§ 3. Динамика социальной структуры в современном мире :: vuzlib.su

§ 3. Динамика социальной структуры в современном мире :: vuzlib.su

1
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 3. Динамика социальной структуры в современном мире

.

§ 3. Динамика социальной структуры в современном мире

Колоссальное многообразие социаль­ных связей в обществе
порождает столь же богатейшие отношения и в сфере политической власти. И все
же, если говорить о развитых индустриальных странах, то можно обозначить ряд
устойчивых тенденций в изменении социальной структуры и их политичес­ких
последствий.

В целом, как показывает практика, изменения в социальной
структуре происходят здесь прежде всего под влиянием новых производственных и
информационных технологий, роста мате­риального благосостояния граждан,
усиления их ценностных ори­ентаций в пользу свободного времени и культуры,
расширения межгосударственных связей и отношений. Заметно возрастает доля
населения, занятого в непроизводственной сфере (услуги, обслу­живание
коммуникаций, банковское дело и пр.), растет числен­ность дееспособного
населения, существующего благодаря поли­тико-административному обеспечению со
стороны государства (учащиеся, пенсионеры, инвалиды, безработные и т.п.). Наблю­дается
уравновешенность межнациональных и расовых отноше­ний, рост разнообразия
социокультурных стилей жизни. В ряде стран образовалась весомая страта
иностранных рабочих и т.д.

Однако важнее всего отметить ведущие социальные позиции
среднего класса в этих странах. Жизнь не подтвердила предполо­жение К. Маркса о
слиянии данного класса с буржуазией или рабочим классом. В настоящее время он
занимает центральное место в социальной структуре общества. Благодаря
занимаемому в обществе положению, он заинтересован в политической ста­бильности
и защите идеалов свободы и прав человека. Мента­литет же и поведение принадлежащих
к нему граждан уравно­вешивают крайности социально-политических противоречий
между бедными и богатыми слоями населения. Его социально лидирующая роль демонстрирует
и то, что различия в собст­венности в основном воспринимаются людьми как
временные статусные различия и все меньше и меньше выступают как фактор,
способный инициировать существенные политические потрясения.

Конечно, не все процессы формирования и функционирова­ния
среднего класса имеют политически нейтральный характер. Например, из того
факта, что образование для его членов стало абсолютно доступным, отнюдь не
вытекает беспроблемности за­нятия ими ограниченного числа рабочих мест.
Разгорающаяся же конкуренция за эти места подчас стимулирует проявления раз­личных
форм политической активности. Вызывает отдельные политические колебания и
нисходящая мобилизация этого клас­са. Переток населения из среднего в более низкие
слои общества сопровождается возникновением стрессов и массовых индивиду­альных
разочарований, вызывающих определенные изменения в политической атмосфере
общества.

Одним словом, индустриальные общества отнюдь не бескон­фликтны.
Социальные противоречия, вызванные безработицей, перестройкой экономических
отношений, национальными и ра­совыми проблемами, способствуют возникновению
подчас доволь­но острых политических противоречий. В то же время наличие такого
мощного социального стабилизатора, каким является сред­ний класс, господство
разделяемых подавляющим большинством общества идеалов и ценностей,
доминирование законов и уваже­ние традиций ограничивают уровень политических
притязаний разнообразных групп и слоев отдельными поправками к полити­ческому
курсу режимов. Политические требования групп не под­рывают стабильности
существующего строя, а смены кабинетов министров, парламентов, правящих партий
осуществляются при незыблемой власти закона.

В противоположность этой группе стран, к примеру, в пост­коммунистических
государствах социальные противоречия групп вызывают значительно более острые
политические процессы. В целом, видимо, можно говорить о двух наиболее крупных
макро-тендендиях. С одной стороны, отмена запретов на хозяйствен­ную
инициативу, рост городов, структурная перестройка эконо­мики, укрепление
рыночного уклада хозяйствования, а также ряд других аналогичного действия
факторов способствует укрепле­нию открытой социальной мобильности,
распространению и уко­ренению либерально-демократических ценностей в обществе.
Но с другой стороны, влияние интересов низкодоходных групп об­щества, в том
числе работников физического труда, части управ­ленческого аппарата, пенсионеров
и др., усиливает требования социальной справедливости и равенства, укрепления
порядка и усиления государственного патернализма. Характер столкнове­ния этих
социальных и политических интересов групп хорошо виден на примере современной
России.

Особенности состояния и динамики социальной структуры в
современном российском обществе прежде всего определяются переходным состояни­ем
общественных отношений. Наиболее важные изменения со­стоят в том, что реально
произведенные демократические преоб­разования (хотя они и не гарантированы от
обратимости) поро­дили новые социальные механизмы перераспределения ресурсов и
статусов, формы социальной стратификации.

Эти социальные процессы существуют как бы параллельно тра­диционным
механизмам структурирования, которые прежде всего связаны с функционированием
дотационных и неконкурентных секторов экономики, старой инфраструктурой
хозяйствования и разделением труда, прежним привилегированным положением ряда
национальных групп и т.д. С этими факторами стратификации, как правило, связаны
работники малорентабельных и нерентабельных предприятий госсектора, ряда
госучреждений, слабо вписывающихся в рыночную экономику, жители малых городов и
сельской мест­ности, где менее всего заметны результаты реформ, пенсионеры,
некоторые категории учащейся молодежи и др.

Наряду с указанными источниками структурирования скла­дываются
и его новые механизмы, вызванные введением част­ной собственности,
капитализацией хозяйственных отноше­ний, урбанизацией, перестройкой
коммуникаций, ростом на­ционального самосознания и др. Они привели к возникнове­нию
групп предпринимателей, фермеров, крупных и мелких собственников,
высококвалифицированных менеджеров, уве­личили разнообразие этнокультурных
групп (казачество) и стилей жизни, не сводимых к традиционным классовым
характерис­тикам.

В целом в социальной структуре российского общества можно
выделить три группы макросоциальных противоречий, вызываю­щих мощные
политические потоки, а именно: внутри традицион­ной стратифкации, внутри новой
(условно говоря, рыночной) стра­тификации, а также между этими двумя типами
социальности. В то же время наблюдаются противоречивые тенденции, свидетельст­вующие
не только об объективном усложнении, но и упрощении социальной структуры.

Так, существеннейшее влияние на политические отношения
оказывают противоречия между привилегированной, сильно кор­румпированной частью
госчиновничества и остальным населени­ем, а также между работниками
монополизированных государст­вом сфер и тружениками иных экономических
областей. Содержа­ние политических отношений стало в значительной мере зависеть
и от наличия экономических классов, различающихся по степени дохода принадлежащих
к ним лиц. На одном полюсе сосредоточи­лось 5% богатых и сверхбогатых и 10—15%
обеспеченных слоев населения, а на другом — 15—20% наименее обеспеченных граж­дан.
Еще одной тенденцией изменения социальной структуры, имеющей существенные
политические последствия, служит марги-нализация общества, связанная, в
частности, с массовым обнища­нием части населения, последствиями безработицы,
значительно разросшимися миграционными процессами, прежде всего за счет граждан
из бывших республик СССР и рядом других социальных процессов.

Многообразие и богатство социальных взаимосвязей в совре­менном
российском обществе порождают переплетение множе­ства политических процессов:
группы, заинтересованные в ры­ночных преобразованиях и побуждающие государство
к расши­рению поддержки предпринимательства, соперничают с силами, не
заинтересованными в структурной перестройке экономики и стремящимися сохранить
политику госрегулирования и патерна­лизма; номенклатурные кланы в
государственном аппарате, пы­тающиеся поставить себе на службу ход реформ,
сталкиваются с протестом широких социальных слоев, пытающихся утвердить в обществе
принципы социальной справедливости и свободы; бо­рение сил и слоев, связанных с
криминализированной и «чест­ной» экономикой, приобретает острейшие формы,
вплоть до ак­тов политического террора и т.д.

В целом же столкновение разнообразных политических по­токов
вызывает серьезные кризисы в деятельности государства, поддерживает ценностный
раскол в политической культуре об­щества, инициирует политический протест
широких социальных слоев населения.

Опыт показывает, что смягчение политической напряженности в
России, как и в других странах с переходной социальной струк­турой, как
правило, связано с усилением социальной направлен­ности деятельности
правительства (особенно в отношении наиме­нее защищенных слоев населения),
борьбой с привилегиями гос­бюрократии и преступностью, расширением возможностей
профес­сиональной переподготовки граждан и рядом других мер.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ