неразрешимыми» [1]. Эти чеховские слова — выражение глубокой
философичности всякого обращения к любви, всякого риска рационального
прикосновения к столь интимному и всеобщему явлению культуры. Продолжить незавершаемый
ряд неразрешаемых проблем, поставить их под сомнение и обосновать самим фактом
обращения к ним — одна из существенных сторон всякой философской культурной
работы.

1 Чехов А. П. Собр. соч. В 12 г. М., 1962. Т. 8 С. 305 — 306

Никчемной старательностью веет от перечисления тех, кто
вовлекал любовь в мир своих философских исканий или сам вовлекался в паутину
культурных ее осмыслений, ибо немногие избежали этой участи. И все же назовем
некоторые имена: творцы Библии и Платон, Августин и Ибн Сина, Гегель и Фейербах,
Маркс, Фрейд, Зиммель, Шелер, Унамуно и многие другие. Но так как философская
мысль не жаждет окончательности, она благосклонна к новым попыткам.

Если смотреть на любовь не извне, а изнутри, глазами
любящего человека, она не требует обоснования через соотнесение с моралью,
искусством, политикой и даже с историей, а сама служит основой осмысления мира
и человеческого отношения к нему, сама является зеркалом, своеобразно
отражающим реалии человеческого бытия. И опять Чехов: «Я понял, что когда любишь,
то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более
важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле,
или не нужно рассуждать вовсе» [1].

1 Чехов А. П. Собр. соч. В 12 т. Т. 8. С. 313 — 314.

Морализатор видит любовь в зеркале морали, любящий — мораль
в зеркале любви. Дело философа — понять возможности этих позиций человека по
отношению к миру культуры и к своей жизни. Любовь связана с существенным
изменением всего ценностного сознания человека, его аксиологического мира.
Поэтому она неизбежно некоторым образом относится к морали. Характер и
перспективы этого отношения мы и попытаемся здесь рассмотреть.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ