§ 1. Соотношение целей и средств в политике :: vuzlib.su

§ 1. Соотношение целей и средств в политике :: vuzlib.su

1
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 1. Соотношение целей и средств в политике

.

§ 1. Соотношение целей и средств в политике

Политика по своей сути является целеполагающей
деятельностью. Это означает, что она возникает и осу­ществляется ради
определенных целей. Цель, средство и резуль­тат — основные компоненты
политической и любой другой дея­тельности. Цель представляет собой выработанный
человеческим мышлением идеальный результат, ради которого осуществляется деятельность
и который служит ее внутренним побудительным мотивом. Она выполняет в политической
деятельности органи­зующую и мотивационную функции.

Цели политики внутренне противоречивы и разнообразны. Ее
общая цель в социальной системе — интеграция внутренне диф­ференцированного
общества, увязывание конфликтующих част­ных устремлений граждан с общей целью
всего общества. Гаран­тией гармоничного сочетания частных и общих целей
призвано служить государство.

Еще Платон, по существу, выявил эту высшую цель полити­ки. В
своем произведении «Политик» он писал: это «царское ис­кусство прямым плетением
соединяет нравы мужественных и бла­горазумных людей, объединяя их жизнь
единомыслием и друж­бой и создавая таким образом великолепнейшую и пышнейшую из
тканей».

Достаточно ясная общая цель политики трудно реализуется на
деле, поскольку предполагает нахождение приемлемой для всех сторон меры
сочетания конфликтующих интересов обществен­ных групп, обладающих неравными
ресурсами и возможностями политического влияния и преследующих в политике в
первую очередь свои эгоистические интересы. Поэтому было бы утопич­ным ожидать
гуманизации политики от простого увещевания ее субъектов помнить о благе своих
соперников и всего общества. Более эффективно повлиять на конкурирующие частные
интере­сен и цели, обуздать групповой эгоизм можно с помощью воздействия на
средства и методы политики. Средства политики представляют собой инструменты,
орудия практического осуществления целей, превращения идеальных мотивов в
реальные действия. «Средства» и «методы» полити­ки — близкие понятия. Средства
— это конкретные факторы влияния ее субъектов на объекты: пропагандистские
кампа­нии, забастовки, вооруженные действия, электоральная борь­ба и т.д.
Методы политики обычно характеризуют способы воздействия ее средств. К ним
относятся прежде всего на­сильственный и ненасильственный методы, принуждение и
убеждение.

Вопрос о влиянии целей и средств на результаты и нравст­венную
оценку политики издавна является предметом горячих споров. Среди различных
воззрений на этот счет можно выде­лить три основных: 1) нравственный характер
политики опре­деляется ее целью; 2) приоритетное влияние на нравственную значимость
политики оказывают используемые средства; 3) как цель, так и средства одинаково
важны для придания политике гуманного характера, и они должны быть соизмеримы
друг с другом и с конкретной ситуацией.

Широко известными приверженцами первого, «целедоминирующего»
подхода были Макиавелли (больше как теоретик) и Ленин (пре­имущественно как
практик). Оба они оправдывали использо­вание безнравственных средств для
достижения благородных целей. И все же наиболее детальное теоретическое
обоснова­ние и практическое воплощение тезис «цель оправдывает сред­ства»
получил у иезуитов.

Католический орден иезуитов, основанный в 1534 г. в Па­риже, существует и сегодня. Это воинствующая организация, использующая любые средства
для утверждения своей веры. Орден построен на жестком централизме, железной
дисцип­лине, обязательном взаимном шпионаже.

Идеологи иезуитов разработали специальную систему до­казательств
морального оправдания своего права на безнрав­ственные действия — ложь,
интриги, клятвопреступления, под­лог, заговор, убийства и т.п. Как утверждали,
в частности, глав­ные моралисты ордена Г. Безенбаум (1600—1688), а затем
Ла-гуори (1696—1787), нравственность поступков считается дока­занной ссылкой на
церковный авторитет и обеспечивается с помощью ряда специальных приемов. Так, с
помощью «мыс­ленной оговорки» — произнесенной в уме приставки «не» («поп») —
морально оправдывается любое клятвопреступле­ние, нарушение обещаний, присяги и
т.п. В целом же любой поступок становится моральным, если он продиктован нравст­венно
оправданной целью.

Теоретики этого ордена создали целую систему иезуитской
морали, построенной на оправдании любого преступления (в том числе и
развязывания ядерной войны) высокой религиозно-нрав­ственной целью.

В столь откровенно выраженной, как у иезуитов, форме тезис
«цель оправдывает средства» встречается довольно редко. Одна­ко, облеченная в
более мягкие и привлекательные одежды, эта формула имеет широчайшее применение
в политике и очень часто служит для прикрытия аморальных политических действий.

Обычно никто даже из самых одиозных политиков не при­знается
в полной безнравственности своих целей. Все величай­шие политические
преступления — войны, массовый террор, кровавые революции и т.п. — прикрывались
великими с точки зрения их творцов целями, сулящими благо если не всему чело­вечеству,
то, по крайней мере, своей нации или классу.

Многие века в общественной мысли преобладало мнение, что для
достижения благородной, нравственной цели допустимы и не совсем нравственные
средства, например использование лжи. Так, на устроенном в 1780 г. Берлинской Академией конкурсе его победителем был признан Фредерик Кастильон. На вопрос:
«Полезно ли для народа обманывать его, либо вводя в заблужде­ние, либо оставляя
при ошибочных заблуждениях?» он ответил: «Учитывая существующий моральный и
культурный уровень на­рода, обман его либо же оставление его в неведении
относитель­но намерений, целей и поступков власть имущих является мо­рально правильным
при условии, что действительно служит при­чиной его счастья».

Ложь, утаивание информации, манипулирование сознанием людей
широко распространены в мире современной политики и считаются многими людьми
вполне допустимыми средствами политического противоборства. Хотя в целом наука
и общест­венное мнение сегодня относятся к этому отрицательно.

Второй, «средстводоминирующий» подход к соотношению целей и
средств политики, исходящий из нравственного приоритета средств над целью,
представлен в первую очередь идеологами ненасилия в политике. Так, один из
виднейших представителей этого движения, лидер национально-ос­вободительной
борьбы Индии Махатма Ганди (1869—1948) счи­тал, что уровень развития общества
определяется в первую оче­редь моральным совершенством людей. Нравственность же
во­площается в реальность прежде всего через используемые в поли­тике средства.
Именно средства выражают нравственную волю человека. Средства имеют приоритет
над целями и являются глав­ным нравственным критерием политики, ее человеческим
изме­рением.

Третий, «компромиссный» подход к соотношению целей и средств
поли­тики пытается избежать крайностей, учесть нравственную значимость как
целей, так и средств. В ре­альной политике каждый из этих компонентов играет
собствен­ную, весьма важную роль. Всякая политика начинается с цели. Цель
объединяет все действия и их результаты в единую систему, фактически
предопределяет объект политического воздействия, противников и союзников.

Очевидно, что если, например, политическая партия ставит це­лью
устранение частной собственности и капитализма, то вряд ли она может рассчитывать
на симпатии слоя предпринимателей и крупных собственников даже тогда, когда она
ограничивается не­насильственными средствами борьбы. В лучшем случае эти слои
будут терпимо относиться к такой партии и то обычно до тех пор, пока не
возникнет реальная угроза их интересам и ценностям.

В конечном счете эффективное, ведущее к цели использова­ние
любых, в том числе ненасильственных, средств в политике вызывает
противодействие противников. Не случайно такие вид­нейшие представители
ненасильственных движений, как М. Ган­ди и Мартин Лютер Кинг (проповедник,
борец за расовое равно­правие в США), пали от рук убийц.

Важное влияние цель оказывает не только на результат поли­тической
деятельности, но и на выбор средств. Сами политичес­кие цели имеют
иерархическую структуру и делятся на конечные и промежуточные, краткосрочные и
перспективные, общие и част­ные. Именно промежуточные цели оказывают наибольшее
воз­действие на выбор методов и средств политической борьбы.

Так, например, на развязывание гражданской войны в Рос­сии
после прихода большевиков к власти повлияла не их ко­нечная цель — построение
коммунизма, а прежде всего про­межуточная цель — ликвидация в короткий срок
частнособст­веннических классов, а также упорство в достижении этой цели,
нежелание отказаться от нее или хотя бы отодвинуть сроки ее осу­ществления.
Хотя, конечно, непосредственной причиной граж­данской войны явилось прежде
всего использование насильст­венного метода борьбы.

Между целями и средствами (в том числе и методами, харак­теризующими
использование средств) существует взаимовлияние. С одной стороны, цель и
условия ее реализации во многом пред­определяют используемые средства, с другой
— средства, непо­средственно влияя на достигнутый результат, определяют реа­листичность
или утопичность цели, ее изменение или вообще отказ от цели. Причем причиной
несовпадения целей и результа­тов политики может быть как утопичная цель, так и
неадекват­ные ей и обстоятельствам средства. В целом же, будучи выбран­ными для
реализации цели, именно средства оказывают непо­средственное влияние на
результаты политики.

Достаточно убедительную трактовку общего соотношения це­лей
и средств в политике с точки зрения ее нравственной оценки дает Н. А. Бердяев:
«Цель уходит в отвлеченную даль, средства же остаются непосредственной
реальностью <...> Когда приме­няют злые, противоположные целям средства,
то до цели никог­да не доходят, все заменяют средствами и о целях забывают, или
они превращаются в чистую риторику <...> Цель имеет смысл лишь в том случае,
если ее начать осуществлять сейчас же, тут».

Опыт коммунистического движения подтверждает истинность
такого подхода к соотношению целей и средств в политике. Ве­ликая гуманная цель
— освобождение людей труда от эксплуата­ции и угнетения, построение общества, в
котором «свободное развитие каждого является условием свободного развития
всех», — в результате применения взявшими власть коммунистами то­тального
насилия против всех несогласных привела их к прямо противоположным результатам.

Несмотря на негативное влияние на политику безнравственных
действий, в некоторых ситуациях полный отказ от них может иметь еще худшие пос­ледствия.
Противоречия между целями и средствами политики существуют реально и не всегда
могут разрешаться за счет отказа от целей из-за опасения применения сомнительных
в нравствен­ном отношении средств.

Разрешение таких противоречий может быть найдено в про­цессе
нравственного соизмерения целей и средств политики. Из­вестно, что нравственные
ценности имеют иерархическую струк­туру. Одни из них — более значимы, чем
другие. Так, например, пожертвовать жизнью ради спасения других людей —
несравнен­но более нравственный поступок, чем пожертвовать для бедных небольшую
часть своего дохода. Точно так же и безнравственные дела существенно
различаются на шкале моральных ценностей: одно дело — убийство человека и
совсем другое — безобидное лукавство.

Применительно к политике это означает, что в ней бывают
ситуации, когда человек должен действовать по принципу мень­шего зла, подобно
врачу, утаивающему от больного губительную или вредную для него правду. Еще
Платон в проекте своего со­вершенного государства оправдывал применение лжи в
«лечеб­ных» для народа целях. «Правителям, — писал он, — потребуется у нас
нередко прибегать ко лжи и обману — ради пользы тех, кто им подвластен.
<...> Подобные вещи полезны в виде лечебного средства».

«Лечебность» безнравственных средств в политике в целом
сомнительна. Единожды солгав в благих намерениях, человек намного легче делает
это вторично. С каждым разом у него уси­ливается соблазн безнравственных
действий. Длительное же при­менение безнравственных средств в политике
разлагающе дейст­вует как на самих лидеров, так и на их сторонников, подрывает
доверие и у оппонентов, и у союзников и в конечном счете не только ведет к нравственной
деградации людей, использующих такие средства, но и ставит под сомнение эффективность
прово­димой ими политики.

Не все мыслители прошлого были столь решительны, как,
например, Платон или Макиавелли, в оправдании применения в политике лжи во
спасение. Так, выдающийся философ-гуманист Иммануил Кант, в целом отрицательно
относясь ко всякому об­ману, советовал политикам избегать ситуаций, в которых
ложь более нравственна, чем правда.

Современная наука не может определить, какие средства явля­ются
нравственными и эффективными применительно ко всем случаям практики, но она в
состоянии установить гуманистичес­кие пределы в использовании средств для
достижения опреде­ленных политических целей. Так, например, наукой убедительно
доказано, а историей практически подтверждено, что в совре­менных
демократических государствах использование политичес­кого террора или
вооруженных восстаний для достижения груп­повых интересов или даже самых
прекрасных и благородных це­лей не только безнравственно, но и преступно перед
обществом. Точно так же в современных условиях нравственно недопустимо
использование ядерного или других видов оружия массового унич­тожения для
решения спорных международных вопросов.

Все это свидетельствует о том, что для реализации полити­ческих
целей приемлемы далеко не любые средства. От тех це­лей, достигнуть которые
можно лишь с помощью явно антигу­манных действий, следует отказаться. Наиболее
несовместимы с нравственностью насильственные средства.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ