ПЕРВОПРИЧИНА ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В АГРЕССИИ: ГЕНЕТИКА ИЛИ СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ? :: vuzlib.su

ПЕРВОПРИЧИНА ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В АГРЕССИИ: ГЕНЕТИКА ИЛИ СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ? :: vuzlib.su

62
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


ПЕРВОПРИЧИНА ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В АГРЕССИИ: ГЕНЕТИКА ИЛИ СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ?

.

ПЕРВОПРИЧИНА ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ В АГРЕССИИ: ГЕНЕТИКА ИЛИ
СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ?

То обстоятельство, что гендерные различия влияют на
становление, протекание и демонстрацию агрессии, было убедительно доказано на
примере исследований индивидов, а также анализом имеющейся литературы (Eagly
& Steffen, 1986; Eagly & Wood, 1991). Первопричина этих различий,
однако, так и осталась невыясненной. Многие биологи, занимающиеся изучением
социального поведения, придерживаются мнения, что гендерные различия в агрессии
обусловлены в основном генетическими факторами. Согласно этой точке зрения, для
мужчин характерен более высокий уровень физической агрессии, потому что в
прошлом подобное поведение давало им возможность передавать свои гены следующему
поколению. Они утверждают, что агрессия помогала нашим предкам, ищущим самку
для спаривания, побеждать соперников и тем самым увеличивала их возможность
«увековечить» свои гены в будущих поколениях. Результатом такого естественного
отбора, связанного с воспроизводством, явилось то, что нынешние мужчины более
склонны к физической агрессии, а также к демонстрации физиологической адаптации
и механизмов, связанных с подобным поведением (см. главу 7, где рассматриваются
физиологические механизмы, имеющие отношение к агрессии).

Такие предположения, безусловно, нельзя проверить с помощью
прямого эмпирического исследования. Однако кое-какие данные могут быть
интерпретированы как подтверждение предположения, что гендерные различия в
агрессии порождаются, по крайней мере отчасти, генетическими факторами.
Например, Садалла, Кенрик и Вершур (Sadalla, Kenrick & Vershure, 1987)
пришли к выводу, что женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к
доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Такие
данные свидетельствуют о том, что напористое или агрессивное поведение может
действительно помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению —
главная проблема, согласно доктрине биологов, изучающих социальное поведение. И
вновь, однако, нет возможности напрямую проверить потенциальный вклад
генетических факторов в гендерные различия в агрессии. Таким образом, роль этих
факторов по-прежнему интересует нас, но остается недоступной возможностью для
проверки.

В другом объяснении гендерных различий в агрессии делается
акцент на влияние социальных и культурных факторов. Было предложено много
различных вариантов этого объяснения, но, наверное, большинство фактов
подтверждает гипотезу интерпретации социальной роли, предложенную Игли и ее
коллегами (Eagly, 1987; Eagly & Wood, 1991). Согласно этой теории,
гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью
гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной
культуры, должно быть поведение представителей различных полов. У многих
народов считается, что женщины, в отличие от мужчин, более общественные
создания — для них должно быть характерно дружелюбие, беспокойство за других,
эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация
силы — независимости, уверенности в себе, хозяйственности. Согласно теории
социальных ролей, гендерные различия в агрессии порождаются в основном тем
обстоятельством, что в большинстве культур считается, что мужчины в широком
диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.

Эта теория нашла свое подтверждение в самых разнообразных
работах (Eag1у, 1987). Пожалуй, самое убедительное из них было получено в
мета-аналитическом исследовании, в ходе которого испытуемых просили
проранжировать описания специфического агрессивного поведения, изучавшегося в
различных работах по агрессии (Eagly & Steffen, 1986). Испытуемые оценивали
степень пагубности этих поступков, чувство тревоги или вины, которое они бы
ощутили, действуя подобным образом, а также отвечали на вопрос, почему средний
человек выбирает агрессию в качестве модели поведения. Полученные результаты
показали, во-первых, что женщины в большей степени воспринимают эти поступки
как пагубные и порождающие чувство вины или тревоги. Во-вторых, представители
обоих полов подчеркнули, что мужчины более склонны прибегать к подобным
действиям, нежели женщины. Эти данные свидетельствуют о том, что гендерные
роли, предписывающие различные уровни агрессии для мужчин и женщин,
действительно в какой-то степени опосредуют гендерные различия. Но возможно,
самое главное то, что разница в оценках, выставленных испытуемыми мужского и
женского пола, полностью коррелирует с реальными гендерными различиями в
агрессии наблюдаемых в рассматривавшихся исследованиях. Иными словами, чем
больше мужчины и женщины отличались друг от друга в своем восприятии различных
видов поведения, которые они оценивали, тем сильнее проявлялась склонность
мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии.

Результаты этого исследования, как, впрочем, и многих
других, свидетельствуют о том, что гендерные различия в агрессии, подобно
гендерным различиям во многих других видах поведения, порождаются, хотя бы
отчасти, противоположностью гендерных ролей и стереотипами, имеющими место во многих
культурах. Однако следует отметить, что некоторые данные наводят на мысль, что
именно биологические или генетические факторы обусловливают большую склонность
мужчин прибегать к многочисленным формам агрессии. Возможно, наиболее
убедительным свидетельством в этом отношении является демонстрация наличия
связи между уровнем тестостерона (мужской половой гормон) и проявлениями
агрессивного характера. Несколько различных работ показывают, что более высокие
концентрации тестостерона ассоциируются с более высокими уровнями агрессии
мужчин (Berman, Gladue & Taylor, 1993; Olweus, 1986). Кроме того,
оказывается, что гендерные различия в агрессии в равной степени имеют значение
и для лиц с гомосексуальной и гетеросексуальной ориентацией (Gladue, 1991).
Если социальные факторы и гендерные роли играют основную роль в гендерных
различиях в агрессии, можно ожидать, что подобные различия будут в большей
степени проявляться среди гетеросексуалов. Тот же факт, что на самом деле это
не так, говорит о том, что биологические факторы действительно могут играть
определенную роль в порождении гендерных различий в агрессии.

Но, пожалуйста, обратите внимание на следующее: это ни в
коем случае не означает, что мужчины обязаны демонстрировать более высокие
уровни агрессии, нежели женщины. Напротив, как мы отметим в главе 9, агрессию
всвозможных форм можно предотвратить или, по крайней мере, уменьшить с помощью
соответствующих методик. Таким образом, нет причин полагать, что биологически
обусловленные агрессивные наклонности мужчин обязательно должны превращаться в
открытые проявления насилия. Биология отнюдь не судьба, поэтому неправильно и
неверно воспринимать мужчин как лиц, вынужденных вести себя агрессивно по
причинам, лежащим вне их контроля. Это положение также справедливо по отношению
ко многим формам социального поведения.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ