Лидеры и ведомые :: vuzlib.su

Лидеры и ведомые :: vuzlib.su

8
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Лидеры и ведомые

.

Лидеры и ведомые

Очевидно, что не
все регионы развиваются одинаковыми темпами. По мнению экспертов World Bank’a,
в странах с более высокими темпами роста люди просто больше работают, больше
учатся, имеют более высокий уровень сбережений. Успех любой экономики и
прогресса строится на очень простых вещах: работа, учеба, накопление, никаких
экономических чудес, магического порошка или волшебной палочки.

В течение 1990-х
США вернули себе лидирующее положение. Это видно из анализа долей мирового
рынка ценных бумаг, принадлежащих компаниям США и Японии.

Доли мирового
рынка ценных бумаг

Год

Япония

США

1990

41,5%

31,0%

1998

10,4%

53,2%

Пять лет назад
казалось, что ничто не может остановить азиатов, и особенно Японию, но с приближением
нового тысячелетия многие из них натолкнулись на непреодолимый барьер. Что
случилось? Следует ли удивляться? Краткий ответ — нет. В конце эры
индустриализации мы все больше внимания уделяли эффективности, эксплуатации,
плановым, последовательным улучшениям производимой продукции и массовому
производству, стараясь произвести еще одно изделие, точно такое же, как и
предыдущее, просто чуть-чуть лучше. Те, кто преуспел в этом, были волшебниками,
умеющими делать лучше то же, что и все остальные. Они превзошли всех, делая все
абсолютно правильно.

В деревне фанк вся
игра идет вокруг творчества, результативности, революционных преобразований в
подходах к производству продукции и обслуживанию, привлечению в компанию
совершенно непохожих людей, способных создавать новые, удивительные продукты.
Успех приходит через исследование неизведанного и получение лишь отчасти
«правильных» результатов.

Очень непохожие
друг на друга игроки будут лидировать в будущем на разных этапах экономической
эволюции. В деревне фанк есть один регион, в котором индивидуализм является
основой всей системы ценностей. В нем есть институты, которые поддерживают
подвижный рынок труда с контрактами на краткосрочной основе и высокой текучкой.
Регион, принимающий неопределенность и создающий новые технологии, — это
Соединенные Штаты. Так что не стоит удивляться тому, что американские фирмы
доминируют в начале новой эры, особенно тогда, когда коллективизм, пожизненный
наём, снижение неопределенности и освоение, а не создание новых технологий, отличает
характер действий ее основного конкурента — Японии.

Но совсем не
обязательно, что это господство будет длиться вечно. Бум американской экономики
не написан золотыми буквами на каменных скрижалях. США, может, и не сдадут
просто так своих позиций, но факт есть факт, вызов им будет брошен.
Глобализация и смешение разных систем ценностей скажут свое слово. Большинство
людей уже не попадаются в «географические» ловушки. Многие японцы,
датчане или португальцы более индивидуальны в своем творческом подходе, чем
средний американец, и смелее смотрят в глаза неопределенности. Теперь мир
принадлежит им. Они вольны воспользоваться своим правом выбора. И они выберут.
Поэтому нам следует ожидать стремительных и неожиданных ответных ударов по мере
того, как эти люди начнут собирать идеи и наработки в одном регионе и
трансплантировать их в другой. В обществе без географических привязок люди и
организации, у которых теперь множество «родин», отличаются от
нынешних национальных государств, в которых нельзя так просто сорваться с места
и уехать. В который раз: кто оказывается намного важнее, чем где.

Результаты
международного исследования математических и прочих способностей
тринадцатилетних подростков (TMSS) также подтверждают сомнения в том, что США
смогут и дальше сохранять лидерство.

Математика

Очки

Другие предметы

Очки

Сингапур

643

Сингапур

607

Южная Корея

607

Республика Чехия

574

Япония

605

Япония

571

Гонконг

588

Южная Корея

565

Бельгия

565

Болгария

565

США

500

США

534

Сможет ли Америка
удержать свое господство в обществе, в котором все решает интеллект, когда ее
подрастающее поколение по усредненным показателям явно не попадает в высшую
лигу? А может, более важен вопрос, подходят ли нам усредненные показатели? Если
люди фанка при выполнении определенной работы в сто раз лучше, чем все
остальные, разве не будет средний балл таким же бесполезным, как
государственные границы, общественное телевидение или старые албанские
мультики?

Затем встает
вопрос, а что же Европа? Если США и Япония (а вместе с ней, в данном случае, и
вся остальная Юго-Восточная Азия) представляют собой два полюса, то что же
Европа — застряла между вагонами и паровозом или действительно способна
взять лучшее от обоих регионов? Мы можем быть уверены в одном: если Европа
хочет взять лучшее от двух мировых лидеров, она должна способствовать росту
национального разнообразия, которое на протяжении XX века явилось причиной
нескольких войн на ее территории.

В США
национальное, культурное и прочее многообразие — это актуальнейший вопрос.
У компаний есть программы, направленные на увеличение национального
многообразия своих коллективов, так же, как и многообразия по другим
показателям*. Компании раскошеливаются на дорогую рекламу, рассказывая об этих
программах, другими словами, они из кожи вон лезут, чтобы показать, что они
политически корректны. Разница в том, что в США национальное
многообразие —это, как правило, просто вопрос цвета кожи. В Европе —
это вопрос культур. Новый плавильный котел различных культур — Европа.

Типичные европейцы
живут в странах, где от 15 до 25% населения — выходцы из других стран.
Слияние — это все. Больше не существует закрытого, однородного,
изолированного общества. Живущие бок о бок люди разных национальностей с
разными системами ценностей — неизбежная реальность наших дней. Конечно,
не всегда все проходит гладко. Некоторые страны более националистичны, чем
другие. Но никто никогда и не говорил, что совместное проживание возможно без
осложнений.

Так или иначе,
Европа потенциально может стать более неоднородной, а разнообразие культур,
национального состава и так далее дает мощный толчок развитию творчества,
инновационности и прогрессу. Но остается вопрос: сидят ли европейцы на крыше
порохового склада или на крышке плавильного котла? У Европы долгая история
вражды и взаимонеприязни. Ее народы привыкли жить порознь. Что это — плюс
или минус? По мнению немецкого академика Юргена Хабермаса, европейское наследие
определенно является фактором, способствующим борьбе с разрозненностью и
поддерживающим Европу в ее стремлении создать наднациональную** демократию
через укрепление Европейского Союза. Мастерство приходит с опытом.

Однако недавние
события на Балканах даже оптимистов заставляют задуматься об опасности
национального многообразия. Вспомните: что есть — есть. Европа веками была
и остается неоднородной, с точки зрения расовых, религиозных и других
характеристик. Многообразие как таковое не хорошо и не плохо. Оно просто есть.
Но оно может стать тем, чем мы захотим. Европе не нужно больше или меньше гетерогенности,
ей просто нужно решить, что с ней делать. Европе нужна мечта, идея, новый
манифест — слово и дело. Европейцам следует напрячь свои мозги и понять,
что должно быть сделано для развития потенциала, заложенного в национальном
многообразии, имея в виду сегодняшние перемены в технологиях, институтах и
ценностях. Если этого не сделать, то судьбу Европы будут решать другие
обитатели глобальной деревни фанк.

Изменения
происходят не только в материи, пространстве и времени. В эпоху изобилия весь
мир претерпевает метаморфозы, принимая новые, причудливые формы. Вещи
перемещаются, распадаются и складываются снова в необычных сочетаниях —
panta rei***, — образуя новую реальность — мир с размытыми границами,
фрагментарный мир, м-и-р, написанный через дефис.

Наше общество
находится в смятении. И это состояние передается обретшим силу индивидуумам,
талантам, тем, кто обладает правом выбора. Это люди, которые свободны, чтобы
знать, передвигаться, делать и быть тем, кем они хотели бы быть. Они открывают
эту эру «анархии», пользуясь своим правом на выбор. Они рушат стены и
расшатывают традиционные основы власти. Они сами планируют свое собственное
образование, карьеру и жизнь. Они инициируют изменения во всей системе и
превращают мир в архиплюралистичное место.

Вчера в обществе и
в нашей жизни доминировали сильные центры власти. В Манифесте Коммунистической
партии, вышедшем в 1848 г., авторы писали, что их целью является создание
такого общества, «в котором промышленное производство управлялось бы не
владельцами, конкурирующими друг с другом, а всем обществом, работающим в
соответствии с установленным планом и потребностями его членов». Это был
экстремальный случай общественного ре-инжиниринга с новыми представлениями о
предсказуемости, стабильности и контроле. Следуя идее создания «хорошей
жизни», нужно было просто правильно выработать генеральный план, структуры
и системы. Политики-консерваторы, капиталисты и профессиональные управленцы на
Западе, вероятно, смеялись над этими утопическими надеждами, но было ли их собственное
видение будущего действительно лучше?

Мы сами возводили
наши огромные, монолитные и центрально спланированные структуры. Некоторые из
них мы называли корпорациями. Немногим более 30 лет назад экономист из Гарварда
и советник Джона Кеннеди Джон Кеннет Гэлбрейт заметил: «У нас есть
экономическая система, которая вне зависимости от своего формального
идеологического статуса во многом является плановой экономикой. Решения о том,
что производить, приходят не от конечных потребителей. Напротив, эти решения
принимаются крупными организациями производителей, которые, хотя и призваны
обслуживать рынок, делают все возможное для контроля над ним». И снова
вопрос состоял в создании правильных структур, систем и стратегий, то есть
великого генплана. В капитализме, так же, как и в коммунизме, были элементы
централизованной экономики в политическом, экономическом и социальном смысле.
Кто-то принимал решения, другие подчинялись, или, по крайней мере, им говорили
подчиняться.

Прежний мир имел
четкую структуру и был заполнен кастрированными индивидуумами, а
действительность нашего мира такова, что в нем нет никакой структуры и
индивидуумы весьма «дееспособны» (за исключение некоторых евнухов,
предпочитающих снижение неопределенности). Термиты были выпущены на несущие конструкции
наших зданий, и они носятся по ним в неистовстве.

Сегодня, как писал
поэт Уильям Батлер Итс, центру не удержаться. Вооруженные новыми ценностями и
технологиями, предприниматели бросают вызов привычным институтам, поставщикам
власти.

Заметьте, что это
не институты, технологии или ценности создают Новый Мир. Перемены или зачатки
смуты, которые мы видим, привнесены людьми, которые больше не хотят мириться с
тем, что им говорят, что они им можно знать и делать, куда им идти и кем
становиться.

Но то, что может
восприниматься как хаос на общественном уровне, не более, чем хаотичность, на
уровне индивидуальном. Это естественно. За примерами далеко ходить не надо.
Большинство людей и не предполагают, что профессора престижной бизнес-школы
могут носить черные кожаные штаны, стричься наголо, оттягиваться на вечеринках,
слушать Prodigy, брать полгода по уходу за ребенком и так далее. Но мы это
делаем, потому что нам это нравится. Парадоксально, но гармоничные (?)
исключительно целенаправленные индивидуумы, могут, как кажется со стороны,
создавать дисгармонию в обществе. Не важно, гармоничное или дисгармоничное, но
общество теперь другое, и с этим трудно спорить. Что есть — есть.

* Например,
многообразие религиозных воззрений, сексуальной ориентации, политических
взглядов и прочее. По-английски все это diversity.

** Supranational
(англ.).

*** Все течет
(греч.), выражение Гераклита.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ