Внутренняя динамика социальных движений :: vuzlib.su

Внутренняя динамика социальных движений :: vuzlib.su

85
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Внутренняя динамика социальных движений

.

Внутренняя динамика социальных движений

Социальные движения возникают в определенный момент,
раз-виваются, проходят различные фазы, угасают и исчезают. По словам классика в
этой области Герберта Блумера, «движение должно сфор-мироваться и «сделать
карьеру» в том мире, который почти всегда противостоит, сопротивляется или по
меньшей мере просто безраз-личен к нему». Сначала рассмотрим внутреннюю
динамику социальных движений, а затем обратимся к внешней динамике, т.е. к
влиянию социальных движений на более широкое социальное целое, в рамках
которого они действуют. Это две стороны процесса, который можно назвать
«двойным морфогенезом» социальных движений.

Во внутренней динамике движения мы предлагаем различать
че-тыре главные стадии: возникновение, мобилизацию, совершенство-вание
структуры и завершение.

1. Все социальные движения возникают в определенных
истори-ческих условиях, в пределах исторически заданной структуры. Эта
последняя создает запас ресурсов и возможностей, служит сокровищ-ницей идей, на
основе которых движение формулирует собственные кредо, идеологию, цели,
выявляет своих врагов и сторонников, обо-сновывает свое видение будущего.
Движение осмысляет существую-щие взгляды, производит их отбор, меняет акценты,
соединяет во взаимосвязанную систему и, естественно, добавляет к этой основе
нечто новое. Кажущаяся новизна никогда не бывает абсолютной. Так, революционные
движения не изобретают свои лозунги, боевые при-зывы, представления о лучшем
мире, а заимствуют их. Скажем, некоторые свои мысли Маркс позднее развил в
целостную теорию рево-люционного прошлого. <...> Что касается прежней
нормативной струк-туры, то она часто служит как бы негативной основой движения,
тем, что противопоставляется или отрицается. Правила, ценности, институты, роли
установленного нормативного порядка критикуют-ся, высмеиваются, им бросают
вызов. Одни движения концентрируют свое внимание на нормах, квалифицируя их как
недостаточные, не-адекватные или несоответствующие средства для достижения
новых целей. Другие сосредоточиваются на ценностях, которые также
рас-сматриваются как неправильные. По мнению Смелзера, когда у дви-жений,
«ориентированных на нормы», появляется сильная оппози-ция в виде контрдвижений,
если эти движения подавляются или бло-кируются властями, то происходит
постепенное расширение целей и качественное изменение требований, что ведет к
возникновению «цен-ностно-ориентированных» движений. «Солидарность» в Польше и
дру-гие освободительные движения в Восточной Европе отлично иллюст-рируют
данный феномен. Постоянная радикализация требований в значительной мере явилась
результатом тупого сопротивления око-павшейся политической элиты. Прежняя
организационная структура взаимодействия выполняет другие функции. Она образует
поле, кото-рое в равной степени сдерживает и облегчает движение. Сеть
комму-никаций, существующая в обществе, имеет решающее значение для вовлечения
в движение новых субъектов. Обсуждая «ключевую роль коммуникационной сети как
благодатной почвы, из которой может произрасти новое движение», Фриман приводит
в качестве примера женское освободительное («феминистское») движение.

Ассоциации или сообщества, объединяющие людей по
религиоз-ному либо этническому принципу (клубы, церкви, этнические груп-пы,
патриотические общества и т.д.), ускоряют мобилизацию и вов-лечение новых
индивидов и групп в социальные движения. Так, орга-низационная структура
движения за гражданские права в США была заимствована у сети сегрегационных
колледжей, женских клубов, га-зет, местных объединений и мелкого бизнеса.
«Черная церковь обес-печила движение музыкой и риторикой, она укрепляла дух его
участ-ников». Аналогичную роль играли католическая церковь, неформаль-ные
кружки и ассоциации оппозиционного характера (например, Комитет защиты рабочих
в самом начале зарождения «Солидарности» в Польше в 80-х годах). Большое
значение имеет и так называемая «структура политических возможностей»
(ассоциации, местные адми-нистративные центры, сотрудничающая политическая
элита и т.д.).

Наконец, мы подходим к последней теме — структуре социальных
неравенств, иерархий богатства, власти и престижа. Вытекающие от-сюда
противоречия и конфликты между классами, стратами и т.д. ча-сто оказываются
фактором первичной мотивации. Иерархическая диф-ференциация насущных интересов
приводит к напряженности, усилению недовольства, что побуждает людей
присоединяться к движе-ниям протеста или реформаторским движениям. Те, у кого
нет ника-кой надежды на успех, кто лишен доступа к ресурсам, составляют
«человеческий материал» социальных движений; они быстро отзыва-ются на дризывы
и легко включаются в действия, нацеленные на структурное перераспределение
привилегий и поощрений.

Условия и напряжения, существующие в рамках структуры,
не-обходимы, но не достаточны для возникновения движения. В следую-щей фазе
процесс должен переместиться в область социального со-знания. <...>

Когда социальная напряженность соединяется с ее общим
идео-логическим осознанием, тогда ситуацию можно считать созревшей для
возникновения движения.

В подобных ситуациях роль инициирующего фактора чаще всего
играет незначительное событие, с которого начинается «карьера» дви-жения. Такое
событие поднимает уровень осознания, создает преце-дент героического
противодействия, провоцирует открытое выраже-ние поддержки и раскрывает широкий
диапазон оппозиционного кон-сенсуса (прорывая «плюралистическое незнание»,
когда никто не представляет, сколько еще людей разделяют это недовольство и
сколько действительно готовы присоединиться к действию). Оно также служит
проверкой решительности властей или ее отсутствия. В случае с Розой Парке,
которая отказалась занять место в той части автобуса, что пред-назначалась для
чернокожих пассажиров, конфликт, выросший из маленького инцидента, разросся в
одно из наиболее мощных социальных движений в американской истории — движение
за гражданс-кие права негров. В другом случае, когда пожилая рабочая Анна Ва­-лентинович
была уволена с верфи имени Ленина в Гданьске в 1980 г. по политическим мотивам, рабочие встали на ее защиту, и в течение нескольких дней набрало
силу самое мощное политическое движение в современной европейской истории —
«Солидарность».

2. Инициирующее событие закрывает начальную стадию
«карье-ры» движения, т.е. фазу возникновения. Далее следует фаза мобилиза-ции.
Первая волна рекрутирования включает тех, кто наиболее подвер-жен влиянию
условий, против которых направлено движение, кто луч-ше всех воспринимает его
центральную идею, наиболее точно понимает и оценивает (интеллектуально,
эмоционально, морально и политичес-ки) его причины. Такие люди присоединяются к
движению по убежде-нию, считая, что оно и есть тот инструмент, который
необходим для осуществления общественных преобразований. По мере того как
движе-ние растет и набирает силу, к нему подключаются те, кто просто ищет
смысла в жизни. Нельзя сбрасывать со счетов и кучки циничных крити-канов,
которые присоединяются к движению в надежде на материаль-ные выгоды в случае
его победы. На этой, второй, волне люди вступа-ют в движение скорее из
сочувствия, а не по убеждению. Не удивительно, что различные мотивы включения в
деятельность движения служат причиной появления и разных видов связей,
удерживающих людей в его структуре. Среди них есть и активисты, и
последователи, и просто попутчики, и даже «свободные наездники», отдаленно
сим-патизирующие ему, надеющиеся, что победа принесет выгоды и им. Такая,
подобная луковице, структура становится особенно очевид-ной, когда движение
сталкивается с неприятностями, подавляется или терпит поражение. В этих случаях
внешние слои отпадают первы-ми. Активисты остаются и иногда позднее возрождают
движение.

Однако простого привлечения в собственные ряды новых
«рекру-тов» недостаточно, необходимо мобилизовать людей на коллектив-ные
действия. Изучение социальных движений доказывает, что здесь огромное значение
имеют харизматические лидеры: Иисус Христос, Будда, Магомет, Мартин Лютер Кинг,
Лех Валенса, Вацлав Гавел и многие другие. Они сплачивают своих сторонников,
заражают их сво-им энтузиазмом и вдохновляют на героические поступки. Руководя
действиями людей, лидеры укрепляют и собственное положение. Та-ким образом,
делается первый шаг к возникновению внутренней диф-ференциации и иерархической
структуры движения. <...>

3. Это открывает следующую стадию в развитии движения:
струк-турное совершенствование, которое проходит долгий путь от просто-го
объединения людей до полностью сформировавшейся организации. Различаются четыре
подпроцесса внутреннего морфогенеза.

(A) Сначала наблюдается постепенное возникновение новых
идей, верований, кредо, «общего словаря надежды и протеста». Со време-нем
некоторые движения развивают свое собственное, особое миро-восприятие.

(Б) Затем наступает институциализация новых норм и
ценнос-тей, регулирующих функционирование движения и обеспечивающих критерии
для критики внешних условий. Такова главная идея теории Тёрнера о «возникающих
нормах». Следует заметить, что внутренние нормы и ценности могут также
регулировать отношения с оппонента-ми, определяя «репертуар точек зрения» или
тактику борьбы, которая предписывает, что дозволено, а что запрещено в
обращении с оппо-нентами и противниками движения. Таким образом, во внутренней
нормативной структуре движения различаются «этика солидарности» и «этика
борьбы».

(B) Следующий подпроцесс — возникновение новой внутренней
организационной структуры: новых взаимодействий, отношений, со-единений,
обязательств. То, что Цюрхер и Сноу называют обязатель-ствами, применимо
mutatis mutandis (с некоторыми изменениями) к любым другим межличностным связям
в движении: «Этот феномен возникновения и взаимодействия должен быть развит
самим движе-нием». «Конечный эффект построения внутренней структуры
заклю-чается в появлении полностью оформленной организации социального
движения» (ОСД), определяемой как «формальная организация, которая
идентифицирует свои цели и предпочтения социального дви-жения, или контрдвижения,
и пытается достичь их». Например, дви-жение за гражданские права негров в США
породило несколько орга-низационных форм: Конгресс расового равенства,
Национальная ас-социация за прогресс цветных, Южная христианская конференция
лидерства, Студенческий координационный ненасильственный ко-митет и т.д.
«Солидарность» включает в себя Гражданские комитеты, «Сражающуюся
Солидарность», Независимую ассоциацию студентов, «Сельскую Солидарность» и т.д.

(Г) Наконец, набирает силу еще один подпроцесс — появление
(выкристаллизовывание) новых подходящих структур, новой иерар-хии зависимости,
доминирования, лидерства, влияния и власти. Оп-тимальный эффект достигается,
несомненно, при «слиянии индиви-дуальных интересов и общественных целей», когда
участие в движе-нии удовлетворяет потребности его членов и в то же время вносит
вклад в намеченные социальные изменения.

Можно выделить две типичные последовательности
морфогене-тических процессов в зависимости от происхождения движения. Ког-да
оно возникает «лавинообразно», спонтанно («снизу»), принимая форму взрыва
недовольства и возмущения, начало обычно заклады-вается из простых
взаимодействий. Участники бунтов, манифестаций и т.д. создают зачаточную форму
организационной структуры. Потом движение обретает идею — иногда привнесенную
извне, иногда за-имствованную из более ранней доктрины, а иногда
сформулирован-ную харизматическим лидером. Затем, когда складываются этика
со-лидарности и этика борьбы, постепенно вырабатывается специфи-ческая
нормативная система. Наконец, внутреннее разделение между лидерами,
последователями, рядовыми членами, симпатизирующи-ми, случайными попутчиками и
«свободными наездниками» кристал-лизуется в подходящую (соответствующую)
структуру.

Если же движение возникает «сверху» (такая ситуация
изучается сторонниками школы мобилизации ресурсов), то оно обычно начина-ется с
радикальной критики настоящего и указания на конкретные лич-ности или группы,
которые блокируют путь к будущему. Затем наступа-ет институциализация нового
нормативного порядка, определяемого идеологией, что осуществляется
организаторами движения и подкреп-ляется санкциями его руководства. На этой
основе среди членов движе-ния возникают новые модели взаимодействия, более
постоянные связи. Наконец, кристаллизуется дифференциация возможностей внутри
дви-жения (хотя и непостоянный, но все-таки реальный доступ к источни-кам,
которые оно контролирует), при этом четко разделяются ведущая элита и рядовые
члены, участники и симпатизирующие.

<...> Различные подпроцессы внутреннего морфогенеза
движения не обязательно протекают гармонично. Зачастую одни из них чрезмер-

но развиваются за счет других, давая жизнь различным
патологиям. Так, слишком сильное увлечение идеологией приводит к утопизму,
прагматизму или фундаментализму. Слишком большое внимание ин-ституциализации
нормативной структуры ведет к чрезмерной регуля-ции, а акцент на тесное и
интенсивное взаимодействие членов движе-ния легко вырождается в фракционность,
протекционизм, выдвигает на первый план при занятии высших постов личностные
критерии. Диф-ференциация возможностей, насущных интересов или жизненных
шан-сов среди участников движения нередко порождает олигархию и сме-щение
целей, особенно если задачу сохранения самого движения лиде-ры ставят выше
задач по реализации его начальной программы. <...>

4. Краткий комментарий к последней стадии «карьеры»
движе-ния — его завершению. Есть два варианта. Один — оптимистический: движение
побеждает, и таким образом устраняются причины, поро-дившие его (raison
d’etre), деятельность его свертывается, и оно рас-падается. Другой —
пессимистический: движение подавляется, терпит поражение или исчерпывает
потенциал своего энтузиазма и посте-пенно приходит в упадок, не добившись
победы. Но ситуация может быть двоякой. Иногда полный успех движения приводит к
досрочному достижению цели и к его быстрому распаду, провоцируя ответный удар
противодействующих сил. Завоевания движения могут быть утра-чены, если больше
нет сил для их поддержания. Это то, что некото-рые лидеры называют «кризисом
победы». В других случаях неудача помогает обнаружить слабые стороны, выявить
тех, кто действитель-но поддерживает движение, уничтожить его противников,
перегруп-пировать силы, поймать врагов «на мушку» и, пересмотрев тактику
движения, оживить его в новых формах. Такую ситуацию можно на-звать «победой
поражения». Именно это случилось с подавлением дви-жения «Солидарности» в
Польше в конце 80-х, что привело к его окончательной победе в 1989 г.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ