§ 1. Понятие и история прав человека :: vuzlib.su

§ 1. Понятие и история прав человека :: vuzlib.su

2
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 1. Понятие и история прав человека

.

§ 1. Понятие и история прав человека

Ориентация политики на интересы людей, живущих в обществе,
ее очеловечивание осуществляются с помо­щью определенных принципов, во­площающих
гуманистические ценнос­ти во взаимоотношениях между индивидом, обществом и госу­дарством.
Такой специфической конкретизацией гуманистичес­ких представлений применительно
к миру политики являются права человека. Они представляют собой принципы, нормы
взаи­моотношений между людьми и государством, обеспечивающие ин­дивиду
возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав обычно называют
свободами) или получать определенные блага (это — собственно права).

Проблема прав человека, выражаемая в той или иной форме,
сопутствует всей истории человечества. Права человека представля­ют собой один
из способов трактовки и практического решения вопроса взаимоотношений человека
и той общности, в которой он проживает и официальным представителем которой
выступа­ет власть. Они утверждают в этих взаимоотношениях свободу и достоинство
личности, ее высший ценностный статус.

Возможны четыре основных способа взаимоотношений ин­дивидов
с властью: тоталитарный, патриархальный, индивидуа­листический и
партиципаторный (участия). Первая, тоталитарная модель таких взаимоотношений
исходит из отождествления общества и государства, из безусловного приоритета
целого над .частью и полного подчинения индивида государству. Она исключает
саму постановку проблемы прав человека, поскольку индивид рассматривается здесь
как органическая, неразрывная частичка целого, как винтик в сложном государственном
механизме, управ­ляемый из центра.

Патриархальный тип взаимоотношений индивида и власти
предполагает сложную иерархию прав и обязанностей людей, неравенство их
положения в отношениях власти. Он делит обще­ство на различные сословия и
группы, низшие из которых поли­тически бесправны, высшие же обладают
максимальными власт­ными полномочиями, главным источником и распределителем
которых является авторитарный правитель (монарх, диктатор и т.п.), венчающий
пирамиду власти. (Более подробно проблемы авторитарной и тоталитарной власти
рассматриваются в гл. 10.)

Индивидуалистический способ взаимоотношений личности и
власти основан на приоритете индивида в отношениях с государ­ством. Наиболее ярко
он представлен в либерализме, который исходит из того, что свободная личность
есть конечный источник всякой власти в обществе, в том числе и самого
государства. Пос­леднее является результатом соглашения, договора свободных
индивидов. Оно подконтрольно народу и призвано выполнять лишь строго ограниченные
функции — обеспечение безопаснос­ти и свободы граждан, поддержание общественного
порядка, не­которые другие.

Взаимоотношения индивида и власти во внеполитических сфе­рах
и пути утверждения в них свободы и достоинства личности либерализмом вообще не
рассматриваются. В результате сама проб­лема прав человека ставится главным
образом в форме ограждаю­щих от посягательств власти прав, т. е. узко и
ограниченно.

В современной политической науке преобладает третий,
пар-тиципаторный подход к взаимоотношениям индивида и власти. Он лишен
крайностей и не рассматривает личность как изолиро­ванного, независимого от
общества индивида, вынужденного в союзе с себе подобными создать государство и
подчиняться ему в определенных вопросах, а исходит из неразрывности и противо­речивости
взаимоотношений между личностью, обществом и го­сударством. В этом случае сама
проблема прав человека усматри­вается не только и не столько в ограждении
индивида от государ­ственного вмешательства, а в использовании государства в
целях создания наилучших условий свободного существования и разви­тия личности.

Все четыре рассмотренных выше способа взаимоотношений
индивида и власти в большей или меньшей степени представле­ны в истории
человечества. Они составляют ту систему коорди­нат, в которой осознается и
оценивается сама проблема прав человека.

На заре человечества в условиях родоплеменного строя
проблема прав че­ловека не стояла и не могла стоять, так как в то время не было
отчужденной от индивидов власти, а значит и необходимости утверждать и защищать
во властных от­ношениях ценность личности, ее свободу. Кроме того, «средний»
человек догосударственной и раннегосударственной эпохи еще не обладал развитым
самосознанием и индивидуальностью, руководствовался в отношениях с государством
прежде всего вековыми традициями, не отделял себя от рода, общины, селения и
государ­ства, обычно с покорностью воспринимал свое положение в обще­ственной
иерархии, даже если это было положение раба.

Само возникновение проблемы прав человека неразрывно связано
с развитием общества, государства и человеческой инди­видуальности. Не случайно
впервые идеи прав личности возни­кают лишь у немногих материально обеспеченных
мыслителей, обладающих развитым самосознанием и чувством собственного
достоинства. Исторически первой формой осмысления и утверж­дения
индивидуального достоинства и автономии личности по отношению к власти стали
идеи естественного права, возникшие в первом тысячелетии до н.э.

Впервые эти идеи встречаются у древнегреческих
философов-софистов: Ликофрона, Антифона, Алкидама и других в VI—V вв. до н.э.
Они утверждали, что все люди равны от рождения и име­ют одинаковые,
обусловленные природой права. Само же госу­дарство Ликофрон трактовал как
результат общественного дого­вора. Идею договорного происхождения государства и
равенства всех людей перед небом отстаивал в V в. до н.э. китайский фило­соф
Мо-Цзы.

Значительный вклад в концепцию прав человека внес Арис­тотель.
Он защищал права, присущие человеку от рождения, и прежде всего его право на
частную собственность. Это право ко­ренится в самой природе человека и
основывается на его любви к самому себе. Аристотель высказал ряд идей, близких
к современ­ной концепции прав человека. Так, он не только признавал права гражданина
государства, но и различал естественное и условное, позитивное право, а также
считал, что естественное право долж­но служить образцом для права условного,
которое, в свою оче­редь, более изменчиво и является результатом деятельности
влас­тей и соглашений между людьми. Эта идея верховенства естест­венного права
над законами государства получила свое развитие в современных теориях прав
человека, в том числе в концепции правового государства.

Автономия, достоинство и равенство индивидов во взаимо­отношениях
с властью и другими людьми распространялись фило­софами Древней Греции и
Древнего Рима главным образом лишь на свободных граждан, но не на рабов,
которые, как считал Аристотель, самой природой наделены качествами, предназна­ченными
для подчинения и исполнения указаний господина. Среди античных сторонников
естественного права лишь стои­ки провозгласили лозунг равенства людей по
природе, незави­симо от пола, национальности и социального положения, по­скольку
все люди созданы космосом и над всеми «равно тяго­теет судьба».

Выдающийся вклад в массовое распространение гуманисти­ческих
ценностей, лежащих в основе концепции прав человека, внесло христианство. Оно
придало гуманистическим идеям выс­ший ценностный статус, соединив их с
религиозно-нравствен­ными ценностями. Христианство обращается к внутреннему
миру человека, его свободному выбору веры и ценностных ориентаций и тем самым
способствует развитию человеческой индивидуаль­ности. Оно требует уважения
каждого человека как творения, наделенного душой и созданного Богом по своему
образу и подо­бию. Божественное происхождение обусловливает принципиаль­ное равенство
и свободу всех людей. Кроме того, вдохновляю­щим примером уважения и любви к
человеку служит поступок Бога, сознательно обрекшего Своего Сына на мучительные
стра­дания на кресте ради спасения человечества. Проповеди Христа также
обращаются в первую очередь к униженным и оскорблен­ным, подчеркивают равенство
всех людей в их высшем, духовном измерении — в отношении к Богу.

Гуманистические идеи христианства, выступая в качестве нрав­ственных
регуляторов поведения людей, оказали огромное влия­ние на все последующее
развитие Старого Света. И все же они не нашли политико-институционального
признания и воплощения в реальных государственно-правовых нормах. В эпоху
феодализ­ма получили распространение принципы взаимоотношения меж­ду индивидом
и властью, унаследованные от античного общества и германских обычаев и
смягченные патриархальной и христиан­ской моралью.

Отношения между индивидом и властью представляли собой
сложную общественную иерархию прав и обязанностей. Человек, в соответствии с
местом, занимаемым на социальной лестнице, был обязан выполнять указания своего
господина (сюзерена) и в то же время мог рассчитывать на его покровительство и
защиту, а также на послушание подданных (если они сущест­вовали), неся перед
ними, в свою очередь, определенные обязанности.

В целом же во времена феодализма идея равенства от рожде­ния
естественных прав всех людей или хотя бы правового равен­ства всех свободных
граждан была отвергнута. Сами же права трактовались как привилегии, дарованные
подданным монархом или сюзереном. Каждое из сословий имело специфические права,
ко­торые сокращались по мере снижения по лестнице обществен­ной иерархии.

В период феодализма идеи естествен­ного права не были
полностью забы­ты. Нередко они использовались для обоснования справедливости
восстаний против угнетателей, по­сягающих на традиционные народные вольности.
Свое воскре­шение, либеральное переосмысление и развитие эти идеи по­лучили в
XVII— XVIII вв. в трудах выдающихся мыслителей ли­берализма и Просвещения.

Виднейшие представители либерализма — Локк, Монтескье,
Руссо, Кант, Джефферсон, Смит, Милль, Бентам и другие — по существу заложили
основы современного понимания прав чело­века. Они обосновали понимание
фундаментальных прав челове­ка на жизнь, свободу и собственность, сопротивление
угнетению и некоторых других как естественных, неотъемлемых (неотчужда­емых) и
священных императивов и норм взаимоотношений меж­ду людьми и властью.

При этом естественность прав означает, что они присущи ин­дивиду
от рождения вследствие его принадлежности к роду челове­ческому; неотъемлемость
(неотчуждаемость) отражает их имма­нентность индивиду как живому существу (без
наличия которых он не может проявить свои человеческие качества), а также как
свойственность человеку вообще, независимо от времени и про­странства, в
котором он существует (вследствие этого права че­ловека могут служить общим
критерием гуманистической оценки любых государств, существовавших в истории);
священность ха­рактеризует высочайшее уважение и почитаемость прав челове­ка,
их высший ценностный статус в иерархии общественных цен­ностей.

Историческая заслуга Просвещения в вопросе о правах чело­века
состоит не только в их теоретическом обосновании как гуманистических целей
человечества, но и в нахождении важней­ших способов их практического
осуществления. К ним относятся прежде всего принципы народного суверенитета и
разделения властей. Первый из них, разработанный в первую очередь Локком и
Руссо, означает подчиненность власти индивидам, добро­вольно объединившимся в
народ (общество) и обладающим пра­вом на расторжение «общественного договора» и
свержение власти в том случае, если она посягает на фундаментальные права чело­века
на жизнь, свободу и собственность. Второй принцип, гаран­тирующий
индивидуальные свободы, — разделение законодатель­ной, исполнительной и
судебной властей. Первым его сформули­ровал в современной форме Шарль Монтескье
в 1748 г. Этот принцип и сегодня является важнейшим инструментом, ограж­дающим
личность от злоупотреблений и притеснений со сторо­ны власти.

Впервые либеральная концепция прав человека нашла сис­тематизированное
юридическое выражение в 1776 г. в Вирджинской декларации, положенной в основу
Билля о правах конституции США, принятого в 1791 г. В 1789 г. основопола­гающие права — свобода личности, права на собственность, безопасность и
сопротивление угнетению — были конститу­ционно закреплены во французской
Декларации прав челове­ка и гражданина. Эти выдающиеся политико-правовые акты
не утратили актуальности и сегодня, хотя, конечно же, ны­нешние представления о
правах человека намного богаче по содержанию.

Либеральные права, постепенно по­лучившие государственное
призна­ние в Америке и Европе с конца XVIII в., отвечали в первую очередь
интересам буржуазного класса, прямо заинтересован­ного в отмене феодальных
привилегий и сословных ограниче­ний, в устранении государственных запретов на
производст­венную и торгово-предпринимательскую деятельность, в обу­здании
государства и его подчинении своему контролю с по­мощью силы денег.

Как писал один из видных теоретиков либерализма Бенжамин
Констан, «деньги есть самое опасное оружие деспотизма, вместе с тем и самая
крепкая узда для него <...> В наши дни частные граждане сильнее
политических властей: богатство есть сила вездесущая, более соотносимая со
всеми интересами и отто­го гораздо более реальная, вызывающая большее послушание.
Власти угрожают, богатство вознаграждает; от властей можно ускользнуть, обманув
их; чтобы добиться милости богатства, ему нужно служить».

Политический либерализм, подчинив права человека силе денег,
показал тем самым свою ограниченность. Примерно до 20-х гг. XX в. в большинстве
буржуазно-демократических стран низшие слои общества и женщины не имели
избирательных прав. Затруднено было практическое использование провозглашенных
в конституциях прав неимущими, так как это требовало необхо­димых знаний,
времени и материальных затрат. Вне государст­венного внимания оставались
экономические и социальные ус­ловия свободы личности.

Сама постановка проблемы прав человека в классическом либе­рализме
носит узкий, ограниченный характер. Права охватывают лишь одну сферу
взаимоотношений индивидов и государства — их взаимодействие как физических лиц,
обладающих собствен­ностью. Права человека обеспечивают гражданам личную
безопас­ность, ограждают их частную (экономическую, семейную, рели­гиозную и
иную) жизнь от нежелательного вмешательства со сто­роны других людей и
государства, а также позволяют собствен­никам контролировать власть посредством
избрания ее пред­ставителей. При этом вне поля зрения государства остается
сфера экономических, культурных и других отношений между людьми и
соответствующие виды власти: экономическая, ду­ховно-информационная и др., которые
отдаются на откуп соб­ственникам.

Либеральное решение проблемы прав человека хотя и огради­ло
граждан от государственного произвола, однако не защитило их от эксплуатации и
деспотизма собственников, не привело к социальному освобождению всех членов общества.
Развязав руки буржуазии и создав благоприятные условия для промышлен­ной
революции и утверждения капитализма, оно в то же вре­мя увеличило социальное
неравенство и обострило классовые конфликты. Оказалось, что отсутствие всяких
ограничений в использовании гражданских прав делает их привилегией мень­шинства.
Это породило массовый протест рабочего класса и других низших слоев общества,
требовавших принятия зако­нов, создающих социальные условия свободы и уважения
че­ловеческого достоинства неимущих граждан и ограничиваю­щих власть
собственников.

Впервые требования дополнить либеральные права правами
социальными были обоснованы и выдвинуты в первой половине XIX в. чартистским
движением рабочих Англии. В своей про­грамме, разработанной в 1839 г., чартисты выступили за эволю­ционный путь к социализму, не отрицающий либеральные права, в
том числе частную собственность, но требующий справедли­вой, полной оплаты
труда и равноправного участия рабочих в управлении государством.

Социальные права и социальная демократия, защищающие
личность в производственной сфере и обеспечивающие достой­ные условия ее
существования, являются одним из важнейших лозунгов социалистического движения.
Многие из этих прав (право на труд, отдых, образование и др.) впервые были
конституци­онно закреплены в СССР и других странах марксистского со­циализма,
хотя здесь их провозглашение сопровождалось на­рушением традиционных
либеральных прав. Это привело в конечном счете к нарастанию в обществе различных
социаль­ных привилегий, уравниловке в оплате труда, снижению его эффективности,
массовому распространению психологии со­циального иждивенчества, низкому уровню
благосостояния большинства граждан.

В странах Запада социальные права граждан получили юри­дическое
признание главным образом после второй мировой вой­ны. В 1948 г. важнейшие из них — право на труд, отдых, социаль­ное обеспечение, образование, достойный
уровень жизни и др. — были включены во Всеобщую декларацию прав человека, приня­тую
Генеральной Ассамблеей ООН. Это дало толчок для закреп­ления социальных прав в
конституциях или законах целого ряда государств. Во второй половине XX в. в
индустриально развитых странах создались благоприятные материальные возможности
для их реализации. За последние тридцать лет стоимость валового продукта,
созданного человечеством; выросла с 1,7 триллиона долларов до примерно 15
триллионов. Это приблизительно соот­ветствует всему богатству, произведенному
на Земле за послед­ние две тысячи лет, и позволяет удовлетворять важнейшие мате­риальные
потребности всех граждан.

Статус и авторитет прав человека в государстве во многом
связаны с трак­товкой их источника. Просвещение утвердило в качестве решающего
критерия определения естест­венных прав личности человеческий разум. Тем самым
оно по­пыталось найти им земную основу. Сегодня политологи различ­ноной
мировоззренческой ориентации по-разному оценивают ко­нечный источник прав
человека. Одни видят его в естественной человеческой природе, в конституирующих
человеческий род ос­новополагающих потребностях — в поддержании жизни, в без­опасности,
свободе от насилия и социально неоправданных огра­ничений, уважении человеческого
достоинства, духовном разви­тии и т.д.

Другие же возводят наиболее высокие из прав к душе, Богу.
«Свобода человеческой личности, — писал Бердяев, — не может быть дана обществом
и не может по своему истоку и признаку зависеть от него — она принадлежит
человеку как духовному су­ществу <...> Неотъемлемые права,
устанавливающие границы власти общества над человеком, определяются не
природой, а духом. Это духовные права, а не естественные права, природа никаких
прав не устанавливает».

Обе эти трактовки конечного источника прав человека укла­дываются
в рамки одного, естественноисторического подхода к правам человека.
Противоречия между ними невелики и устра­няются в том случае, если лежащую в их
основе природу челове­ка трактуют не как сводимую к его животным, биологическим
качествам, а имеющую божественное происхождение. Более су­щественные отличия в
этом вопросе, а также в понимании прав человека в целом связаны с
позитивистским и марксистским под­ходами к их интерпретации.

Основные подходы к правам человека

Апелляция философов-просветителей к разуму как высшему судье
в вопро­се об определении прав человека по­служила основанием для трех основных
подходов в их трактовке, получивших широкое распространение в XX в. Первый из
них, естественно-исторический подход ограничивает роль разума глав­ным образом
лишь осознанием объективно существующих есте­ственных человеческих прав.
Наследуя либеральную традицию, он исходит из того, что фундаментальные права
личности имеют внегосударственное и внеюридическое происхождение. Государ­ство
может либо уважать и гарантировать их, либо нарушать и подавлять, но отнять у
человека присущие ему от рождения есте­ственные права оно не может.

Хотя конкретное содержание и объем прав изменяются и рас­ширяются
по мере развития общества, сами фундаментальные права остаются неизменными,
отражая постоянство основополагающих качеств человеческого рода. Как базовые
моральные прин­ципы и требования права человека существуют независимо от
социально-классовой структуры и конкретных этапов развития общества, от
законодательных норм. Имея для человека высший ценностный статус, они выступают
источником гуманности за­конов, внешним критерием, универсальной мерой оценки
любо­го политического и общественного строя.

Второй, позитивистский (или юридическо-позитивистский) под­ход
базируется на трактовке государства как реального воплоще­ния общественного
разума и отрицании всякого внегосударственного происхождения прав человека.
Утверждается рациональ­ная самоценность права, его независимость от
экономических и социальных предпосылок. Источником и гарантом права счита­ется
государство. Право и закон не имеют существенных разли­чий. Права личности не
выделяются из общей системы права и не имеют верховенства по отношению к законам
государства. Сами права граждан изменяются в зависимости от государственной
целесообразности и возможностей общества.

Третий из наиболее распространенных подходов к правам чело­века,
марксистский, разделяет прагматическую установку позити­визма, подчиняя ее
государственной целесообразности. Однако марксизм исходит не из рациональной
самоценности права, а из его социально-экономической и прежде всего классовой
детер­минации. Право понимается как возведенная в закон воля гос­подствующего
класса. При этом сама постановка вопроса о правах индивида становится излишней
вследствие трактовки лич­ности как совокупности общественных отношений,
продукта оп­ределенного общественного строя.

В странах, объявивших марксизм своей официальной идеоло­гией,
права личности юридически признавались, однако на деле трактовались сродни
феодализму, т.е. как блага, предоставляемые и дозируемые партией и государством
в зависимости от их соответ­ствия произвольно трактуемым классовым и
общенародным инте­ресам. Независимых институтов контроля за соблюдением прав
человека не существовало.

В целом же марксизм, и особенно ленинизм и сталинизм,
отрицают общечеловеческую природу права, подменяют общече­ловеческие ценности
моралью, основанной на классовой, пар­тийной целесообразности. Это учение
исходит из заведомой не­противоречивости, гармоничности отношений общества и
лич­ности в коммунистической формации, из отмирания государства и права, а
значит и ненужности института прав человека. Не­смотря на слабую совместимость
с самой идеей прав человека марксизм и претендующие на его реализацию социалистические
страны внесли немалый вклад в обоснование и утверждение со­циальных прав
личности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ