4.3.2. Малая сетевая группа как научная лаборатория(на примере «DNAX», Palo Alto, Калифорния) ::...

4.3.2. Малая сетевая группа как научная лаборатория(на примере «DNAX», Palo Alto, Калифорния) :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


4.3.2. Малая сетевая группа как научная лаборатория(на примере «DNAX»,
Palo Alto, Калифорния)

.

4.3.2. Малая сетевая группа как научная лаборатория(на
примере «DNAX», Palo Alto, Калифорния)

 Речь идет о научном центре, сочетающем фундаментальный научный поиск в области молекулярной биологии (контроль клеточного
роста,  детали репликации ДНК у кишечной палочки и др.) и иммунологии
(изучение лимфокинов,  Т-лимфоцитов) с биотехнологией,  причем, как
подчеркивает участник DNAX Кен Арай,  коммерчески реализуемые продукты  (DNAX
сотрудничает с компанией Schering) разрабатываются «по ходу дела».
Преобладающее значение имеет фундаментальный научный поиск.  Сетевой характер
носят взаимодействия между входящими в состав DNAX малыми группами
(минимальная  группа  представляет  1  научного  сотрудника  —  staff member
— и 1-2 молодых сотрудников — postdocs). Важно подчеркнуть в порядке
сопоставления с первобытными  охотниками-собирателями,  что  в DNAX
максимально культивируется дух единой команды,  кооперативные (а не
конкурентные) отношения между  индивидами и группами.  Этому в большой мере
способствует и свободный обмен информацией.  В отличии от типичных
ориентированных на коммерцию  лабораторий  и  институтов,  здесь «нет
закрытых дверей и сложных систем безопасности, разделяющих ученых на
самостоятельные рабочие группы корпоративного типа». Есть (ср.  схему
хирамы на рис.  1) два «частичных» творческих лидера, отвечающих за
молекулярно-биологическое и  иммунологическое  направление,  соответственно, и
так  называемый  «консультативный  совет» (advisory board) из 15
крупных биологов — из них 5 Нобелевских лауреатов.  Они  в  какой-то мере
коллективно напоминают и психологического лидера (в том плане,  что всякая
консультация есть немного психотерапия) и внешнего лидера (ибо достойно представляют
всю сетевую структуру в научном сообществе).  Но,  конечно,  это именно
«вариация на тему хирамы», и «консультативный комитет»
отличается по функциям и от психологического,  и от внешнего лидера
существенным академизмом и научной эрудицией и компетентностью. Внутри себя эти
15 советников представляют сами горизонтальную сетевую структуру (сеть в сети),
так что в целом  DNAX  отчасти  представляет сетевую организацию второго
порядка (в рассмотренной ниже компании   Semco имеется также  сетевая микроструктура
из  8 «партнеров»).

Наиболее бюрократизированная часть DNAX ведает
коммерциализацией  продукции, бюджетом и сношениями с компанией Schering.  Это
около 20 членов «административного совета» с директором во главе.
Однако в  целом сетевой (хирамоподобный)  характер  DNAX ведет к тому странному
факту, что само это бюрократическое вкрапление воспринимается  как  своего
рода коллективный частичный коммерческий лидер, который никак не может
приобретать центральную роль в силу заявленного академического  характера DNAX
и стремления ученых, по заявлению советника Нобелевского лауреата Яновского, не
допустить бюрократизации DNAX. Подчеркнем не только фундаментальный, но и
междисциплинарный характер научной работы с широкой постановкой проблем.

Два примера междисциплинарных сетевых
научно-исследовательских групп (собственно «хирама» и DNAX) могут вызвать у
читателя вопрос — в какой мере эти социальные сети применимы в современных
российских условиях? Реальный опыт их применения в Секторе Биосоциальных Проблем
(МГУ), в школе № 119 г.Москвы на уроках по экологии и, в некоторой мере, в
Московской городской думе показывает как достоинства, так и ограничения
подобных структур. С одной стороны, они помогают преодолевать барьеры
дисциплин, решая такие проблемы, какие затруднительно решать узкоспециальным
научно-исследовательским лабораториям (примеры таких проблем представляют все
три отмеченные выше направления). Они также дают каждому участнику ощущение
собственной важности для дела группы, и существенно то, что ни над каким из
участников нет иерархического лидера; лидеры есть лишь у направлений (а
участники вольны заниматься несколькими направлениями сразу). С другой стороны,
определенную угрозу представляет царящий в структуре разнобой в планах работы,
затрудняющий планирование на длительные периоды. Сетевая структура также
вызывает тревогу у всех тех, кто не привык сам решать, чем заниматься, какие
задачи реализовать и т. д. Для решения обеих проблем и требуется функция
внутреннего психологического лидера, от него требуется и значительный такт, и
демократичность (он сам ничем не руководит, лишь помогает лидерам конкретных
направлений в формировании соответствующей психологической атмосферы).  Укажем
также на следующие обстоятельства: 

 в России достаточно остро стоит вопрос о достойном
финансовом вознаграждении для участников «хирамы» (или иного варианта
социальной структуры). Необходим серьезный спонсор, как минимум госзаказ. Очень
важную роль играет поэтому «коммерческий лидер» (в хираме) или его
функциональный аналог — «административный совет» (DNAX);

в этой связи особое значение приобретают правовые,
юридические гарантии функционирования сетевых групп. Российское
законодательство представляется недостаточно разработанным и еще в меньшей
степени реально используемым в этом плане.

Перейдем от научных междисциплинарных групп к более
коммерческим приложениям сетевых структур. Часто в них особый упор делается на
такой аспект, характерный и для первобытных групп охотников-собирателей, как
коллективное принятие решений на общем собрании членов сетевой структуры на
базе консенсуса.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ