ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РАЗЛИЧИЙ В ВОЗРАСТЕ :: vuzlib.su

ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РАЗЛИЧИЙ В ВОЗРАСТЕ :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РАЗЛИЧИЙ В ВОЗРАСТЕ

.

ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РАЗЛИЧИЙ В ВОЗРАСТЕ

Автор не руководствовался четким порядком изложения. Он мог
бы расчленить обязанности в зависимости от различий между сословиями, полом и
возрастом. Различие между полами не столь мало, как часто думают. Движущие силы
у лиц мужского пола сильно отличаются от движущих сил лиц женского пола. Что
касается различий между полами, то можно обратиться к книгам по антропологии и
из этого вывести соответствующие обязанности. Что касается обязанностей по
отношению к лицам, различающимся по возрасту, то у нас есть обязанности по
отношению к другим не только как к людям, но и как к нашим согражданам. Таковы,
например, гражданские обязанности. Мораль вообще представляет собой необозримое
поле. Автор указывает на обязанности по отношению к здоровым и больным, точно
так же можно было бы определить обязанности по отношению к красивым и
безобразным, к старшим и младшим. Но речь здесь не идет об особых обязанностях,
так как мы имеем дело лишь с различными состояниями, по отношению к которым необходимо
выполнять общечеловеческий долг. Возраст делится на детский, когда человек еще
не может содержать себя; юношеский, когда человек может содержать себя и
воспроизводить свой род, который не в состоянии содержать; мужской, когда
человек может содержать себя, воспроизводить свой род и содержать его.
Первобытное состояние сообразуется с природой, но гражданское — нет. В
гражданском состоянии человек может быть еше ребенком, будучи уже в состоянии
воспроизводить свой род, но не может содержать себя; в первобытном состоянии
человек в этом случае уже мужчина. Об этом различии более подробно говорит
антропология. Так как гражданское состояние противоречит природе, а первобытное
состояние — нет, то Руссо считает, что гражданское состояние не соответствует целям
природы; на самом же деле гражданское состояние все-таки соответствует
природным целям. Цель природы в ее ранней зрелости состоит в размножении
человеческого рода. Если бы мы созревали к тридцати годам, то это состояние
совпадало бы с гражданским состоянием; но тогда человеческий род в первобытном
состоянии не размножался бы. В первобытном состоянии человеческий род по
многочисленным причинам размножается очень плохо, поэтому зрелость должна
наступать очень рано; но так как в гражданском состоянии эти причины исчезли,
то гражданское состояние заменяет то, чего человеку не хватает из-за
невозможности в этом воз-1 расте следовать своим склонностям. Однако
промежуточное время наполнено пороками. Как же сформировать человека в
гражданском состоянии так, чтобы он соответствовал и природе, и гражданскому
обществу? Таковы две цели, поставленные природой: воспитание человека с точки
зрения и природного, и гражданского состояния. Выработка правил поведения — это
главная цель, благодаря чему человек формируется в гражданском обществе. В
воспитании необходимо различать два момента: развитие естественных задатков и
развитие способностей, восполненных искусством. Первое — это образование
человека, второе — это преподавание или обучение. Тот, кто с детьми занимается первым
делом, — гувернер; тот же, кто занимается обучением, — информатор.

В образовании следует обратить внимание на то, что оно
только отрицательно, что оно отгораживает от того, что противоречит природе.
Искусство или обучение может быть двояким: отрицательным и положительным,
удерживающим и восполняющим. Негативное в образовании — это то, что
предотвращает заблуждения; положительное же — умножение знаний. Негативное как
в обучении, так и в образовании — это дисциплина, позитивным же в обучении
является доктрина. Дисциплина должна предшествовать доктрине. При помощи
дисциплины формируется темперамент и сердце, а характер в большей мере —
доктриной. Дисциплина означает то же самое, что внутреннее принуждение. С
помощью дисциплины детям не преподается ничего нового, а лишь ограничивается
нерегулируемая свобода. Человек должен быть дисциплинирован, потому что от
природы он груб и жесток. Задатки человека могут быть цивилизованы лишь с
помощью искусства. Природа животных развивается сама по себе, но у нас — при помощи
искусства. Следовательно, мы не можем природу пустить на самотек, в этом случае
мы воспитали бы человека диким. Дисциплина — это принуждение, а в качестве
такового она противостоит свободе, но свобода — это ценность человеческая.
Поэтому юноша дисциплиной должен подвергнуться такому принуждению, чтобы его
свобода была все-таки сохранена. Он должен быть дисциплинирован при помощи
принуждения, но не при помощи рабского принуждения. Все воспитание должно быть
свободным, поскольку юноша уважает свободу других. Самая благородная основа
дисциплины, на которой покоится свобода, состоит в том, чтобы уже ребенок
осознавал отношения, в которых он находится как ребенок, и из осознания
детства, возраста и способностей должны быть выведены его обязанности. Ребенок,
добиваясь своего, не должен применять волевых усилий больше, чем положено его
возрасту. Будучи еще слабым существом, он не должен ничего добиваться при
помощи приказов, но лишь просьбами. Если ребенок чего-либо добивается силой и
ему хотя бы единственный раз идут навстречу, чтобы его успокоить, то он все
чаще повторяет то же самое со все большей настойчивостью, забывая о своей
детской слабости. Ребенок не должен воспитываться приказами, он не должен
добиваться чего-либо силой, используя хорошее отношение к себе других людей.
Добрым отношением к себе он располагает в том случае, если и сам хорошо
относится к другим. Следовательно, если он ничего не достигает при помощи силы,
то привыкает к тому, чтобы добиваться всего посредством просьб и хорошего
поведения. Если ребенок в семье добивается всего только волей, то привыкает
приказывать, а позднее встречает в обществе сопротивление, к которому не
привык, и становится бесполезным для общества. Так же и деревья в лесу
дисциплинируют друг друга, поглощая воздух для роста не рядом с собой, а над
собой, где не мешают друг другу и поэтому растут прямо вверх; дерево же,
растущее в чистом поле, где его ничего не стесняет, растет уродливым, позднее
его трудно уже дисциплинировать. Подобно этому дело обстоит и с человеком. Если
его рано подвергают дисциплине, он растет прямо вместе с другими, но если это
упущено, то становится уродливым. Первая дисциплина заключается в повиновении.
Впоследствии она может применяться с различными целями, например для развития
тела, темперамента, если он вспыльчив, ему необходимо оказать сильное
сопротивление; если — ленив, то также нельзя быть уступчивым; повиновение
употребляется также и при воспитании характера, особенно ему необходимо
противодействие, когда в нем проявляется злостность, злорадство, склонность к
разрушению и мучительству. Самое скверное в характере — это ложь и фальшивый,
обманчивый нрав. Фальшь и ложь — пороки характера и свойства трусливого
человека. При воспитании необходимо обратить внимание на то, чтобы свойства эти
подавлялись. В злостности все-таки есть еще сила, которую возможно
дисциплинировать, однако тайная, лживая подлость не имеет в себе ни малейшего
зародыша добра.

От дисциплины, или принуждения, перейдем к обучению, или
доктрине. Оно трояко: обучение природой и в опыте, с помощью рассказа и
доводами рассудка или разума. Обучение опытом является основой] всего. Ребенка
не следует обучать большему, чем он может наблюдать сам и находить
подтверждение в опыте. После этого его необходимо приучать к тому, чтобы он сам
стал проводить наблюдения, из которых выводятся опытные понятия. Обучение с
помощью рассказа уже предполагает наличие понятий и рассуждения. Обучение с
помощью доводов разума должно строиться в зависимости от возраста. Вначале оно
должно быть только эмпирическим, а доводы должны быть не априорными, а
опосредованными опытом. Если, например, ребенок лжет, то мы не должны
удостаивать его разговором. Особенно важно, чтобы воспитание соответствовало
его возрасту.

Относительно различий по возрасту воспитание трояко:
воспитание ребенка, юноши и мужчины. Воспитание всегда предшествует и является
подготовкой к следующему возрасту. Воспитание, подготовляющее к юношескому
возрасту, состоит в том, чтобы все объяснять из своего основания, в детском
воспитании этого быть не может. Детям представляют вещи таким образом, как они
есть, а иначе они будут постоянно спрашивать и во время ответа задавать новые
вопросы. Разум уже относится к юношескому возрасту. Когда же необходимо
начинать подготовку к юношескому возрасту? В том возрасте, когда ребенок по
своей природе является уже юношей, то есть примерно в десятом году жизни,
потому что уже тогда ему свойственно размышление. Юноши уже имеют представление
о приличии, ребенок — еще нет, последнему можно только говорить: «Это не принято».
Юноша уже должен иметь гражданские обязанности. С их помощью у него формируются
понятия приличия и гуманности. Юноша уже способен действовать, исходя из
принципов, у него уже культивируются религия и мораль, он сам совершенствует
свой нрав, и честь выступает у него уже в качестве фактора дисциплины, в то
время как ребенок дисциплинируется лишь с помощью повиновения. Третий период в
воспитании — тот, когда юноша готовится стать мужчиной, который не только может
содержать себя, но и воспроизводить и содержать свой род. В шестнадцатом году
жизни он вступает в возраст, граничащий с мужским, и тогда воспитание, как
дисциплинирование, отпадает; теперь он все более познает свое назначение и
должен познать мир. При вступлении в мужской возраст ему необходимо
рассказывать об истинных обязанностях, о человеческом достоинстве собственной
личности и об уважении человеческого в других. Теперь доктрина должна
формировать характер.

Что касается воспитания с точки зрения пола, то к этому
вопросу необходимо отнестись в высшей мере тщательно, с тем чтобы инстинкты,
среди которых половой является наиболее сильным, не употреблялись во зло. Руссо
говорит: отцу необходимо в этом возрасте дать сыну полное представление, а не
делать секрета из этого вопроса, он должен просветить его ум, рассказать о
назначении этой склонности и о том вреде, который может произойти, если ею
злоупотребляют. Ему необходимо объяснить сыну моральные основания гнусности
такого действия и показать осквернение человеческого достоинства его личности. Это
самый деликатный и завершающий момент воспитания. До тех пор пока школы
достигнут этого, будет совершено еще много пороков.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ