5.7. Лояльное (неагонистическое) поведение :: vuzlib.su

5.7. Лояльное (неагонистическое) поведение :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


5.7. Лояльное (неагонистическое) поведение

.

5.7. Лояльное (неагонистическое) поведение

Речь пойдет о «дружественнных», сплачивающих биосоциальную
системы взаимодействиях между организмами. К наиболее важным формам такого
поведения принадлежат афилиация и кооперация. В подразделе об афилиации
рассматривается и тесно с ней связанное социальное облегчение. Данные формы поведения являются эволюционно-древними, но реализуются и в
человеческом обществе. Эти формы в схематической классификации Ю. Плюснина
отвечают в основном за «поддержание стабильности биосоциальной системы».

Но даже у биологических видов, почти лишенных социальности
(одиночных), может иметься форма лояльных отношений, связывающая родителей и
детей (особенно мать и детеныша). Уход за детенышем, защита и обучение его
принадлежат по Плюснину к иной категории – к межпоколенным отношениям. По
мнению Айбль-Айбесфельдта и ряда других видных этологов, дружественные
отношения внутри социума в целом – даже между не-родичами – сформировались в
ходе развития именно эволюционно-консервативных (по крайней мере в пределах
теплокровных позвоночных) отношений в системе мать-детеныш. У млекопитающих
заботливое поведение, включая ласку, взаимное облизывание, кормление и оборону,
а также инфантильное («детское») поведение служат в целях
установления и поддержания дружественных взаимоотношений. В человеческом
обществе лояльные отношения в пределах рода, племени, группы, нации и др. – это
тоже во многом форма взаимоотношений, производная от отношений между ребенком и
его матерью.

В контектсте лояльного поведения в этологии и биополитике
рассматривается характерная для птиц и млекопитающих (включая, конечно,
человека) способность играть. Игра, даже если и включает ритуализованные и
смягченные элементы агонистического поведения (скажем, распространенная у
детенышей потасовка, принимающая у Homo sapiens форму «игры в войну»), четко
отличается от подлинного конфликта и обычно стимулирует собой другие формы
лояльного, а не агонистического, поведения. Биополитический потенциал игрового
поведения еще не в полной мере оценен. Политическим системам еще предстоит
разобраться, когда, в каких случаях и по каким правилам подлинные конфликты
могли бы быть заменены игрой в конфликт. Международные олимпиады и особенно
Биос-Олимпиады, пропагандируемые Б.И.О., указывают многообещающий ориентир в
этом направлении.

Игровое поведение, как уже отмечено, харатктерно для
детеныщей. В ходе игры они отрабатывают как врожденные, так и приобретаемые
путем обучения программы поведения в характерных ситуациях. Например, многие
игры у детей включают в себя поведение в рамках следующих эволюционно древних
моделей (см. Дольник, 1994, 1996): 1) хищник—жертва (салки, прятки); 2) брачные
партнеры (игра в свадьбу, медосмотр); 3) родители—дети (дочки—матери).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ