АТРИБУЦИИ И АГРЕССИЯ: КАК ОТВЕТ НА ВОПРОС «ЗА ЧТО?» МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА...

АТРИБУЦИИ И АГРЕССИЯ: КАК ОТВЕТ НА ВОПРОС «ЗА ЧТО?» МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА ХОД АГРЕССИИ :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


АТРИБУЦИИ И АГРЕССИЯ: КАК ОТВЕТ НА ВОПРОС «ЗА ЧТО?» МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА ХОД
АГРЕССИИ

.

АТРИБУЦИИ И АГРЕССИЯ: КАК ОТВЕТ НА ВОПРОС «ЗА ЧТО?» МОЖЕТ
ПОВЛИЯТЬ НА ХОД АГРЕССИИ

Представьте себе, что вы разговариваете с кем-то по
телефону, и вдруг, после серии странных шумов, связь прерывается. Как вы
поведете себя в подобной ситуации? Станете злиться и попытаетесь выместить
злость на своем собеседнике, набрав его номер заново и сказав ему пару
ласковых, чтобы у него так же, как и у вас, испортилось настроение? Скорее
всего нет: ведь вам ясно, что он тут ни при чем, и это просто какие-то
неполадки на линии. Теперь, представьте себе ту же самую ситуацию, но с одним,
весьма существенным отличием: за мгновение до того, как связь обрывается,
человек на том конце провода говорит в ваш адрес какую-то резкость. Каковы
будут ваши действия на этот раз? Наверняка, выйдя из себя, вы постараетесь
отплатить ему той же монетой: он же явно на это и напрашивался.

Учитывая противоположность ваших реакций в этих двух
ситуациях, невольно обращаешь внимание на существенную роль атрибуций — нашего
восприятия причин, побуждающих людей поступать именно таким образом. Атрибуция
— составная часть единого социального процесса: мы постоянно пытаемся понять
других, осознать мотивы и причины поведения. Что же касается агрессии, мы
прибегаем к ней, чтобы в точности понять, почему другие ведут себя, на первый
взгляд, провокационно. Действительно ли другой человек хотел обидеть нас или же
он просто неуклюже выразился? Неужели другой водитель намеренно «подрезал» нас
на повороте или же он просто не заметил нас? В этой и во множестве других
ситуаций мы пытаемся определить, почему другие вели себя именно так, а не
иначе. Выводы, к которым мы вследствие этого приходим, оказывают необычайно
сильное влияние на все наше будущее поведение, в том числе и на склонность
прибегать к агрессивным действиям. Мы уже говорили о роли атрибуций и других
аспектов социального мышления, когда рассматривали социальные детерминанты
агрессии (см. главу 4). Сейчас же расширим рамки предыдущего обзора и обратим
особое внимание на потенциальную ценность атрибуций как способа контроля
агрессивного поведения или снижения интенсивности агрессивных проявлений.

Несколько экспериментов могут подтвердить важную роль
атрибуций в выборе нами реакции на кажущуюся провокацию (Ferguson & Rule,
1983; Johnson & Rule, 1986; Kremer & Stephens, 1983). Например, в
одном, весьма тщательно поставленном эксперименте, Обучи и Камбара (Ohbuchi
& Kambara, 1985) давали задание испытуемым женщинам принимать информацию,
поставив их в известность, что другой человек (помощница экспериментатора)
намеревается послать им разряды электрического тока умеренной или большой
мощности. Затем половина испытуемых получила удары током со стороны своего
оппонента именно той мощности, что и ожидалась, в то время как другая половина
получила удары, не совпадавшие по мощности с ожидаемыми. (Если в намерение
оппонента входило послать разряд электротока большой мощности, испытуемые
получали удары умеренной мощности и наоборот — в ожидании слабых разрядов они
получали сильные.) Затем, на втором этапе эксперимента, испытуемым была
предоставлена возможность адресовать разряды электрического тока различной
мощности помощнице экспериментатора.

Если индивиды реагируют в первую очередь на намерения,
скрывающиеся за провокационными действиями других, то можно предположить, что
лица, которым известно о намерении противника нанести им удары током высокого
напряжения, будут наносить более сильные ответные удары, нежели те, которым
известно, что их противник собирается выбрать разряды слабой мощности. Более
того, такая тенденция не будет зависеть от действительной мощности разряда,
полученного ими. Если же, напротив, индивиды отвечают, главным образом, на
истинный уровень провокации со стороны других (а не на их намерения), можно
предположить, что лица, получившие удар электического тока большой мощности,
ответят более агрессивно, нежели те, в адрес которых бы посылались
электрические разряды средней мощности, независимо от намерения оппонента. Как
видно из рис. 9. 5, полученные результаты однозначно подтверждают первую из
выдвинутых нами версий. Испытуемые, уверенные в том, что их оппонент собирается
нанести им удар тока высокого напряжения, в ответах были более агрессивны,
нежели те, кто ожидал получить электрический разряд слабой мощности. Более
того, что очень важно, эта тенденция сохранялась независимо от реальной
мощности разрядов электрического тока, полученных испытуемыми. Другими словами,
испытуемые, думавшие, что их оппонент стремится причинить им значительную боль,
и получившие реально электрические разряды малой мощности, оказались более
агрессивными, чем лица, уверенные в том, что им намерены причинить
незначительную боль, а на самом деле получившие сильные удары током!

Эти результаты, как и результаты подобных исследований,
показывают, что наша реакция на провокации других зависит в значительной
степени от наших атрибуций по поводу намерений, скрывающихся за поведением
других. Только когда мы видим, что люди специально делают нам гадости, мы
отвечаем им тем же, следуя древнему принципу «око за око, зуб за зуб». Вывод,
который мы можем использовать для решения вопроса о превентивных мерах и
управлении агрессией, достаточно прост: провокационные действия, в основе
которых лежит недоброжелательность — сознательное стремление провокатора
причинить вред реципиенту, — встречаются гораздо чаще провокационных действий,
совершенных без видимой причины. Кроме того, агрессию можно уменьшить, если
известно, в какой степени провокационные действия со стороны других
приписываются злонамеренности. Специфическая тактика достижения подобной цели
представлена в следующем разделе.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ