6.5.4. Неокортекс (новая кора больших полушарий) :: vuzlib.su

6.5.4. Неокортекс (новая кора больших полушарий) :: vuzlib.su

180
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


6.5.4. Неокортекс (новая кора больших полушарий)

.

6.5.4. Неокортекс (новая кора больших полушарий)

достигает значительного развития лишь у приматов, в
особенности, у человека, у которого она отвечает за владение языком,
абстрактное (логическое) и образное мышление. Новая кора — поверхностное серое
вещество (сложенное из 6 слоев нейронов) полушарий переднего мозга (кроме
древней зоны коры, связанной с обонятельной системой и относимой к лимбической
системе).  Неокортекс представляет сложный ландшафт с большим количеством
извилин и борозд, увеличивающих общую поверхность неокортекса. Крупные борозды
делят неокортекс на доли, каждая из которых имеет особые функции по восприятию
информации от органов чувств или управлению движениями мышц тела: (1) лобная
доля включает зону, отвечающую за произвольные (сознательно контролируемые)
движения ног, рук, языка и др.; (2) теменная доля  отвечает за информацию от
поверхности тела (прикосновение, боль); (3) височная доля воспринимает слуховую
информацию и (4) затылочная доля содержит центры зрения. Но за все
перечисленные функции отвечает у человека только примерно 5% площади поверхности
неокортекса — это так называемая первичная кора. Вся остальная кора является
вторичной, или ассоциативной, и она отвечает не непосредственно за восприятие
информации, а за ее обобщение. Так, расположенная в затылочной доле
ассоциативная кора создает из зрительной информации целостные образы реальности
(например, человеческое лицо). Некоторые доли коры собирают и интегрируют
информацию от нескольких ассоциативных зон (третичная кора). С этим обобщением
и интеграцией информации связаны высшие психические функции, например, речь
(центры речи в лобной и височной долях левого полушария).

Лобной доле отводится особенно важная роль в логическом
мышлении, планировании, инициативе, творческом решении новых проблем, понимании
иронии и сарказма, активной работе с памятью (не автоматическое запоминание, а
активный выбор из «фондов памяти» того, что необходимо здесь и теперь), восприятии эмоций окружающих, контроле за вниманием, восприятии необычных, ранее не
встречавшихся раздражителей, самокритике и подавлении примитивных импульсов. По
словам классика отчественной нейрофизиологии В.М.Бехтерева, «в восходящем ряду
животных развитие лобных долей идет параллельно развитию интеллектуальных
способностей» (цит. по Данилова, Крылова, 1997, С. 74). В биополити­ческом
плане важно то, что кора лобной доли мозга позволяет нам делать целесообразный выбор в меняющейся ситуации, особенно путем подавления нашей внутренней
тенденции к реагированию стереотипным образом. Так, решение «не нажимать на
кнопку» экспериментального прибора в ситуации, когда испытуемый уже ранее
выработал стереотип «нажимать», требует активной работы лобной коры. Поэтому
человек не превращается в робота, функционирующего по заданной программе, он
может иметь свое мнение, делать свой нетривиальный политический выбор (так,
Карл Либкнехт в Германии голосовал в рейхстаге против военных кредитов, когда
почти все голосовали за них).

Повреждение разных отделов лобной коры — а она по ряду
причин оказывается наиболее чувствительной к столь частым в наш век травмам
(даже микротравмам), инсультам, инфекциям, опухолевым процессам — может не
оказывать существенного влияния на интеллект человека, но резко меняет его
поведение, так что пациент не может вести ту жизнь, которую он вел до этого. В
частности, повреждение нижней (базальной) лобной коры вызывает некритическое
отношение к своему поведению, немотивированное благодушное настроение (морию),
неопрятность, дурашливость и неуместный смех при утрате настоящего чувства
юмора, повышенную бесцельную активность. Сложные формы человеческой
деятельности в этом случае подменяются более простыми формами, вплоть до
выполнения инертных стереотипов, потерявших связь с ситуацией, а также механического
копирования движения других.

Прямая связь лобной доли неокортекса с лимбической системой
обусловливает то, что человек не предстает не просто как «хладнокровный
компьютер», а воспринимает эмоционально, через состояния своего тела, и свои, и
чужие поступки. Поэтому и возможно состояние, например,  типа «мук совести»,
когда в буквальном смысле сосет под ложечкой. У человека в обработке
обонятельной информации, даже воспринимаемой без участия сознания, все равно
участвует не только лимбическая система, но и тесно связанная с ней лобная кора
мозга. Нарушение функции полюсно-базальных отделов лобных долей, непосрдственно
взаимодействующих с лимбической системой, приводит к стертости эмоций, при
грубом нарушении этих функций лицо больного приобретает характер маски
(Шульговский. 1997). Люди в таком состоянии не способны к эмоциям, так как
утрачены пути, ведущие от коры к центрам, управляющим физиологическим
сростоянием организма. Даже сравнительно небольшое подавление «лобных» функций
может ослабить связь с лимбикой, и тогда может возникнуть типаж людей «без
совести» —  от садистов-маньяков до политических диктаторов.

Лобные доли функционируют как часть всего неокортексного
модуля, поэтому многие их функции фактически вовлекают в той или иной мере
другие участки коры, мозга в целом. Так, в эмоциональном восприятии речи наряду
с лобными участвуют и височные доли.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ