1. ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕОРИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДЖОНА РОУЛСА :: vuzlib.su

1. ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕОРИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДЖОНА РОУЛСА :: vuzlib.su

7
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1. ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕОРИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДЖОНА РОУЛСА

.

1. ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕОРИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ ДЖОНА РОУЛСА

Роулс поставил задачу обоснования принципов справедливости,
которые могли бы служить общезначимым критерием моральной оценки социальных
систем. Справедливость, как полагает он, не может быть концепцией, определяющей
все достоинства «базисной структуры общества», которая интерпретируется им как
совокупность принимаемых индивидами правил социальной кооперации. «Всеобщая
концепция, определяющая все достоинства базисной структуры вместе с
соответствующими ответвлениями в их противоречивости, представляет собой нечто
большее, чем концепция справедливости, — это социальный идеал. Принципы
справедливости являются лишь частью, хотя, возможно, самой важной частью такой
концепции» [2]. Они, как считает Роулс, обеспечивают рациональные стандарты, по
которым оцениваются распределительные аспекты базисной структуры общества,
включающей, помимо правил, оцениваемых с точки зрения справедливости, также
правила, отвечающие критериям эффективности и свободы.

2 Rawls J. A Theory of Justice. P. 9.

Будучи нормативными критериями для оценки распределения
социальных преимуществ, принципы справедливости должны быть общезначимыми,
универсальными, одинаково приемлемыми для всех членов общества, независимо от
их естественных способностей, социального положения, рода деятельности,
наклонностей и т.д. Роулс понимает, что в реальном обществе невозможно достичь
такого согласия между людьми, поскольку каждый, зная о своем положении в
обществе, своих социальных преимуществах и недостатках, способностях, вкусах и
т. п., отдаст предпочтение тем принципам справедливости, которые смогут создать
для него наиболее благоприятные условия доступа к желаемым социальным благам.
Такими принципами в зависимости от положения индивида могут быть «равенство
результатов», «равенство возможностей», «меритократия» и др.

Принцип «меритократии», доказывает Роулс, «задним числом»
закрепляет и оправдывает существующие в обществе отношения неравенства, выдавая
за личную заслугу результаты случайного распределения естественных дарований.
Вместо того чтобы умерить произвольное влияние «естественной лотереи»,
сторонники «меритократии» стремятся дать рациональное истолкование иррациональной
игре случая. К тому же нет больших оснований, считает Роулс, допускать, что
распределение дохода и богатства определяется естественными дарованиями, а не
«социальным жребием». «На степень, в которой естественные способности
развиваются и достигают желанной цели, влияют все виды социальных условий и
классовых отношений. Даже готовность приложить усилие и попытаться таким
образом заслужить что-то в обычном смысле слова зависит от счастливых семейных
и социальных обстоятельств» [1].

1 Rawls J. A Theory of Justice. P. 74.

Поскольку никто не заслуживает ни большей природной
одаренности, ни более благоприятной стартовой позиции в обществе, принцип
«меритократии» фактически сводится к риторическому оправданию со стороны
наиболее удачливых статус-кво, сохранение которого сулит им возможность и далее
вкушать плоды действующих правил распределения. Из этого Роулс, конечно, не
выводит необходимость устранения или радикального сокращения существующих
различий. Эти различия, считает он, в той или иной степени присущи всем
социальным системам и обусловлены общественным разделением труда и
неодинаковостью вклада индивидов, наделенных различными способностями, в дело
приумножения социальных благ. Поэтому необоснованные попытки в административном
порядке их устранить могут блокировать эффективность системы. Отсюда вывод
Роулса о невозможности для тех, кто наделен разными способностями, обеспечить
равные возможности культурного развития и личных достижений. Необходимо лишь
стремиться ограничить произвольное влияние естественных и социальных
случайностей. Этой цели не соответствует ни принцип «равенства возможностей»,
ни принцип «меритократии». «Равенство возможностей, — отмечает он, — означает
равную возможность оставить менее удачливых позади в личном стремлении к влиянию
и социальному положению. Таким образом, меритократи-ческое общество
представляет опасность не для демократической концепции, а для утверждения иных
принципов справедливости» [2].

2 Ibid. P. 107.

Логика этих рассуждений приводит Роулса к заключению, что
для установления общезначимых принципов справедливости, способных удовлетворять
каждого в его естественном стремлении к увеличению собственного благополучия,
необходимо исходить не из реального общества и реальных индивидов, а из
гипотетической модели социальной кооперации. Это некий мысленный эксперимент,
помещающий индивидов в ситуацию абсолютного неведения относительно своего места
в обществе, классового положения и социального статуса, своих природных
способностей, психологических склонностей, вкусов и т.д. Индивиды, полагает
Роулс, не должны иметь также никаких представлений о добре и зле. Эта
гипотетическая ситуация характеризуется Роулсом как первоначальное положение,
являющееся условием выбора принципов справедливости.

Совмещая аргументацию этического рационализма и утилитаризма
с теорией общественного договора, как ее понимали Д. Локк, Ж. Ж. Руссо и И.
Кант (не в смысле объяснения действительного происхождения социальных
институтов, а в смысле дедукции общих принципов, лежащих в основе социальной организации
как таковой), Роулс делает еще два допущения: во-первых, индивиды преследуют
цель на основе рационального выбора прийти к соглашению относительно моральных
правил социальной кооперации; во-вторых, индивиды стремятся принять такие
правила, которые обеспечат их в максимальной степени набором «первичных благ» —
возможно большими свободами, правами, властью, доходами, богатством и т. п. [1]
Иными словами, консенсус достигается посредством целерационального выбора,
субъектом которого выступает абстракция человеческой природы, заимствованная из
классических теорий общественного договора.

1 Rawts J. A Theory of Justice P. 92.

Результатом такого выбора с логической неизбежностью должно
быть, согласно Роулсу, признание правила «максимина» [2] как единственного
приемлемого для каждого индивида критерия справедливого распределения
социальных благ. Поскольку в первоначальном положении индивиды не знают своей
доли в распределении естественных и социальных преимуществ (социальное
положение, материальная обеспеченность, семейные обстоятельства, естественные
дарования и т.д.) в обществе, в котором им предстоит жить после совместного
провозглашения моральных максим, постольку они, считает Роулс, должны будут
снизить до минимума риск возможной собственной неудачи. Поэтому индивиды
отдадут предпочтение максимуму благ, соответствующему этому минимальному риску,
то есть единодушно признают правило «максимина», согласно которому всех людей
следует обеспечить гарантированной минимальной долей в распределении социальных
благ. Поскольку правило уже принято, можно раскрыть «завесу незнания» и,
включив индивидов в реальную общественную жизнь со всеми свойственными ей
проявлениями неравенства, дать им возможность на установленной справедливой
основе участвовать в распределении социальных благ. Роулс называет такую
справедливость честностью (fairness), подчеркивая тем самым, что она является
результатом честного, беспристрастного соглашения.

2 Принцип «максимина» – максимум благ, достижение которых возможно
при минимальном риске обанкротиться. — Ред.

Итак, Роулс приходит к выводу, что правило «максимина»
устанавливает целесообразный рациональный стандарт возмещения для «наименее
удачливых» последствий естественных и социальных случайностей. В этом своем
значении оно является критерием одного из двух сформулированных им принципов
справедливости — принципа «различия», дедуктивно выводимого из этого правила.
Согласно принципу «различия», социальные и экономические неравенства должны
быть упорядочены таким образом, чтобы обеспечивать наибольшую выгоду хуже
обеспеченным гражданам, и одновременно распространяться на посты и одинаково
доступные для всех положения в условиях честного равенства возможностей [1].

1 Rawts J. A Theory of Justice. P. 83.

Следуя утилитаристскому критерию полезности, Роулс
утверждает, что несправедливость проистекает не из неравенств как таковых, а
лишь из таких неравенств, которые выгодны не всем членам общества.
Следовательно, «базисная структура» справедливого общества должна быть устроена
таким образом, чтобы исключить необоснованные с точки зрения общей пользы
неравенства, идущие вразрез с интересами хуже обеспеченных граждан. На
основании этого вывода Роулс формулирует более общую концепцию социальной
справедливости, которая фактически характеризует его понимание общественного
идеала: «Все основные социальные блага — свобода и возможности, доход и
благосостояние, а также основы самоуважения должны распределяться поровну, если
только неравное распределение некоторых из этих благ или всех их не идет на
пользу наименее удачливым» [2].

2 Ibid. P. 303.

Для иллюстрации своего понимания социального идеала,
основанного на признании принципа «различия», Роулс заимствует у Руссо метафору
семьи. В своем идеальном представлении, а часто и на практике, семья является
сферой жизнедеятельности, в которой принцип максимального увеличения суммы
преимуществ отвергается. Члены семьи редко желают получить что-либо, если они
не могут сделать это таким образом, чтобы содействовать интересам остальных членов.
«Стремление действовать исходя из принципа различия, — пишет он, — имеет точно
такое же последствие» [1].

1 Rawls J. A Theory of Justice. P. 105.

Принцип «различия» в теории Роулса является вторым принципом
справедливости. Он может быть принят только после признания первого принципа
справедливости, который гласит, что каждый гражданин имеет равные права на
свободу, совместимую со свободой других [2]. Настаивая на такой субординации
моральных максим, Роулс следует либеральной установке, в соответствии с которой
никакие нарушения буржуазных свобод не могут быть оправданы с моральной точки
зрения, какими бы значительными ни были достижения общества в упорядочении
проявлений социального и экономического неравенства. Поэтому Роулс говорит, что
даже абсолютное выполнение требований второго принципа справедливости не может
компенсировать отсутствие в обществе условий, вытекающих из первого принципа.
Оценивая теорию Роулса, неоконсерваторы утверждают, что в той трактовке,
которую он дает принципу «различия», этот принцип противоречит требованиям,
вытекающим из его первого принципа справедливости — принципа «равной свободы».

2 Ibid. P. 60.

Теория справедливости Роулса явилась, пожалуй, самой
значительной в западной этике попыткой с либеральных позиций осмыслить нравственные
коллизии современного капиталистического общества, осуществить рациональный
синтез конфликтующих требований, предъявляемых этому обществу противоположными
социальными классами и группами. Сквозь завесу абстрактных понятий, которыми
оперирует Роулс, просматриваются контуры вполне реальных противоречий, которые
он стремился примирить в своей теории. Свобода или равенство, справедливость
или эффективность, «равенство возможностей» или «равенство результатов» — вот
те идеологические клише, в которых проявляются сегодня эти противоречия. Роулс
пытался создать идеальную конструкцию, способную служить моделью их
гармонизации, рационального совмещения. Сознательно отталкиваясь от должного, а
не сущего, он полагал, что обоснование принципов должного может стать
побудительным мотивом для переосмысления существующих социальных установлений.
Однако его идеальная конструкция справедливого общества, основывающаяся на
модифицированном сократовском постулате сопряженности рациональности и
моральности, лишь еще резче подчеркивает недостижимость гармонии интересов в
реальном обществе, раздираемом социальными антагонизмами.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ