ЕСТЕСТВЕННЫЙ МИР :: vuzlib.su

ЕСТЕСТВЕННЫЙ МИР :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ЕСТЕСТВЕННЫЙ МИР

.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ МИР

Для естественного мира этим космологическим принципом является
траектория, исходной точкой которой является рок, а конечной — случай. Возьмем
в качестве примера мышление греков, великолепно воплотившее этот опыт в
религии, мифе и философии.

«Гимн Деметре» Гомера изображает время как круговорот, в
котором каждый год является возрождением из мертвых растительного мира, и эти
видение и ритуал претворились, по крайней мере в традициях мистерии и
орфических ритуалов, в тему человеческой судьбы, которая проходит через полный
цикл жизни и смерти, чтобы затем воскреснуть для новой жизни. В мифе об Эре,
завершающем «Государство» Платона, эта эсхатология соединяется с нравственным
законом. Миф об Эре является видением конца, о котором повествует убитый воин,
чудом возродившийся к жизни. Но несмотря на то что история о рождениях и
перерождениях душ была традиционна, главной ее идеей становится счастье или
страдание человека в загробном мире, которые зависят от его поступков в этой
жизни. Так философские принципы соединяются с орфической и народной мифологией,
чтобы показать людям, как можно спастись от круговорота рождений.

В этой переосмысленной концепции время является изначально
данным. Оно не подчиняется господству потустороннего мира, как в сонетах
Петрарки, но подчиняется року или той силе, которую греки называли мойрой. Как
это видно уже в «Илиаде», мойра подразумевает «долю» или удел, предназначенный
богам, небесам, морям, а также потустороннему мраку. Таким образом оказывается,
что мойра пребывает скорее в пространстве, чем во времени, представляет собой
скорее сосуществование различных измерений, чем прошлое, настоящее и будущее в
отдельности.

Пессимистическое восприятие жизни, столь отчетливо
обнаружившееся в конце V века до христианской эры и впоследств: и усилившееся –
поскольку Греция, раздираемая на части непрекращающимися войнами, стала жертвой
полуварварского македонского престола, — находит свое выражение в подъеме
культа богини Случая. При любом наборе скрепленных необходимостью обстоятельств
рок всегда связан со случаем; но не в том смысле, в каком мы его понимаем —
случай как вероятность или риск, — а в смысле объективной реальности, которая
управляется непознанными силами. Таким образом, по мере усиления отчаяния людей
утрачивается их вера в собственный «удел», и недостаток поддерживающего людей
внутреннего убеждения меняет их представление о судьбе: управление
человеческими жизнями теряет всякий смысл, и рок уступает место случаю.

В эллинистический период (в противоположность гомеровскому)
Судьба, как обожествленное будущее, становится великой богиней древнего мира. В
«Эдипе из Фив» действие разворачивается в зависимости уже не от рока, но от
случая. Поскольку не существует надежного знания и правил Судьбы, доказывает
Иокаста, лучше всего жить наугад.

Когда жизнь развивается произвольно, человек оказывается мучеником
и просителем случая. «Таким является парадоксальный конец, — делает вывод
профессор Бернард Кнокс. — Движение пытливой и блестящей мысли не более чем за
столетие повернулось вспять к исходной позиции… от гомеровских олимпийских
богов к богине Случая. Но дугообразный прогресс разворачивается не в одной
плоскости; точка возврата оказывается по своему уровню ниже. Такое движение
представляет собой нисходящую спираль» [1].

1 Knox Bernard M, W. Oedipus at Fhebes. New Haven, 1957. P.
167 — 168.

Таким образом, рассмотренная траектория включает в себя
расстояние от предназначенного удела до выбранного наугад действия, от
пространственного порядка до хаотического беспорядка. Вопрос состоит в
следующем: не является ли такой переход устойчивой закономерностью в условиях,
когда основанием морального принципа выступают превратности природы? Это
вопрос, к которому мы еще вернемся.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ