7.4.            Биоэтика и ее взаимоотношения с биополитикой :: vuzlib.su

7.4.            Биоэтика и ее взаимоотношения с биополитикой :: vuzlib.su

109
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


7.4.            Биоэтика и ее взаимоотношения с биополитикой

.

7.4.          Биоэтика и ее взаимоотношения с биополитикой

Как отмечено выше, многие биополитические аспекты
генетических разработок (особенно клонирование, генетическая терапия) имеют
важную этическую грань. Этическая компонента несомненно присутствует и в задаче
добиться справедливого («этичного»)  распределения генноинженерных  ресурсов
между Югом и Севером. Такая этическая компонента очевидна и в ряде других
ситуаций, которые мы рассморим ниже. Поэтому современные генетические
технологии находятся в поле зрения не только биополитиков, но и биоэтиков.
Грань между практическим направлением в биополитике (biopolicy) и биоэтикой
вообще достаточно тонка и подвижна, в силу тесного переплетения политических и
этических аспектов генетических технологий, равно как  и других социально
важных граней наук о живом. Биоэтика включает в себя целый спектр проблем
помимо генетических технологий, как-то:

проблемы биомедицинской этики, возникающие при
использовании современных технологий трансплантации органов, аборте, эвтаназии
(прерывании жизни больного  с целью прекращения его страданий), искусственном
зачатии, сурогатном материнстве и др.; в таком аспекте биоэтика тесно связана с
более традиционной врачебной этикой (этическими нормами взаимоотношений
«врач—пациент») и включает в себя также нормы отношения к неизлечимо больным,
инвалидам, дефективным новорожденным. Биоэтика в ее биомедицинском аспекте
базируется на следующих принципах: 1) принцип «не навреди»; 2) принцип «делай
благо»; 3) принцип уважения автономии пациента, прав его личности; 4) принцип
справедливости (примерно означает: «каждый должен получить то, на что имеет
моральное право»). Конкретное истолкование и реализация этих принципов
порождает, однако, серьезные моральные дилеммы и практические проблемы –
поприще для деятельности биоэтиков как самостоятельного международного
сообщества.

проблемы гуманного отношения к животным (научный
эксперимент, тестирование лекарственного препарата, студенческая лабораторная
работа и др.). Биоэтика в данном аспекте означает шаг в сторону биоцентрической
парадигмы, ибо на место равнодушия к страданиям животных «ради высоких научных
целей» ставится задача минимизовать эти страдания, все более приближаясь к
принципу ненасилия (ахимса в индуистской терминологии) по отношению к ним
(Лукьянов и др., 1996). Биоэтики  руководствуются в отношении животных
«принципом трех R»: replacement (замена болезненных для животных экспериментов
опытами, не причиняющими им страданий); reduction (уменьшение числа опытов с
животными); наконец refinement (улучшение методики с целью облегчения страданий
подопытных животных).

Проблематика охраны биоса (7.1.), будучи частью биополитики,
в то же время также допускает биоэтическую трактовку. Сама А.
Влавианос-Арванитис использует термин «этика окружающей среды», имея в виду,
что «защита био-окружения в каждой стране должна быть долгом ее граждан»
(Влавианос-Арванитис, Олескин, 1993). Есть и другие общественные деятели и
организации, выступающие под флагом «этики окружающей среды», «экологической
этики», «эко-этики». В частности, в рамках экологической этики предлагается расширить сферу действия человеческой морали, включив в нее всех
членов биологического сообщества от «индивидуальных животных и растений до их
видов, а также рек, ландшафтов и всей экосистемы планеты» (Ермолаева, 1997).

В данной книге по биополитике мы не ставим задачу подробно
разобраться со смыслом понятия «биоэтика» и излагать в деталях биоэтическую
проблематику (см. на эту тему доступные работы последних лет, например, Малков,
Огурцов, 1992; Лукьянов и др. 1996; Юдин,  1998; Юдин, Тищенко, 1998). Однако
отметим, что иногда в понятие «биоэтика» вкладывается содержание, практически
охватывающее всю биополитику. А.Влавианос-Арванитис тяготеет к противоположной
крайности и рассматривает биоэтику как раздел биополитики. Автор книги не
поддерживает обе крайности, считая что и биополитика, и биоэтика имеют право на
самостоятельное существование. У биоэтики и биополитики, при всех их частных
пересечениях, разный концептуальный фундамент. Биополитика, как было
продемонстрировано выше, тесно связана с социальными науками и особенно с
политологией, в недрах коей она и зародилась; биоэтика, представляя часть
прикладной этики, опирается на мощный пласт этических учений  как составной
части философии. «Биоэтика – философски-прикладная область знания, охватывающая
моральные проблемы, имеющие давнюю историю, такие как отношение человека к
диким и домашним животным, а также проблемы, возникшие недавно в связи с бурным
развитием биотехнологии и биомедицинских исследований» (Лукьянов и др., 1996,
С. 6).

Вопрос о границе между биоэтикой и биополитикой, имея
теоретическое значение, не должен заслонять от нас от нас того практически
важного момента, что биополитики и биоэтики занимаются в принципе сходным
делом, они на практике могут вступать в тесное взаимовыгодное сотрудничество.
Одна и та же организация, особенно сетевого типа, может доказать свой
междисциплинарный характер именно тем, что разрабатывает и биоэтические, и
биополитические грани новейших достижений биологии.

Некоторые из биоэтических проблем, как и в случае
генетических технологий (7.3.), приобретают ярко выраженную биополитическую
окраску. Биоэтические идеи становятся лозунгами политической борьбы, вокруг
которых сплачиваются массы активистов. Характерный пример представляет
политическая борьба между сторонниками и противниками аборта (движениями
«Pro-choice» и «Pro-life», соответственно) в США, в результате которой на
президентских выборах 1996 г. кандидат Роберт Доул потерял много голосов
избирателей. Распространение СПИДа в последние десятилетия в различных странах
породило как этические проблемы (статус больного СПИДом, отношение к
сексуальным меньшинствам), так и необходимость принятия политических мер,
например, по обеспечению контроля крови, используемой для переливания, на
ВИЧ-инфекцию. Политика в отошении СПИДа и связанных с ним проблем до сих пор
существенно разнится в различных странах и даже в различных частях одной страны
(в Баварии она боле жесткая, чем в остальных землях Германии,, J. Schubert,
1997).

В силу перекрывания биоэтических и биоэтических граней
подобных волнующих публику проблем, биополитикам можно было бы «взять на
заметку» возможность установления рабочих контактов с влиятельными
биоэтическими организациями, например, Вашингтонским институтом этики им. Джона
Кеннеди (Джорджтаунский университет) в США,  Европейской Сетевой Организацией
по биомеди­цин­ской этике (Тюбинген), этическими комитетами при различных
научных учреждениях. В США деятельность подобных комитетов (больничных
этических комитетов, наблюдательных советов учреждений) определена федеральным
законодательством, с 1996 г. существует Национальная консультативная комиссия
по биоэтике. В России возможность тесного сотрудничества биополитики и биоэтики
задана тем, что в составе Российского Национального Комитета по Биоэтике с 1991 г. имеется подразделение по биополитике и информации. Создание «комитетов (комиссий) по вопросам
этики в области охраны здоровья граждан» в России определяется статьей 16
«Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»,
принятых в 1993 г.

Биополитики имеют в своей компетенции организационные
рецепты, которые могли бы быть полезны для налаживания работы даже и тех
сетевых групп, которые посвящают себя только биоэтическим проблемам, без
прямого внимания к биополитическим вопросам. Отметим еще раз сетевой характер
структуры многих биоэтических организаций, их междисциплинарный статус. Так. в
США занятые этическими проблемами наблюдательные советы учреждений (IRB)
непременно включают юристов и представителей общественности.

Тесная взаимпереплетение биополитики и биоэтики, подвижность
и некоторая размытость граней между ними (см. 7.3.2) – все это само имеет
биополитическое обоснование. Социальность живого и связанные с ней нормы
поведения особей в биосоциальных системах (социальные конвенции, см. 5.15)
являются эволюционной предтечей как человеческой политики, так и чувства
справедливости, с которым в конечном счете связаны развивающиеся в человеческом
обществе этические ценности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ