3. Политическое господство и легитимность :: vuzlib.su

3. Политическое господство и легитимность :: vuzlib.su

1
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Политическое господство и легитимность

.

3. Политическое господство и легитимность

Проявления власти в обществе чрезвычайно многообразны,
изменчивы и относительны. Для того чтобы упорядочить их, стабилизировать власть
в обществе и сделать ее функционально способной, ее необходимо
институциализировать, закрепить в форме полити­ческого господства. Многие
политологи, особенно европейские, считают категорию господства центральной,
базовой для пони­мания политики, а изучение системы политического господства —
одной из первейших задач политологии.

Политическое господство означает структурирование в общест­ве
отношений командования и подчинения, организационное и законодательное оформление
факта разделения в обществе управ­ленческого труда и обычно связанных с ним
привилегий — с одной стороны, и исполнительской деятельности — с другой. Оно
воз­никает тогда, когда власть институциализируется, превращается в устойчивые
отношения, когда в организации устанавливаются позиции, занятие которых
позволяет принимать решения, прика­зывать, разрешать или запрещать.
«Господство, — писал Вебер, — означает шанс встретить повиновение определенному
приказу».

Господство неразрывно связано с властью, является формой ее
организации в обществе. Политическая власть, опираясь на вооруженную силу,
может возникнуть и до установления господ­ства. Однако в этом случае она не
сможет долго продержаться и выполнять свои функции в обществе.

Научное понимание господства, в отличие от его трактовки в
повседневном языке, этически нейтрально и не связано с такими негативными
атрибутами, как эксплуатация, угнетение, подавле­ние. Господство — это
политический порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются, хотя первые
могут находиться под демократическим контролем вторых. Такой порядок может
соответствовать интересам не только управляющего меньшинст­ва, но и всего
общества или, по крайней мере, его большинства, хотя в истории человечества
политическое господство проявля­лось обычно как форма закрепления и (или)
средство приобрете­ния социального господства, т.е. привилегированного
положения в обществе, связанного с социальным неравенством.

В современных правовых социальных государствах связь по­литического
господства с социальными привилегиями ослабла, хотя и не исчезла полностью.
Альтернативой политическому гос­подству является самоуправленческая организация
общества, осу­ществление которой в обозримой перспективе нереально.

Господство как институциализировавшаяся власть может
по-разному оце­ниваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением
власти, признание ее правомерности, права управлять и со­гласие подчиняться
означает ее легатимность. Легитимная власть обычно характеризуется как
правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти
авторитета, ее соответст­вием ценностным представлениям большинства граждан, с
кон­сенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского
как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен.
Законность, понимаемая как действие через закон и в со­ответствии с ним, может
быть присуща и нелегитимной власти.

Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес
Макс Бебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа
легитимности власти:

1. Традиционная легитимность. Она обретается благодаря обы­чаям,
привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле
существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий. По
своей мотивации оно во многом схоже с отношениями в патриархальной семье, осно­ванными
на беспрекословном повиновении старшим и на лич­ном, неофициальном характере
взаимоотношений между главой семьи и ее членами. Традиционная легитимность
отличается проч­ностью. Поэтому, считал Бебер, для стабильности демократии
полезно сохранение наследственного монарха, подкрепляющего авторитет
государства многовековыми традициями почитания власти.

2. Харизматическая легитимность. Она основана на вере в ис­ключительные
качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководите­ля, которого иногда даже
обожествляют, создают культ его лич­ности. Харизматический способ легитимации
часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для при­знания
населением не может опереться на авторитет традиций или же демократически
выраженной воли большинства. В этом случае сознательно культивируется величие
самой личности вож­дя, авторитет которого освящает институты власти, способствует
их признанию и принятию населением. Харизматическая леги­тимность базируется на
вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3. Рационально-правовая (демократическая) легитимность. Ее
источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей
подчиняться решениям правительства, сфор­мированного по общепризнанным
правилам, т.е. на основе де­мократических процедур. В таком государстве
подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и
действуют представители власти.

Рационально-правовая легитимность характерна для демокра­тических
государств. Это преимущественно структурная или ин­ституциональная
легитимность, основанная на доверии граждан к устройству государства, а не к
отдельным личностям (персо­нальная легитимность). Хотя нередко, особенно в
молодых демо­кратиях, легитимность власти может основываться не столько на
уважении к выборным институтам, сколько на авторитете кон­кретной персоны
руководителя государства. В современном мире легитимность власти нередко
отождествляют лишь с ее демокра­тической легитимностью.

Легитимность власти не ограничивается ее тремя, ставшими
классическими типами. Существуют и другие способы легитима­ции и,
соответственно, типы легитимности. Один из них — идео­логическая легитимность.
Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое
сознание. Идео­логия обосновывает соответствие власти интересам народа, нации
или класса, ее право управлять. В зависимости от того, к кому апеллирует идеология
и какие идеи она использует, идеологическая легитимность может быть классовой
или на­ционалистической.

В странах командно-административного социализма была широко
распространена классовая легитимность. Во второй поло­вине XX в. многие молодые
государства в попытках получить признание и поддержку населения очень часто
прибегают к на­ционалистической легитимации своей власти, нередко устанав­ливая
этнократические режимы.

Идеологическая легитимация основывается на внедрении в
сознание и подсознание людей определенной «официальной» идеологии с помощью
методов убеждения и внушения. Однако, в отличие от рационально-правовой
легитимации, апеллирующей к сознанию, разуму, она — однонаправленный процесс,
не пред­полагающий обратных связей, свободного участия граждан в фор­мировании
идеологических платформ или их выборе.

Легитимность власти коренится в по­литической культуре
населения и оз­начает соответствие ее устройства цен­ностным представлениям
граждан. Однако их отношение к влас­ти может быть не только ценностным — с
позиций норм нравст­венности, но и инструментальным — оценивающим ее с точки
зрения того, что она дает или может дать людям. Такое инструментальное
отношение между гражданами и властью характери­зуется понятием эффективности.

Эффективность власти — это ее результативность, степень
выполнения ею своих функций в политической системе и обще­стве, реализации
ожиданий (экспектаций) граждан и прежде все­го наиболее влиятельных слоев —
элит. В современных условиях легитимность и эффективность власти — два важнейших
фактора ее стабильности, доверия к ней и поддержки ее гражданами.

Несмотря на мотивационные различия легитимность и эф­фективность
власти взаимосвязаны. В конечном счете любые типы легитимности власти очень во
многом определяются надеждами населения на ее эффективность, т.е.
удовлетворение его требова­ний. Многие авторитарные режимы, первоначально
страдающие дефицитом легитимности, например в Чили, Южной Корее, Бра­зилии,
впоследствии в значительной мере приобрели ее благода­ря успешной экономической
политике, укреплению обществен­ного порядка и повышению благосостояния
населения.

Однако достичь эффективности, не обладая легитимностью, т.е.
одобрением и поддержкой граждан, достаточно сложно. В наши дни большое число
государств переживает кризис легитим­ности. На протяжении многих десятилетий
особенно остро он проявлялся в форме политической нестабильности, частых госу­дарственных
переворотов в «третьем мире». В последние годы проблема легитимности стала
крайне актуальной для большинст­ва посткоммунистических стран. Это связано с
разрушением там традиционных, идеологических и харизматических механизмов
легитимации, с отсутствием многих зрелых предпосылок, необ­ходимых для
демократии, и с низкой эффективностью власти, сформированной по демократическим
процедурам.

Неспособность правящих режимов таких государств вывести свои
страны из кризиса подрывает доверие населения к рацио­нально-правовым способам
легитимации. Для большинства из них, относительно слабо укорененных в
политической культуре демо­кратических ценностей, укрепление легитимности
власти возмож­но прежде всего на пути практической демонстрации способнос­ти
решать острые экономические и социальные проблемы.

Политическая власть распределена в обществе неравномерно. В
любой стране мира, как в древности, так и сегодня, большинство людей не
принимает непосредственного систематического участия в политике и управлении
государством. Даже в условиях демокра­тии (подробно о демократии см. разд. IV),
основанной на призна­нии граждан, народа источником власти, реальными
повседневны­ми ее носителями являются политические элиты и лидеры.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ