НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОВОДУ МОРАЛЬНОЙ ТЕОРИИ :: vuzlib.su

НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОВОДУ МОРАЛЬНОЙ ТЕОРИИ :: vuzlib.su

2
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОВОДУ МОРАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

.

НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ПОВОДУ МОРАЛЬНОЙ ТЕОРИИ

Мне кажется желательным, дабы снять возможное недопонимание,
обсудить вкратце природу моральной теории.

Допустим, что каждый человек, поставленный в нормальные
условия и интеллектуально полноценный, к какому-то возрасту формирует в себе
чувство справедливого. Мы приобретаем тем самым навык оценивать явления как
справедливые и несправедливые, сопровождая эти суждения разумными доводами.
Более того, мы обычно испытываем желание поступать в соответствии с этими
суждениями и ожидаем подобных действий со стороны других. Безусловно, эта наша
нравственная потенция чрезвычайно сложна. Чтобы осознать это, достаточно
представить себе вероятностно бесконечное число и многообразие суждений
подобного толка.

Логично представить теперь, что моральная философия как раз
и пытается описать эту нашу нравственную потенцию. Или же, что в данном случае
нам важнее, теорию справедливости также можно представить в этом ключе как
описывающую наше чувство справедливости. Подобное занятие сложно, ибо такое
описание несводимо к простому перечислению имеющихся суждений об институтах и
действиях людей, сопровождаемых разумными объяснениями. Напротив, теория как
раз так и формулирует лишь набор принципов, которые в сочетании с нашими
убеждениями и знанием обстоятельств приводят нас к разумным суждениям на этот
счет, демонстрирующим наше осознание и интеллигентное применение этих
принципов. Концепция справедливости характеризует наши нравственные чувства, в
том числе и тогда, когда свои повседневные суждения мы приводим в соответствие
с ее принципами. Эти принципы служат каждый раз логической посылкой
аргументации, сопровождающей наши суждения. Мы не осознаем нашего чувства
справедливого до тех пор, пока не познали систематически весь спектр приложений
этих принципов. Только лишь обманчивая фамильярность с нашими повседневными
суждениями и естественная готовность совершать их могут сокрыть реальность
того, что описать их — задача крайне не простая. Принципы, детерминирующие их,
имеют сложную структуру, а концепции нуждаются в тщательном исследовании.

Нет необходимости допускать, что наше чувство справедливого
может быть адекватно охарактеризовано через известные установки здравого
смысла, или выводить его из еще более ясных дидактических правил. Предельно
точное описание нравственного потенциала безусловно должно включить в себя
принципы и теоретические конструкты, уходящие далеко за пределы норм и
стандартов повседневной жизни. И этого следует ожидать, ибо с точки зрения
общественного договора теория справедливости является составной частью теории
рационального выбора. Таким образом, идеи исходного положения и заключаемого в
нем исходного соглашения не выглядят слишком усложненными. Воистину эти понятия
достаточно просты и служат лишь в качестве трамплина для дальнейшего
сосуществования людей.

Вернемся вновь к нашим взвешенным суждениям. В них вовсю
проявляется наш нравственный потенциал без особых искажений. Решая, какие из
суждений следует принимать во внимание в первую очередь, мы вправе, и притом
вполне обоснованно, отобрать некоторые из них, отбросив остальные. К примеру,
мы исключаем те суждения, где отчетливы наши колебания или же некомпетентность,
а также и те, которые сделаны в состоянии аффекта, страха или расстройства. Все
подобные суждения либо близки к ошибочным, либо спровоцированы
гипертрофированным вниманием к нашим индивидуальным интересам. Взвешенные же
суждения чаще всего демонстрируют наше чувство справедливого, а оттого содержат
меньшие шансы для ошибок. Индивид тем самым, высказывая то или иное свое
суждение, исходит из способности, возможности и желания прийти к верному
решению. Более того, критерии, идентифицирующие эти суждения, отнюдь не
произвольные, ибо эти критерии позволяют отличить взвешенные суждения от любых
других.

Обратимся теперь к понятию рефлективного равновесия.
Потребность в этой идее такова. В соответствии с задачами моральной философии
любой человек может возразить, сказав, что раз справедливость как честность
есть лишь гипотеза и что избираемые в исходном положении принципы соотносятся с
нашими взвешенными суждениями, то и, следовательно, принципы эти лишь описывают
наше чувство справедливого. Очевидно, что такая интерпретация упрощает суть
дела. Ведь когда индивид интуитивно обращается к своему чувству справедливого,
содержащее в себе вдобавок всевозможные разумные и естественные допущения, то
он вправе под влиянием принципов переоценить свои суждения, особенно тогда,
когда теория идет вразрез с ними. С точки зрения моральной философии, описание
индивидуального чувства справедливого на основе априорных суждений, до
знакомства человека с теорией справедливости, будет не из оптимальных.
Напротив, наиболее адекватным будет описание индивида, погруженного в
рефлективное равновесие, состояние, наступающее лишь после того, как индивид,
ознакомившись со всем многообразием концепций справедливости, приводит свои
суждения в согласие с одной из них.

Само понятие рефлективного равновесия нуждается в некоторых
дополнительных комментариях. Понятием характеризуется особый тип самоанализа
принципов, руководящих деятельностью людей. Моральная философия по природе
своей сократическая: мы вправе изменить наши взвешенные суждения тогда, когда
проясняются их регулятивные принципы. Более того, мы вправе захотеть этого,
даже если эти принципы совершенны. Знание самих принципов будирует рефлексию их
и нередко приводит нас к ревизии наших суждений. Отметим, что эта черта
свойственна не только моральной философии, но и другим отраслям знания.

Существует немало интерпретаций рефлективного равновесия,
ибо понятием описывается широкий спектр состояний: от простых описаний
индивидуальных суждений, допуская некоторые специфические отступления на
персональном уровне, вплоть до состояния индивида, при котором он сводит свои
суждения воедино, подыскивая им соответствующие философские аргументы. В первом
случае мы будем описывать индивидуальное чувство справедливого, сглаживая
некоторые отличия между людьми; во втором — состояние, при котором это чувство
может (или не может) круто измениться. Второй тип рефлективного равновесия
безусловно ближе соотносится с содержанием моральной философии. В свете этих
замечаний теория справедливости как честности может быть вновь объяснена, как
уже было сказано ранее, следующим образом: два описанных нами выше принципа
выбираются в исходном положении, причем отдается предпочтение именно им, а не
традиционным концепциям справедливости (скажем, утилитаристской или
перфекционистской). Ибо они гораздо полнее соответствуют нашим взвешенным
суждениям в состоянии рефлективного равновесия, чем традиционные альтернативы
справедливости. В этом смысле, я особо хочу подчеркнуть, теория справедливости,
выражаясь языком восемнадцатого века, есть теория нравственных чувств,
устанавливающая принципы управления нашими нравственными силами, а более
специфично — нашим чувством справедливого. Таким и только таким путем
справедливость как честность приближает нас к философскому идеалу, при этом,
конечно же, никогда не достигая его.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ