ОБНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПРАВДЕ? :: vuzlib.su

ОБНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПРАВДЕ? :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ОБНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПРАВДЕ?

.

ОБНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ К ПРАВДЕ?

…Никакая деятельность не может быть прочна, — если она не
имеет основы в личном интересе. Это общая истина, философская…

Л. Н. Толстой

…Лучше неудачно сказать правду, чем умолчать о ней, если
дело серьезное.

В. И. Ленин

Как видим, в пушкинской концепции правды также явственно
проступает традиционное для русской культуры стремление к сочетанию истины и
справедливости, которая трактуется им — опять же в духе народных традиций —
преимущественно в морально-этическом плане. И вряд ли надо эту концепцию просто
отвергать как ошибочную, ненаучную. Правильнее, наверное, ее дополнить
пониманием социальной справедливости, воплотившейся в социалистической идее —
той идее, которая в Октябре 1917 года подняла на борьбу за лучшее будущее
трудящиеся массы России.

Но дополнить традиционное русское историческое
правдоискательство этой идеей не формально, а органично можно сегодня лишь в
том случае, если соединить его бережно и умело с истиной социализма как
философской, экономической и социально-политической теорией, с научно понятым
идеалом социализма как высокогуманного и социально справедливого общества, в
последовательном утверждении которого в жизни мы так нуждаемся и сегодня. И не
только для того, чтобы жилось материально богаче и лучше, но и для того, чтобы
духовная жизнь — и личная, и общественная — была наполнена не мелочью
повседневности, пусть и злободневной, а большой, крупной идеей, без которой,
собственно говоря, нет и подлинной духовности, нет социальной жизнестойкости
нации и общества. И для этого в самих глубинах сознания нашего народа, а не в
идеях заемного, заморского происхождения есть необходимые предпосылки. Ведь это
факт (как бы к нему ни относились прагматики-экономисты), что именно в сторону
идеи социализма всегда толкало массовое сознание то мироощущение, которое
коротко можно было бы выразить так: нравственно то, что справедливо,
несправедливое — безнравственно.

Важно только хорошо понимать, что соединение социализма с
массовым сознанием не единовременный акт, происшедший когда-то и не нуждающийся
для своего поддержания и подтверждения ни в чем, кроме ритуальной, хвалебной
риторики и политической трескотни. Нет, это живой непрерывный процесс, который
должен захватывать каждое новое поколение. Ведь оно не просто перенимает
ценности предыдущих поколений, но и вступает с ними в сложное диалектически
противоречивое взаимодействие, творчески осмысливая и переосмысливая их.

И не менее важно, очевидно, помнить, что социалистический
идеал тоже нуждается в постоянном развитии и уточнении под воздействием живой
жизни, влиянием конкретного исторического опыта строительства нового общества,
конкретных и по необходимости неполных, односторонних, по словам Ленина,
попыток утверждения социалистического идеала в разных национальных и
социально-экономических условиях отдельных стран. Ведь, как показывает
социальный опыт, нет ничего более опасного и вредного, чем стремление абсолютизировать
такого рода попытки, представлять складывающиеся на их основе формы организации
общества некими идеальными образцами для всех, а тем более отождествлять такие
представления с сущностными характеристиками социализма. Такая линия, будучи
малоэффективной в чисто прагматическом плане, вместе с тем наносит в глазах
людей раны и самому социалистическому идеалу, догматически искажая его, иссушая
ту живительную, творческую, духовно-нравственную силу, заложенную в нем,
которая всегда подвигала людей на большие дела в революционно-практической
работе, в науке, литературе и искусстве, создавала особо приподнятый жизненный
тонус в обществе.

Об этом стоит особенно напомнить в свете современных
дискуссий о социализме. Ведь кризисные, застойные явления в нашей стране и
других ставших на социалистический путь странах, бурные, порой ожесточенные
споры о таких принципиальных проблемах теории социализма, как характер и формы
социалистической собственности, пути и методы осуществления коммунистического
идеала, правомерность претензий КПСС на ведущую роль в обществе, острые
дискуссии о том, как придать нашей политической системе действительно
демократический облик, — все это говорит о том, что не только социалистическая
практика, но и теория социализма переживает кризис и нуждается в обновлении,
причем тоже революционном.

Вот почему вызывает беспокойство упрощенное, буквалистское
восприятие иными обществоведами и пропагандистами идеи возрождения ленинской
концепции социализма. Ведь ее неверно было бы понимать просто как движение
«назад», хотя и к Ленину: такое «движение» может привести лишь к новым формам
начетничества, неодогматизма. Действительное возрождение научной концепции
социализма, чтобы она могла стать идейно-теоретической основой революционной
перестройки советского общества, способной придать ему современное
социалистическое качество, возможно лишь в том случае, если она будет обогащена
рядом принципиальных завоеваний нового политического мышления, связанного с
реальностями конца XX века. Среди них можно выделить два момента.

Во-первых, положение о приоритете общечеловеческих ценностей
перед интересами того или иного класса. А это предполагает критическое
рассмотрение и переосмысление тезиса о безусловном первенстве узкого
пролетарско-классового подхода к событиям и процессам внутриобщественной и
международной жизни — в том виде, как этот тезис утвердился в 30-е годы, когда
прямо игнорировался более широкий и более глубокий марксистский взгляд,
учитывающий, говоря словами Ленина, что интересы общественного развития в целом
выше интересов пролетариата. Без последовательного внедрения этого положения во
все составные части современного учения о социализме, который может сегодня
рассчитывать на исторический успех только в качестве реального гуманизма, не
преодолеть до конца сталинскую теорию и практику. Такую практику, которая
превращала конкретного, живого человека из высшей цели прогресса лишь в
средство осуществления некой абстрактной идеи всеобщего блага, которая в этом
случае неизбежно оборачивается против человека. Нельзя не вспомнить в этой
связи предостережения М. Булгакова, рассказавшего о драме своего героя в
«Мастере и Маргарите». С огромной художественной силой звучит этот мотив и у А.
П. Платонова в таких уже упоминавшихся его произведениях, как «Юве-нильное
море» или «Котлован».

Во-вторых, сложившееся учение о социализме, о его
исторической необходимости должно быть критически проработано под углом зрения
такого понимания исторической необходимости, которое рассматривает ее не в виде
простой, однолинейной связи социальных событий и процессов, в духе не
фаталистического, а диалектико-материалистического детерминизма. А он, как
известно, исходит из того, что объективная необходимость в мировой истории не
исключает многовариантности, носит вероятностный, а не жестко однозначный
характер. Подобное научное понимание развития истории имеет прямое отношение и
к верному решению такой, как оказалось, принципиальнейшей проблемы
революционно-классовой борьбы, как соотношение в ней целей и средств, к такому
ее решению, которое исключало бы превращение человека в простое средство, а то
и в «материал» для различного рода утопических социальных экспериментов, в том
числе в духе сурово осужденных еще Марксом идей грубо уравнительного,
казарменного коммунизма. Ведь, как верно заметил советский социолог Ю. Левада,
характерное для определенного типа утопического сознания и морали убеждение в
том, что цель оправдывает средства, вырастает уже из самого «линейного»
расположения этапов восхождения к финалу, где каждое предыдущее состояние
оказывается средством достижения следующего, где смысл каждого из предыдущих
этапов состоит лишь в «приготовлении почвы» для своего преемника [1].

1 См.: Философские проблемы исторической науки. М., 1966. С.
201.

И конечно же не вызывает сомнения, что обновление наших
представлений о социализме, уточнение тех или иных аспектов самого
социалистического идеала может происходить лишь на основе правильного понимания
диалектики логического и исторического в развитии общества, возникающих между
ними живых, жизненных противоречий. На основе такого понимания, которое
позволяло бы не обходить моменты их несовпадения, не «подгонять» их
искусственно друг к другу, а подвергать достигнутые тем или иным обществом
стадии социальной зрелости, его конкретно-исторические и национальные
особенности объективному, чуждому предвзятых идеологических шор научному
анализу.

Поучительные образцы такого анализа, в процессе которого
формировалась и уточнялась система взглядов и сама концепция строительства
социализма в нашей стране, даны В. И. Лениным. Именно духом ленинской
«революционной диалектики марксистского реализма» было пронизано его смелое
решение о новой экономической политике. Покончив с попытками
военно-коммунистическими методами осуществить все дело строительства нового
общества, эта политика не только помогла в новых условиях восстановить союз
рабочего класса с трудовым крестьянством, составляющим, как известно,
подавляющее большинство населения страны. Она существенно раздвинула
представления о социализме, изложенные в трудах Маркса и Энгельса, о приемах,
методах и средствах его созидания.

В своих послеоктябрьских работах Ленин сумел наметить
основные контуры, говоря современным языком, теоретической «модели» пути к
социализму, основанной на ясном понимании того, что новое общество надо строить
«не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рожденного великой
революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности, на хозяйственном
расчете…» [1] Есть все основания полагать, что именно эта идея и послужила
для Ленина основой «коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм»,
суть которой в перенесении центра тяжести с политической борьбы на мирную
организационную, «культурную» работу [2]. Та же, думается, идея привела его к
глубокой мысли о социализме как обществе «цивилизованных кооператоров» [3], к
пониманию того, что для действительной победы новых общественных отношений
недостаточно только национализации или огосударствления средств производства.

1 Ленин В. И, Поли. собр. соч. Т. 44. С. 151

2 См. там же. Т. 45. С. 376.

3 См. там же. С. 373.

Идеями диалектико-материалистического реализма,
социалистического демократизма дышат предложения Ленина, изложенные в его
«Письме к съезду», получившем название его «политического завещания». Отметим, кстати,
что сегодня, говоря о ленинском завещании, некоторые журналисты, публицисты
весь пафос своих выступлений, порою гневных, сосредоточивают на том, что XIII
съезд не выполнил волю Ленина, не переместил Сталина с поста генсека. Да, можно
об этом только сожалеть сегодня. Но, говоря о невероятных драмах и зигзагах в
развитии советского общества, мы должны все же выйти за рамки столь модного
ныне простого противопоставления злодея Сталина — гению Ленину, а тем более их
отождествления (что тоже начинает входить в моду). И обязаны более внимательно
поискать фундаментальные истоки наших трагедий и драм прежде всего в
социально-исторической специфике России, в особенностях уровня и культуры труда
исторически сложившегося у нас типа работника, в отсутствии в массовом масштабе
демократических традиций и навыков и т.д. В этой связи, исходя, кстати говоря,
из самых последних ленинских работ, можно констатировать, что в условиях такой
страны, как наша, оказавшейся к тому же в 20-х годах в социально-политическом
одиночестве, в одно-два десятилетия даже исключительно мирного строительства
можно было создать не основы социализма, а в лучшем случае лишь недостающие
материально-технические и культурные предпосылки для непосредственно
социалистического строительства. Независимо от того, кто бы стоял «во главе»
такого строительства: Ленин или Троцкий, Сталин или Бухарин, Зиновьев или
Киров, Иисус Христос или Магомет… Такие предпосылки (а не сам социализм!),
как это можно предположить, по Ленину, и должны были создаваться в условиях
нэпа. И не надо, произвольно интерпретируя и модифицируя его нэповские идеи,
перелицовывать, как это делается многими сейчас, Ленина-коммуниста в
современного социал-демократа. Он в этом не нуждается (хотя мы, конечно,
нуждаемся в трезвой, объективной оценке достижений мировой
социал-демократической мысли и практики).

А если уж хотим воздать должное Ленину (и не путем очередной
его полурелигиозной канонизации), то мы должны обратиться сегодня прежде всего
к тем его мыслям из «Письма к съезду» (опять же не идеализируя их), в которых
звучит тревога о возможности антидемократического перерождения партии и
советского общества, ставшего в сталинские времена зловещей реальностью, и
выражается мысль о необходимости осуществления ряда перемен в политическом
строе, чтобы исключить такую ситуацию, когда существенное влияние на развитие
страны оказывает один главный фактор: «добрые» или «злые» лидеры стоят во главе
государства. Без подобных перемен, которые мы сейчас только начали, угроза
возврата к деспотическим формам правления будет постоянно существовать,
политически, экономически и морально разлагая общество. Без таких перемен не
сокрушить до конца ни авторитарных, ни тоталитарных форм
партийно-государственного руководства страной, преодолеваемых в ходе политической
реформы.

Выходит, мы должны в какой-то мере вернуться к истокам, тому
началу, символом которого стал в нашей стране и во всем мире 1917 год. Но
вернуться, обогащенные и горьким опытом, и несомненными социальными
завоеваниями — как нашими, так и рабочих и демократических движений других
стран, всех, кто искренне стремился к осуществлению идеалов социальной
справедливости, разумеется, в их гуманной и истинно демократической
интерпретации.

Когда-то Маркс, Энгельс, а за ними и Ленин сделали
значительный шаг вперед на пути превращения социализма из утопии в науку. За
последние 70 лет мы, к сожалению, приложили (особенно в сталинские времена)
немало усилий в обратном направлении, перемалывая научные элементы социализма в
утопические догмы со всеми вытекающими отсюда последствиями для реальной жизни.
Сейчас мы стремимся вновь приблизить эти элементы к жизни, но на новом уровне,
превращая их в научные положения или гипотезы, дополняя и обновляя теорию
социализма. Процесс идет и болезненно, и туго. Но, проводя эту работу,
постоянно критически сверяя ее с требованиями жизни, мы можем и должны верить:
социализм гуманный и демократический — это не утопия. Он действительно стучится
во все наши двери. И нужно открыть их, но только так, как это подобает
сообществу цивилизованных граждан, умудренных нелегким опытом жизни.

И, думается, сегодня, как никогда ранее, традиционное
стремление нашего народа к правде во всей полноте ее определений, рожденных
историей и современностью, выступает важной движущей силой перестройки и
обновления советского общества. Нет сомнения и в том, что для многих патриотов
России, для всех народов нашей страны правдоискательство неотделимо сегодня от
ценностей революционного переустройства общества, творческого обогащения
научного идеала социализма уроками и опытом XX столетия.

А впрочем, правомерно ли говорить о правдоискательстве в
широком его понимании лишь как о сугубо российской традиции? Не пора ли
вспомнить, что еще в октябре 1871 года в Уставе I Интернационала рукою К.
Маркса было записано, что «все вступившие в него общества и отдельные лица
будут признавать истину, справедливость и нравственность основой в своих
отношениях -друг к другу и ко всем людям, независимо от цвета их кожи, их
верований или национальности…» [1].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 17. С. 446.

Социалистическая идея и вдохновленные ею общественные
движения переживают сегодня трудные времена. Будучи искаженной,
вульгаризированной, эта идея повсеместно обернулась разносторонним и глубоким
кризисом общества. Крах практических замыслов, в свою очередь, породил сомнения
в самой идее.

Теоретические истины, оторванные от реальной
действительности, высоконравственные лозунги и призывы, не подкрепленные
должным порядком и справедливостью в сфере распределения и в других областях
общественной жизни, разговоры о том, что надо делать вместо реального дела…
Не эти ли разрывы, коррозии в фундаментальных ценностях нашего общества
приводят подчас к неверию в их осуществимость, к проявлениям политической
апатии и социального иждивенчества, цинизма и бездуховности в жизни
представителей различных общественных групп и поколений? К тому, что в их
поведении порой стирается, затаптывается граница между добром и злом?

Устранению, преодолению этих разрывов, противоречий и служит
развернувшаяся в стране работа, направленная на глубокое обновление всех сторон
нашей жизни, придание советскому обществу современных форм организации,
подлинно гуманистического характера во всех решающих аспектах — экономическом,
социально-политическом и нравственном. Этому содействует и очищение от
негативных наслоений, создание в общественной жизни атмосферы высокой
требовательности, честности и взыскательности, гласности, открытого выявления
недостатков и упущений, духа принципиальной критики и самокритики. Конечно, не
всегда легко найти правильную критическую тональность, соразмерить, так
сказать, разрушительный и созидательный пафос критики. Но и здесь ясно одно,
что опираться критика должна на полную правду. Только правда может быть основой
и научной истины, и социальной справедливости, и действительно высокой
нравственности. Так понятая правда и могла бы составить несущий каркас того,
что можно было бы назвать действительно российской моделью социализма.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ