ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫХ И ПОРОЧНЫХ ЛЮДЕЙ :: vuzlib.su

ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫХ И ПОРОЧНЫХ ЛЮДЕЙ :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫХ И ПОРОЧНЫХ ЛЮДЕЙ

.

ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ДОБРОДЕТЕЛЬНЫХ И ПОРОЧНЫХ ЛЮДЕЙ

Добродетель — это идея, и никто не может обладать подлинной
добродетельностью. Поэтому столь же редко употребляется понятие «добродетельный
человек», как и «мудрец». Каждый стремится к тому, чтобы приблизиться к
добродетели, как и к мудрости, но ни в том, ни в другом не достигается высшая
степень. Между добродетелью и пороком мы можем мыслить нечто среднее —
недобродетель, которая состоит лишь в недостатке добродетели. Добродетель и
порок суть нечто положительное. Добродетель — это способность в соответствии с
моральными принципами преодолеть склонность ко злу. Или добродетель
представляет собой ту силу моральных убеждений, противостоящую злым склонностям,
над которыми она в конце концов одерживает верх. Следовательно, святые существа
не являются добродетельными, потому что им не приходится преодолевать
склонность ко злу и их воля адекватна закону. Человек, не являющийся
добродетельным, по этой причине еще не будет порочен, ему лишь не хватает
добродетели. Порок является чем-то положительным, а недостаток добродетели есть
недобродетель. Пренебрежительное отношение к моральным законам — это
недобродетель, презрение моральных законов — порок. Недобродетель состоит лишь
в том, что человек не соблюдает морального закона, а порок означает то, что
человек поступает противоположным моральному закону образом. Первое — нечто
отрицательное, а второе — положительное. К пороку относится, таким образом,
очень многое.

Человек может быть добросердечным, не обладая добродетелью,
потому что добродетель — это добропорядочное поведение, основанное на
принципах, а не на инстинкте. Добросердечность — это соответствие действий
моральному закону, проистекающее из инстинкта. К добродетели относится многое.
Добросердечность может быть врожденной. Добродетельным же быть, не упражняясь,
невозможно, так как склонность ко злу необходимо подавлять, исходя из моральных
принципов, и человеческое действие должно быть приведено в соответствие с
моральным законом. Спрашивается: может ли порочный человек стать
добродетельным? Существует такая порочность души, которую невозможно исправить;
но злой характер всегда может быть превращен в добрый. Так как проявление
характера исходит из принципов, то плохой характер со временем может быть
изменен с помощью хороших принципов так, что злостность исчезнет из его души. О
Сократе говорят, например, что по природе своей он был зол душой, но с помощью
принципов господствовал над ней. Часто уже по лицам людей заметно, что они
неисправимы и что им недалеко до виселицы; добродетельными таких людей сделать
трудно. Точно так же порочным не может стать честный и добропорядочный человек;
даже тогда, когда он впадает в некоторые пороки, он затем отвращается от них, потому
что в нем уже твердо укоренились принципы. Улучшение необходимо отличать от
обращения. Улучшение — это изменение жизни; обращение же возникает там, где
человек, обладая твердыми принципами и надежным основанием, не может уже жить
иначе, как добродетельно. Нередко мы совершенствуемся из страха перед смертью,
и трудно решить, улучшение ли это или обращение? Если бы мы имели надежду жить
подольше, то никакого улучшения не последовало бы. Обращение же заключается в
том, что человек твердо намеревается жить добродетельно независимо от того,
сколько ему предстоит жить. Покаяние — нехорошее слово, оно происходит от
искупления, от самобичевания, когда человек сам наказывает себя за совершенные
преступления. Когда человек узнает, что подлежит наказанию, то наказывает
самого себя, веря при этом, что богом он уже наказан не будет. Это означает,
что он покаялся. Такая печаль не помогает никому. Душевная печаль по поводу
своего поступка и твердая решимость вести лучшую жизнь — это единственное, что
помогает; это и есть настоящее раскаяние.

Человек из-за своих пороков может ступить на два ложных
пути: или подлости, то есть грубости, когда он из-за нарушения обязанностей по
отношению к самому себе как личности ставит себя наравне со скотом; или злобы,
а это — сатанинство, когда человек делает своим ремеслом творение зла и поэтому
ему не свойственно уже никакое доброе намерение. Пока у человека сохраняется
добрый нрав и желание быть добрым, он еще — человек, но если они замещаются
злостностью, он превращается в дьявола. Состояние порока — это состояние
рабства, где господствует склонность. Чем более человек добродетелен, тем более
он свободен. Косным является тот человек, у которого отсутствует желание стать
лучше. Общество добродетели — это царство света, а общество порока — это
царство тьмы. Каким бы ни был человек добродетельным, ему все-таки свойственны
стремления ко злу и он постоянно должен бороться со злом. Человек должен
остерегаться морального самомнения, не считать себя морально непогрешимым и не
быть слишком высокого мнения о себе. Такое мечтательное состояние неизлечимо.
Оно проистекает из того, что человек так долго мудрствовал над моральным
законом, пока не привел его в согласие со своими склонностями и душевным
комфортом. Добродетель — это моральное совершенство человека. С добродетелью мы
связываем силу, мужество и власть; она означает победу над склонностью.
Склонность сама по себе не подчинена правилам, а в моральном состоянии человек
должен подавлять их. Небесные ангелы могут быть святыми, человек же может
достичь лишь добродетельного состояния! Поскольку добродетель основывается не
на инстинктах, а на принципах, то культивирование добродетельности — это
одновременно и культивирование принципов, которое должно придать принципам
такую движущую силу, чтобы они преобладали в нас и не позволяли отклоняться от
них. Следовательно, необходимо иметь характер. Эта сила — сила добродетели или
сама добродетель. Это культивирование сталкивается с препятствиями, которые
должны быть преодолены с помощью религии и правил благоразумия, к которым
относятся: умиротворенность души, ее спокойствие, свободное от всяких упреков,
истинная честь, оценка по достоинству себя и других, равнодушие или, точнее,
хладнокровие и стойкость по отношению ко всякому злу, в котором мы не виновны.
Все это не является источником добродетели, а лишь вспомогательным средством.
Это и есть обязанности с точки зрения добродетельных людей.

С другой стороны, кажется бессмысленным твердить порочному
человеку об обязанностях; на самом же деле каждый порочный человек имеет
представление о добродетели, он обладает рассудком, чтобы видеть зло, у него
все еще есть моральное чувство. Нет такого злодея, который по крайней мере не
желал бы быть хорошим. На этом моральном чувстве можно основать систему
добродетели. Но моральное чувство не является первым началом при оценке
добродетели, а таковым оказывается чистое понятие моральности, которое
необходимо связать с чувством. Если человек обладает чистым понятием
моральности, то на этом он может основать добродетель, после чего он может
активировать моральное чувство и заложить начало тому, чтобы стать моральным.
Это начало представляет собой, правда, весьма широкое поле, которое
первоначально должно быть отрицательным, Сначала человек не должен быть
виновным и не должен предпринимать ничего, чего можно добиться с помощью
разного рода занятий, удерживающих его от такой склонности. Человек может
делать это довольно хорошо, хотя это и трудно.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ