7.6.2. Преподавание биополитики в рамках био-образования :: vuzlib.su

7.6.2. Преподавание биополитики в рамках био-образования :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


7.6.2. Преподавание биополитики в рамках био-образования

.

7.6.2. Преподавание биополитики в рамках био-образования

. Поскольку основной предмет этой книги – биополитика,
целесообразно кратко наметить ее возможный вклад в общее биологическое
образование, которое должно включать в себя как основы биологических знаний,
так и этически, эстетически и политически важные грани био-культуры (или
интегральной биологии, в зависимости от принятой терминологии). Как концептуальная,
так и практическая грани биополитики могут оказаться полезными  в качестве
частей программы био-образования для средней и высшей школы. Основная роль
биополитики, как представляется автору, в том, что она бы способствовала
преодолению школярского подхода к обучению биологии в школе (да и в вузе). Не
секрет, что сами школьные учителя нередко формально относятся к предмету как к
рассказу о том, сколько тычинок у крестоцветных и как питается амеба.
Биополитика, как и ряд других областей современной интегративной биологии,
демонстрирует людям связь между науками о живом и нашей повседневной жизнью.
Каждая из областей биополитики затрагивает свою особенную струну у того чуткого
музыкального инструмента, каким на самом деле является любой подросток или молодой
человек. Кратко рассмотрим в этой связи основные направления биополитики,
изложенные в разделе 1 и послужившие фундаментом для всей схемы данной книги.

Понимание природы человека как существа укорененного в
многообразии жизни, связанного с нею тысячами нитей, сотворённого как продукт
многих миллионов (и миллиардов) лет эволюции жизни (раздел 2). Это направление
биополитики наиболее «философски нагружено» и оно призвано выполнять
мировоззренческую и ценностно-ориентирующую функцию в идеале на всем протяжении
школьного образования . Дети уже в раннем возрасте не могут не задумываться
«кто я? В какой мере я похож на зверей, птиц, рыб, даже на травы и деревья
вокруг меня? В какой степени отличаюсь?» Биополитика занимает здесь взвешенную
позицию – человек как продукт биологической эволюции характеризуется глубинным
сходством со всем биосом  и в то же время, человек имеет свои специфические
черты. Человек многоуровнев, и ребенку важно понять, что  глубинная связь со
всем живым обусловливает нашу ответственность за биос; в то же время специфика
человека, его особенности заставляют нас вспомнить, что и вообще каждый
биологический вид и каждый индивид уникален. Не только человек отличается от
собаки, но и кошка отличается от нее; более того, собака–лабрадор отличается от
собаки-ротвейлера, наконец, ротвейлер Джерси отличается от ротвейлера по кличке
Гав. Все многообразные, уникальные особи, породы, виды равно важны как элементы
био-разнообразия. Кто важнее – лабрадор или ротвейлер, пес или кот? Есть ли
вообще ответ на этот вопрос? И если так, может ли человек кичиться своей
важностью и уникальностью? (подход к биоцентрической доктрине). Немаловажно в
этом контексте рассказать учащимся (в легко понимаемой форме)о коэволюции как
распространенном в мире явлении и в то же время о «коэволюционном императиве»
(Н. Моисеев) для человечества.

Эволюционно-биологические корни политических систем. Данное
направление вполне может найти себе место в рамках темы «Происхождение
человека» (обычно это 10—11 классы школы). Учитель, как нам представляется,
поступит неплохо, если не только покажет классу известные всем «со школьной
скамьи» портреты питекантропов, неандертальцев и т.д. (кстати, стадии эволюции
человека ныне трактуются не так, как лет 10—15 назад – на заметку учителю-биологу,
см. Дерягина, 1999; Хрисанфова, Пере­воз­чиков, 1999). Не менее важно
подчеркнуть, что вся история цивилизации (не более 10 тыс.лет) была кратким
мгновением  на фоне первобытной истории вида Homo sapiens (не менее 200-300
тыс. лет). Поэтому первобытные социальные и поведенческие тенденции до сих пор
живы в нас: мы спонтанно формируем малые группы друзей и приятелей (по размеру
соответствующие банде охотников-собирателей), нас тяготит обезличивающее
влияние бюрократии, мы доверяем и готовы делиться всем лишь с немногими – со
своими, противопоставляя их чужакам, одушевляем и персонализируем природу
(разделы 3 и 4).

Этологические грани политического поведения людей. В рамках
данной темы учащимся можно было бы рассказать про общебиологические законы и
формы поведения, которые реализуются человеком как политическим актером. Наша
эпоха весьма политизирована, и многие ученики наверняка следят за перипетиями
дипломатических и военных событий, а некоторые хорошо разбираются в расстановке
сил  в политической борьбе внутри России и на мировой арене. Наше время
характеризуется преобладанием агонистического поведения. Пусть учащиеся не
только приведут примеры «из жизни», но и откроют для себя – с некоторым
удивлением — что политик, обвиняющий в смертных грехах своего оппонента, не
так далеко ушел от коралловой рыбки, дерущейся с другой рыбкой за территорию
(опыты К. Лоренца). Пускай они поймут, что эволюционная предыстория
политической агрессии позволяет биополитикам также предлагать рецепты снижения
агрессивности людей. Представляет интерес также кратко и доступно изложенный
материал о биосоциальной подоплеке взаимоотношений «своих и чужих», о
формировании и возможных сценариях смягчения этнических стереотипов (раздел 5).
Так биополитическое образование, несомненно, способствует преодолению
национализма, шовинизма, этноцентризма, поиску диалога с «чужаками».

Физиологические (соматические) параметры политического
поведения. Как указано в разделе 6, фокальными точками данного направления
являются исследования роли наследственных факторов («генетического груза») и
функционирования нервной системы (в первую очередь мозга) в ходе политической
деятельности. Эти направления могут быть «обыграны» и в средней, и в старшей
школе, в рамках курса «Интегративная биология», который преподается авторами.
В средней школе № 119 г. Москвы, по данной проблематике было проведено
несколько уроков. Конкретным предметами были «Молекулярные основы социального
поведения» (роль серотонина, дофамина и других нейротрансмиттеров в социальном
поведении людей) и «Экология большого города и нейрохимия его обитателей» (см.
подробнее ниже)..

Сугубо практические аспекты также не лишены интереса с точки
зрения педагогического процесса. Так, в современной школе немало внимание
отводят преподаванию экологии по особым учебникам, однако, нам представляется,
что нежелательно отрывать экологию от биологии. То и другое пересекается в
теоретико-методологическом плане на стержневой концепции биополитики –
концепции о биосоциальных системах. Учащимся можно привести в качестве примеров
семью муравьев, стаю рыб, школу китов, прайд львов и даже современное
национальное государство. В экологическом аспекте важно то, что всякая
биосоциальная система дуальна: она может быть рассмотрена и как самостоятельная
целостность, и как структурная единица системы более высокого порядка.
Взаимоотношения человечества и биосферы можно рассматривать в этих
концептуальных  рамках как взаимоотношения двух биосоциальных систем, которые в
то же время выступают как элементы биоса как системы еще более высокого
порядка. Сходным образом можно трактовать с биополитических позиций не только
проблемы охраны биоса, но проблемы генной инженерии, био-медицинской этики и
ряд других проблем, имеющих политический резонанс (и потому попадающих в средства
массовой информации) и в то же время биологическую подоплеку.

.

Назад

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяТуризм сегодня
Следующая статьяПередмова

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ