§ 1. Понятие политики :: vuzlib.su

§ 1. Понятие политики :: vuzlib.su

2
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 1. Понятие политики

.

 § 1. Понятие политики

 «Политика» — одно из наиболее распространенных и
многозначных слов в рус­ском языке, да и во многих других язы­ках мира. В
повседневной жизни политикой часто называют вся­кую целенаправленную
деятельность, будь то деятельность руко­водителя государства, партии или фирмы
или даже отношение жены к своему мужу, подчиненное определенной цели. Под по­литикой
понимают также искусство возможного, а нередко ха­рактеризуют ее как «грязное
дело».

Такой разброс обыденных представлений о политике связан не
только с недостаточно четкими, ограниченными или просто ошибочными знаниями о
ней различных людей, но в первую очередь со сложностью, многогранностью, богатством
проявлений этого феномена.

Научные трактовки термина «политика» отличаются от по­вседневных
представлений строгой логической аргументацией, обобщенностью и
систематизацией, хотя и не исключают неко­торой противоречивости мнений.

Разнообразные научные определения политики могут быть
систематизированы и подразделены на несколько групп, каждая из которых
внутренне дифференцирована. Критериями выделе­ния таких групп служат
используемые для характеристики поли­тики общие исследовательские подходы: социологический,
суб­станциальный (выясняющий материю, основу явления) и сис­темный, а также
акцентированные в определениях политики ее важнейшие конституирующие качества и
функции в обществе. В соответствии с этими подходами можно выделить три группы
определений политики: социологические, субстанциальные и научно сконструированные,
связанные со специфической ин­терпретацией политики.

Социологические определения поли­тики, основываясь на
социологичес­ком подходе, характеризуют ее через другие общественные явления:
эко­номику, социальные группы, право, мораль, культуру, религию. В соответствии
с отражаемой сферой общества их можно подраз­делить на экономические,
стратификационные (социальные), пра­вовые, этические (нормативные) и т.д.

Экономические определения политики, наиболее ярко пред­ставленные
в марксизме и других концепциях экономического детерминизма, характеризуют
политику как надстройку над эко­номическим базисом, как концентрированное
выражение эконо­мики, ее потребностей и интересов. Политика как специфичес­кая
область общественной жизни в этом случае утрачивает свою самостоятельность,
сохраняя лишь относительную, ограниченную автономию. В целом же она
определяется объективными эконо­мическими законами, не зависящими от воли политических
ак­торов (субъектов).

Определения политики в духе экономического детерминизма
подчеркивают лишь один из важнейших источников политики. Обычно они
гипертрофируют влияние экономических потреб­ностей на политику, недооценивают
ее самостоятельность. Опыт истории, и прежде всего более чем 70-летнее существо­вание
командно-административного социализма, свидетельст­вует, что не только
экономика оказывает сильное влияние на политику, но и последняя может выступать
по отношению к экономике командной, главенствующей силой. Поэтому с точки
зрения науки представляется более плодотворным рассматри­вать взаимоотношение
экономики и политики как взаимодей­ствие равнозначных и равноправных областей
общественной жизни.

Важной составной частью социологи­ческих определений
политики явля­ются ее стратификационные дефини­ции. Они трактуют политику как
соперничество определенных общественных групп: классов и наций (марксизм) или
заинтере­сованных групп — за реализацию своих интересов с помощью власти (А.
Бентли, Д. Трумэн и другие). Если марксистские трак­товки политики как борьбы
между классами в современном мире во многом утратили свое влияние, то теория
заинтересован­ных групп получила широкое распространение и развитие, и в частности
она представлена в плюралистических концепциях демократии, трактующих политику
в современном демократи­ческом государстве как соперничество разнообразных
заинте­ресованных групп, обеспечивающее баланс, равновесие обще­ственных
интересов.

В истории политической мысли, в том числе и среди совре­менных
теоретиков, достаточно широко представлены правовые концепции политики. Они
считают политику, государство произ­водными от права и прежде всего от
естественных прав человека, которые лежат в основе публичного права, законов и
деятельнос­ти государства. Яркий пример правовой концепции политики — ее
контрактивистские («общественного договора») теории, пред­ставленные такими
видными мыслителями, как Спиноза, Гоббс, Локк, Руссо, Кант. Суть этих теорий
состоит в трактовке полити­ки и прежде всего государства как специализированной
деятель­ности по охране присущих каждому человеку от рождения фун­даментальных
прав: на жизнь, свободу, безопасность, собствен­ность и т.д.

В современной научной литературе широко представлены и
противоположные правовым концепциям политики теории. Они рассматривают право
как порождение политики, важнейшее сред­ство ее реализации, инструмент создания
стабильного полити­ческого порядка. Право непосредственно создается
государством и основано на политической воле и государственной целесооб­разности.

В политологии до сих пор остается спорным вопрос «связано ли
право лишь исключительно с существованием государства или ему органично присущи
некоторые черты (и особенно принцип справедливости), которые вытекают из
догосударственного права и предшествуют государственному праву».

    

Правовая трактовка политики непосред­ственно примыкает к ее
этическим (нор­мативным, ценностным) дефинициям. Это ярко проявляется в
концепциях, признающих догосударственное существование ес­тественного права в
форме моральных принципов человеческого сообщества. В целом же нормативные
понятия политики — важ­ное направление ее социологической трактовки.
Используемый в них нормативный подход предполагает рассмотрение политики исходя
из идеалов, ценностей, целей и норм, которые она долж­на реализовать. Анализируемая
под этим углом зрения политика представляет собой деятельность, направленную на
достижение общего блага. Ее высшей ценностью является общее благо, вклю­чающее
такие более частные ценности, как справедливость, мир, свобода и др., целью —
служение этому общему благу, нормами — конкретные правила, законы, ведущие к
его достижению.

Нормативная трактовка политики возникла в глубокой древ­ности.
Так, еще Аристотель считал политику высшей формой жизнедеятельности человека,
поскольку через нее во взаимоот­ношениях между людьми утверждается
справедливость и дости­гается благо каждого. «Справедливость, — писал он, —
имеет место только в политической жизни, потому что весь строй политичес­кого
общежития держится на праве».

Нормативные трактовки политики имеют как сильные, так и
слабые стороны. Их достоинство состоит в том, что в них выра­жается
гуманистический идеал, в соответствии с которым должна строиться политика.
Такой идеал ориентирует участников поли­тики на общественно ценное поведение. В
то же время норма­тивный подход оперирует достаточно многозначными, не всегда
четко определенными категориями, допускающими возможность различной трактовки
общественного блага. Тем самым создаются предпосылки для маскировки, камуфлирования
корыстных инте­ресов различных политических сил.

Слабость данного подхода проявляется также в большом рас­хождении
понимания политики как деятельности по достиже­нию общего блага и реальности,
которая свидетельствует о ши­роком распространении в политике эгоистической
мотивации. Кроме того, не все действия по обеспечению общего блага явля­ются
политическими. Многие люди совершают общественно по­лезные, благородные
поступки, движимые нравственными или религиозными мотивами.

Несмотря на отмеченные недостатки — нормативный подход,
отражая важный аспект политики, имеет полное право на суще­ствование. В нем
выражается стремление людей, общества окуль­турить, гуманизировать и
рационализировать политику, внести в нее нравственное начало. В нормативных
трактовках отражается влияние на политику нравственности, культуры, религиозных
ценностей. Поэтому нормативные дефиниции политики, наряду с экономическими,
стратификационными и правовыми, входят в группу ее социологических трактовок.

Вторая наиболее распространенная груп­па дефиниций политики
— субстанци­альные определения. Они ориентируют­ся на раскрытие той
первоосновы, тка­ни, из которой состоит политика. В этой группе определений
существуют несколько трактовок политики. Самая распространенная из них — это
трактовка политики как действий, направленных на власть: ее обретение,
удержание и ис­пользование. Политика, писал М. Вебер, это «стремление к учас­тию
во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между
государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в
себе заключает».

Некоторые из сторонников «властного» подхода к политике
акцентируют внимание на искусстве, технике, способах и средст­вах борьбы за
власть и ее использование. Так, один из основате­лей политической науки, Н. Макиавелли,
еще в 1515 г. характе­ризовал политику как «совокупность средств, которые
необходи­мы для того, чтобы прийти к власти, удерживаться у власти и полезно
использовать ее <...> Итак, политика есть обращение с властью, заданное
обстоятельствами и зависящее от могущества властителя или народа, а также от
текущих ситуаций».

«Властные» определения политики от­ражают ее сущность,
важнейшее консти­туирующее качество. Они конкретизи­руются и дополняются с
помощью ин­ституциональных дефиниций. Последние характеризуют полити­ку через
организации, институты, в которых воплощается и мате­риализуется власть, и
прежде всего через важнейший институт —государство. Политика предстает в этом
случае как «участие в делах государства, направление государства, определение форм,
задач, содержания деятельности государства».

Некоторые из институциональных дефиниций политики от­мечают
возросшую роль в ней негосударственных институтов и прежде всего партий. Так,
вождь Коммунистической партии Ки­тая Мао Цзедун, отражая главенствующую роль
компартии в со­циалистическом государстве, определял политику как «исходный
пункт всех практических действий революционной партии. Она выражается в
процессе этих действий и их результатах».

Если «властные» и институциональные трактовки политики видят
ее основу во власти и ее носителях-организациях, то антропологические
определения пытаются отразить ее более глубокий источник, коренящийся в природе
человека. С этой точки зре­ния, политика — форма цивилизованного общения людей
на основе права, способ коллективного существования человека. Обоснова­ние
антропологического понимания политики дал еще Аристотель. Он считал, что
человек — существо политическое, посколь­ку он — существо коллективное.
Нормальная жизнь человека, удовлетворение его многообразных потребностей и
обретение счастья возможны только при общении с другими людьми. Выс­шей, по
сравнению с семьей или селением, формой такого обще­ния и выступает политика.
Ее превосходство над предполитическим общением состоит в том, что она
представляет собой обще­ние в государстве свободных и равных людей по нормам
права, воплощающего справедливость, одинаковое отношение ко всем гражданам. С
помощью политики, государства в общении людей достигается гармония.

Современные антропологические концепции политики раз­деляют
не все идеи Аристотеля, однако, как и он, считают поли­тику органически
присущей человеческому роду, укорененной в коллективной природе человека, его
индивидуальной свободе, в общественном разделении труда и вытекающем из этого
сложном и противоречивом взаимодействии индивидов.

Антропологические трактовки поли­тики значительно
обогащаются и до­полняются ее конфликтно-консенсусными дефинициями.
«Политическая теория, — пишет известный французский политолог Морис Дюверже, —
колеблется между двумя драматическими противостоящими интерпретациями по­литики.
В соответствии с одной политика является конфликтом, борьбой, в которой те, кто
обладает властью, обеспечивают себе контроль над обществом и получение благ. В
соответствии с дру­гой точкой зрения политика представляет из себя попытку осу­ществить
правление порядка и справедливости <...> означает обес­печение интеграции
всех граждан в сообщество».

Конфликтные дефиниции политики акцентируют внимание на
противоречиях, которые лежат в основе политики, определя­ют ее динамику. С
точки зрения таких противоречий политика рассматривается как деятельность по
насильственному и мирному разрешению конфликтов. Хотя общую окраску политике
придает конфликт, она обычно невозможна без определенного консенсу­са, согласия
ее участников, основанного на их общей заинтересо­ванности в общественном
порядке, на признании правомерности власти и необходимости подчинения закону и
т.п.

Особенно важна роль консенсуса, объединяющего политичес­ких
субъектов фактора в демократическом государстве, где пре­дотвращение и
разрешение конфликтов осуществляется на базе признания подавляющим большинством
граждан таких осново­полагающих ценностей, как свобода личности, права
человека, воля большинства, а также автономия и право на собственное мнение
меньшинства. Как отмечает известный американский политолог С. Ф. Хантингтон,
при полном отсутствии социальных конфликтов нет политики, а при полном отсутствии
социального консенсуса, общественной гармонии невозможны политические институты.

Специфическую интерпретацию и раз­витие
конфликтно-консенсусные трак­товки политики получили у видного не­мецкого
политолога Карла Шмитта. Нередко его концепцию поли­тики рассматривают как
самостоятельное, оригинальное направ­ление в понимании «политического». Согласно
К. Шмитту, по­литика не имеет собственной основы, субстрата. «»Политичес­кое»
способно черпать свою силу из различных областей общест­венной жизни, из
религиозных, экономических, нравственных и других противоречий. Оно
характеризует не какую-то собственную, специфическую сферу жизнедеятельности,
но только сте­пень интенсивности объединения (ассоциации) или разъединения
(диссоциации) людей, мотивы которых могут быть религиозны­ми, национальными (в
этническом или культурном смысле), эко­номическими или другими и в различные
времена вызывают раз­личные соединения или разъединения».

Политическое качество возникает в результате «уплотнения»
общественных противоречий, их осознания как отношений «дру­зей» — «врагов».
Враг — это кто-то «чужой», представляющий угрозу данному субъекту или его
интересам, друг же — это союз­ник, помощник в достижении целей.

К. Шмитт придает отношениям «друг» — «враг» конституи­рующее,
создающее политику значение, оставляя в тени объек­тивные основы политической
дифференциации людей. На наш взгляд, его концепция хорошо объясняет
субъективное пере­живание политики, ее эмоциональную мотивацию. Однако
отношения «друзья» — «враги» — это лишь один из важней­ших аспектов политики,
далеко не охватывающий всего ее со­держания.

Динамический, процессуальный ха­рактер политики раскрывают
ее деятельностные определения. Они харак­теризуют политику как процесс под­готовки,
принятия и практической ре­ализации обязательных для всего общества решений.
Такая ин­терпретация политики позволяет проанализировать важнейшие стадии ее
осуществления. К таким стадиям относятся: определе­ние целей политики, принятие
решений; организация масс и мобилизация ресурсов для реализации этих целей;
регулирова­ние политической деятельности; контроль за ней; анализ полу­ченных
результатов и определение новых целей политики. Деятельностная интерпретация
политики широко используется, в частности, в теории политических решений.

Она применяется также в телеологических трактовках поли­тики,
рассматривающих ее как деятельность по эффективному достижению коллективных
целей. Как писал патриарх американ­ской социологии Т. Парсонс, политика
представляет собой сово­купность «способов организации определенных элементов
тоталь­ной системы в соответствии с одной из ее фундаментальных функций, а
именно эффективного коллективного действия для достижения общих целей».

В телеологических дефинициях политики подчеркиваются два ее
конституирующих момента: коллективная природа деятельнос­ти (причем это
деятельность крупных социальных групп: клас­сов, наций, государств и т.п.) и
сознательный, целенаправленный характер. В политике частные цели индивидов
«вырастают» до общегосударственных.

Телеологические определения политики, как это видно из ха­рактеристики,
данной Парсонсом, широко используются в рам­ках системного анализа общества. С
системной точки зрения по­литика является относительно самостоятельной
системой, слож­ным социальным организмом, целостностью, отграниченной от ок­ружающей
среды — остальных областей общества — и находящей­ся с ней в непрерывном
взаимодействии. Политическая система заботится о самосохранении и призвана
удовлетворять целый ряд общественных потребностей, важнейшая из которых
интеграция общества.

Системная интерпретация политики получила детальное обо­снование
и развитие в разнообразных теориях политических сис­тем, первыми и наиболее
значительными из которых были кон­цепции американских политологов Д. Истона и
Г. Алмонда.

Рассмотренные выше трактовки политики не исчерпывают всего
многообразия ее определений, хотя и отражают важнейшие из них. Такое обилие
научных характеристик объясняется прежде всего сложностью политики, богатством
ее содержания, много­образием свойств и общественных функций. Обобщая различные
дефиниции, можно определить политику как деятельность соци­альных групп и
индивидов по артикуляции (осознанию и представ­лению) своих противоречивых
коллективных интересов, выработке обязательных для всего общества решений,
осуществляемых с по­мощью государственной власти.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ