Природа сексуального/агрессивного образа :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

Природа сексуального/агрессивного образа

.

Природа сексуального/агрессивного образа

Доннерштейн (Donnerstein, 1983) выдвинул несколько версий, почему проявления агрессии в эротических сценах способствуют агрессивности по отношению к женщинам: 1) они могут ослаблять сдерживающие начала, которые ранее не позволяли проявлять агрессию по отношению к женщинам (см. выше); 2) мужчина может усмотреть в поведении женщины посыл к агрессии (Berkowitz, 1974), если в фильмах женщины изображаются в качестве жертв агрессии; 3) возбуждение, вызванное агрессивной эротикой, может актуализировать агрессию.

 

Доннерштейн (Donnerstein, 1980) обнаружил, что порнография со сценами агрессии (то есть изображение в одной сцене насилия и секса) в большей степени повышает уровень агрессии, проявляемой мужчинами по отношению к женщинам, чем порнографические (то есть изображающие половой акт) или нейтральные фильмы. Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) расширили рамки этого исследования, чтобы выяснить, как влияет на поведение мужчин реакция жертвы. Учитывая, что многие эротические фильмы изображают жертв как получающих удовольствие от насильственных актов, исследователи манипулировали такими переменными, как реакция жертвы на агрессию и наличие-отсутствие в фильме агрессивно-эротических сцен. Испытуемым мужчинам, которых предварительно выводили из себя помощники экспериментаторов (мужчины или женщины), демонстрировали один из четырех киносюжетов: нейтральный, повествующий о ток-шоу; эротический, изображающий половой акт, доставляющий наслаждение обоим совокупляющимся; агрессивно-эротический фильм с «хэппи-эндом», который сопровождался комментарием, что в финале женщина «добровольно» участвует в сексуальных сношениях, о чем свидетельствует ее улыбка, согласие выпить навязываемые спиртные напитки и отсутствие сопротивления, когда ее «связывают, раздевают, похлопывают по телу и принуждают к сексу», агрессивно-эротический фильм «с печальным исходом», показывающий ту же самую сцену, что и в предыдущем фильме, но с комментарием, что женщина, испытывая отвращение и унижение, готова терпеть насилие. Сцены агрессии в фильмах не изменяют уровень агрессии, объектом которой выступают мужчины. Однако у испытуемых мужчин отмечался более высокий уровень агрессии по отношению к женщинам после просмотра агрессивно-эротических фильмов, чем после нейтральных или эротических. Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) преположили, что уровень агрессии по отношению к женщинам со стороны мужчины будет выше в случае просмотра агрессивно-эротических фильмов с «хэппи-эндом», потому что неоправданные страдания женщины, показанной в агрессивно-эротическом фильме с «печальным исходом», будут подавлять агрессию. Когда же результаты исследования не подтвердили их ожидания, исследователи попытались найти этому причину, предположив, что такие результаты скорее всего объясняются тем фактом, что испытуемые мужчины в их эксперименте были предварительно рассержены и «тем самым готовы были выместить злость на ком угодно». При таких обстоятельствах демонстрация того, что жертва испытывает боль, могла только усилить агрессивные наклонности. Поэтому ученые разработали другую схему исследования, дабы внести ясность в понимание процессов, лежащих в основе реакции испытуемых на агрессивную эротику.

 

Доннерштейн и Берковитц (Donnerstein & Berkowitz, 1981) провели эксперимент, почти идентичный вышеописанному, с той лишь разницей, что его участники не подвергались провоцированию со стороны помощницы экспериментатора. (Мужчин на роль помощников экспериментатора в этом случае не приглашали.) Логически размышляя, исследователи пришли к выводу, что нерассерженные субъекты будут реагировать так, как это предсказывалось в первом эксперименте, — меньшей агрессивностью при просмотре агрессивной эротики с «печальным исходом», чем в случае «хэппи-энда», но более агрессивно, чем при просмотре простого эротического или совсем нейтрального фильма. Предполагалось, что рассерженные субъекты будут вести себя таким же образом, как в первом эксперименте. Результаты этого исследования, отображенные на рис. 8. 5, подтвердили выдвинутую гипотезу: фильм оказывал влияние на агрессию мужчин против женщин только в том случае, когда они не были рассержены. Доннерштейн (Donnerstein, 1984) подытожил полученные данные и раскрыл их смысл: «В то время как изображение боли и страдания жертвы воздействовало только на мужчин, предрасположенных к агрессии, более же привычное для агрессивной порнографии изображение желания и удовлетворения со стороны жертвы оказывало влияние на всех испытуемых».

 

 

 

Существенным аспектом рассмотренных исследований является то, что эротика сама по себе не является столь уж мощным средством влияния на насилие мужчин по отношению к женщинам. Скорее, наибольшее влияние на реакцию мужчин оказывает включение агрессии в эротику. Вследствие этого Доннерштейн (Donnerstein, 1983), сравнивая реакции мужчин на агрессивную и неагрессивную порнографию, решил определить, в какой степени сексуальное и агрессивное содержание влияет на агрессию мужчин против женщин. Помощники экспериментатора (мужчина или женщина) старались вывести из себя испытуемых мужчин до просмотра одного из четырех киносюжетов — неагрессивно-порнографического; агрессивно-порнографического, как в предшествующих исследованиях; агрессивного, в котором секса нет, а только изображается, как женщину под угрозой пистолета связывают и наносят удары; а также нейтрального. Уровень агрессии по отношению к объекту-мужчине был максимально высоким после демонстрации порнографического фильма без сцен агрессии (как в предшествующих исследованиях). Уровень же агрессии по отношению к объекту-женщине был самым высоким после просмотра испытуемыми агрессивно-порнографического фильма; что касается остальных сюжетов, то наиболее высокий уровень агрессии испытуемые демонстрировали после просмотра агрессивного фильма, нежели после нейтрального или просто порнографического. Принимая во внимание, что агрессия по отношению к женщинам увеличивалась после просмотра обоих видов агрессивных фильмов, Доннерштейн обратил внимание на то, что сексуальное содержание отнюдь не является необходимым для проявления насилия против женщин.

 

Стремясь определить степень массированного воздействия порнографии, Линц, Доннерштейн и Пенрод (Linz, Donnerstein & Penrod, 1988) заставляли испытуемых мужчин просматривать от двух до пяти полнометражных фильмов, имевших коммерческий успех, которым дали следующую оценку: «ударные» фильмы (то есть фильмы, изображающие открытое насилие против женщин, например, «Изощренные убийцы»); не содержащие насилия порнографические фильмы (то есть «не явно насильственные, а откровенно сексуальные, убедительно изображающие сексуальное унижение женщин»; например, «Дебби завоевывает Даллас») и «молодежно-сексуальные» фильмы (то есть не откровенно сексуальные, но изображающие женщин в качестве сексуальных объектов, например, «У Порки»). Другие мужчины, вошедшие в контрольную группу, не смотрели никаких фильмов, просто заполняли опросники. Исследователей интересовало воздействие фильмов, изображающих женщин объектами насилия и сексуального унижения, на установки и эмоции. Они обнаружили, что испытуемые, которым демонстрировали фильмы с изображением сцен насилия, со временем реагировали на них с меньшей обеспокоенностью, депрессией и отрицательными эмоциями. Эти же субъекты признавались, что испытывают меньше симпатий не только к жертве насилия в определенном случае, но и ко всем жертвам насилия в целом.

Одновременно с изучением связи между порнографией и возможным проявлением сексуальной агрессии Демаре, Бриер и Липе (Demare, Briere & Lips, 1988), сделав шаг вперед, попробовали определить частоту обращения к порнографии с применением и без применения насилия среди студентов последних курсов канадского университета. Они установили, что 81% студентов за последний год обращались к ненасильственной порнографии (то есть к откровенно сексуальным материалам с изображением добровольного секса между мужчиной и женщиной); 41% — к «насильственной» порнографии (то есть к сексуальным материалам, изображающим унижение, истязание или избиение женщины), а 35% — к сексуально-насильственной порнографии (то есть к материалам, изображающим изнасилование или применение силы во время полового акта). Затем, на основе сообщений испытуемых относительно вероятности использования ими силы по отношению к женщинам или вероятности изнасилования, они разделили их на три группы, представляющих различные уровни возможной сексуальной агрессии. Двумя переменными, на основе которых определялась принадлежность испытуемых к той или иной группе, явились их отчеты о том, что они совершали насилие над личностью и смотрели порнографические материалы с изображением сексуальных сцен с применением насилия. Просмотр же ненасильственной или «просто насильственной» порнографии исследователи посчитали маловероятным признаком проявления сексуальной агрессии.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.